Дмитрий ВЕРХОТУРОВ (Москва). Война глазами дезертира

В кинотеатрах России (заметим: и не только – Ред.) идет широко разрекламированный фильм «Дюнкерк»

Удивительно, но в фильме совершенно нет армии. Там есть солдаты и немного офицеров, но нет армии как организации с определенными и жесткими правилами и порядками. Например, главный герой весь фильм болтался по пляжу (явно больше суток), без головного убора и каски, без шинели и винтовки. И его никто не остановил, не потребовал у него документов, и вообще не проявил никакого интереса к тому, откуда он здесь появился. В действительности он был бы задержан первым встречным офицером, которых в Дюнкерке, куда стекались многочисленные части, было с избытком. Эта встреча могла иметь для него печальные последствия, поскольку налицо были все признаки дезертирства. Армия даже в столь трудных условиях, как эвакуация, действует, подчиняясь воле командования, что выражается в хорошо видимых признаках. На фото реального Дюнкерка видно, что оставленные на пляже санитарные автомобили, откуда раненых переносили на корабли, выстроены в линию, то есть, подъезжая, они становились туда, куда им указывал командир. Оставленное оружие и технику привели в негодность, поврежденные в порту суда затопили, а оставшиеся запасы нефти и бензина подожгли. Все это делалось по приказу, значит, были и офицеры, отдающие эти приказы, и солдаты, их выполняющие. Это не так трудно было показать в фильме, но Нолан снял нечто другие.

«Мягкая сила» науки в Евразии: потенциал, реальность и вызовы

Фундаментальные исследования требуют аккумулирования материальных и финансовых ресурсов и отдельных стран, и их сообществ. Поэтому развитие сотрудничества в научной сфере между государствами на всех уровнях, становится процессом, обусловленным логикой развития. «СССР и мы, как его наследники, опоздали в третью индустриальную революцию, но еще можем успеть в четвертую, где протекционистские инструменты будут уже не столь эффективны, где знания, человеческий капитал - главный экономический фактор, позволяющий включаться в те звенья цепочки добавленной стоимости, где эта добавленная стоимость максимально высока. Для этого нам нужно обеспечить опережающее развитие образования, модернизировать здравоохранение, создать высокий уровень урбанизации, повысить качество локальной инфраструктуры», - утверждает главный редактор делового журнала «Эксперт-Казахстан» Сергей ДОМНИН.

Пропаганду поймали на неэффективности. Куда "Радио Свобода" подевало $14 млн. ?

Данная история приключилась еще в эпоху Обамы. Но сама по себе она достаточно яркая и явно имела определенные последствия.

Мишель ГОДЕ (Michel GODET), Жан-Мишель БУССЕМАР (Jean-Michel BOUSSEMART). Демографический суицид Европы наступит к 2050 году

Европа-2050: демографический суицид и слабый экономический рост

...Есть вопросы и к второй дочери И.Каримова

Нормально ли, что Л. Тилляева и ее мама, а не члены правительства Узбекистана, взяли на себя полномочия вести переговоры с правительством Москвы о проекте памятника первому президенту нашей страны? Нормально ли, что скульптора и архитектора памятника определяют члены семьи покойного национального лидера, а не члены правительства Узбекистана? Одно дело – памятник на его могиле, но речь идет об увековечивании не отца и не мужа, а основателя суверенного Узбекистана в дружественной нам России? И почему проект не представили на обсуждение народу, его почитавшему?

Лола Каримова

Адил МУКАШЕВ. CNN.Washington Post. New York Times - ХВАЛА ГЕРОЯМ, АМЕРИКАНСКИМ ЖУРНАЛИСТАМ ,ЗАЩИТИВШИХ ЧЕЛОВЕЧЕСТВО ОТ ЧЕРНОЙ ЧУМЫ ВЕЛИКОДЕРЖАВНОГО ШОВИНИЗМА

Сара САДЫК. За что осужден Адил Тойганбаев – зять Аскара Акаева?

Фигурант: 20 лет лишения свободы за экономические преступления - это само по себе очень много, а с учетом срока давности – 12 лет - абсурд: во всех без исключения странах срок давности исчисляется семью, максимум десятью годами. Дело против меня состряпано со слов какого-то человека, который утверждает, что до 2005 года я, «являясь зятем Аскара Акаева, похоже (!), контролировал экономику Кыргызстана». Второй абсурдный момент: единственный, кому кыргызстанское правосудие вынесло столь тяжелый приговор, – это я. Но коль «преступления» совершались на территории Кыргызстана, то, следовательно, они должны были проводиться руками местных чиновников. Последние должны были передавать средства кому-то на баланс. Однако ни один из моих «подельников» почему-то не был привлечен к ответственности.

Иначе говоря, все предъявленные мне обвинения в экономических преступлениях - не более чем фальсификация.

Страницы