Оксана АКУЛОВА. Завтра будет поздно

Поэтому надо действовать. Нам давно пора ответить на два вопроса: чему учить и как учить? Определиться, каким мы хотим видеть выпускника школы. Что он должен уметь, в каком объеме и на каком уровне? Открыто это обсудить, и, если общество согласится с этим, начать подготовку учителей, понимающих, как добиться этих целей, составлять учебные программы. Пока же мы не понимаем, какой нам нужен ребенок. Он должен говорить по-казахски и по-английски, знать химию и физику, литературу и информатику - чуть ли не полугений. При этом я не могу критиковать ни одного министра образования, которые были за последние 15 лет. Я не знаю, чего конкретно каждый из них хотел достичь. Какая у него была программа? На сколько процентов он смог или не смог ее реализовать? Какими были причины, из-за которых не удалось сделать все? Я вижу только начало и конец его работы, все.

Айгуль ОМАРОВА. Реплика по поводу ожидающейся реорганизации госСМИ РК

С какой стати государство должно заботиться о блогерах? Почему в плане указаны и они? Речь должна идти только о их статусе с точки зрения права. Но никак не более. Во всех словарях указано, что "Блогер (от англ. blogger) – человек, занимающийся ведением своего личного дневника онлайн, в котором он рассуждает, высказывает свои мысли и мнение, размещает различные форматы мультимедиа (рисунки, фотографии и видеоклипы)". Обратите внимание - личного. Следовательно, всё, что касается блогеров, - это их личное дело. Нужно только правовое обоснование их деятельности, но никак не их материальная поддержка.

Посткоронавирус: паттерны поведения, конечно, поменяются, но медленно и не очень заметно

Мне кажется, что запасы гречки, туалетной бумаги и ассортимент напитков в магазинах шаговой доступности – тем самые скрепы, которые удержат нас в привычном общественном формате. Я недавно читал рассуждения автора тезиса (или уже политологического мема) о «черных лебедях», где он говорит о неизбежном изменении в модели организации экономики услуг, что в офисах не нужно столько людей, что все будут работать из пригородов, а дальше идёт очень смелый вывод о «конце урбанизации». Так вот, я не могу с этим согласиться по двум причинам. Во-первых, различные базовые социально-технологические условия между пригородами в том же США и в Казахстане или российской Сибири. А во-вторых, отсутствие чего-то принципиально нового – феномен дауншифтинга или дистанционной занятости возник задолго до эпидемии. Что касается вопроса «мир после коронавируса», то я считаю, что 2 месяца самоизоляции это такой ничтожный, в историческом масштабе срок и ничтожное в том же масштабе событие, что ожидать появления чего-то революционного в культурном мейнстриме я бы не стал.

Причины эмиграции из Казахстана – цифры и факты

Десятки тысяч граждан РК остаются в России навсегда или на длительный срок. По данным регистрации МВД РФ, 50,4 тысяч человек – получили в течение года гражданство, еще 63,3 получили в России вид на жительство или разрешение на проживание. То есть, за прошлый год на ПМЖ или длительный срок в Россию уехало около 114 тысяч человек (более 6 на каждую тысячу жителей), а в Казахстане власти отметили отъезд менее 40 тыс. эмигрантов. Причем, как отмечают специалисты КИСИ при президенте РК, почти 30% уезжающих имеют высшее образование, а 25% моложе 29 лет. То есть уезжает наиболее экономически эффективная часть населения. Долгое время эмиграция казалось отъездом представителей не казахской наций «к корням» (русских в Россию, корейцев – в Корею), однако, как мы видим, сегодня в этот процесс включается все больше этнических казахов. Казахстан пытается компенсировать миграционные потери за счет иммиграции соотечественников-оралманов. Но эта часть населения имеет гораздо более низкий уровень квалификации, чем уезжающие. Так высшее образование имеют 13,6% оралманов против 30% эмигрантов. Кроме того, хорошо известно, что иммигранты часто сталкиваются с языковым барьером и ограниченной социальной адаптацией больше, чем русскоязычные эмигранты.

Негина ИСМАИЛОВА. В южной столице планируют проводить до 5 тысяч тестов в день на COVID-19

На сегодняшний день в Алматы проведено 126672 тестов, в том числе 102170 человек обследованы методом ПЦР, 24502 - прошли экспресс-тестирование. Выявлено 1872 положительных результата, из которых 92% обнаружены при профилактических скринингах; 1% – завозные случаи; 7% – местные случаи. Показатель обследования методом ПЦР на 100 тыс. населения составляет 4903 исследования, что соответствует уровню развитых европейских стран. Задействован весь потенциал лабораторных служб. Количество лабораторий увеличено с 2 до 7, развернут мобильный заборный пункт, планируется открытие 8 передвижных приемных пунктов. В целом планируется довести объем тестирования на КВИ до 4500 – 5000 в день. Аким Алматы Б. Сагинтаев также сообщил о мерах социальной поддержки медработников и жителей Алматы. В соответствии с поручением Главы государства выстроена комплексная система поддержки медицинского персонала. Медицинские учреждения обеспечены достаточным объемом средств индивидуальной защиты и дезинфицирующими средствами.

Страницы