Ельдес СЕЙТКЕМЕЛ. Из писем к ученому соседу (почти по А.П.Чехову)

/…/ так, что не побрезгуйте, ученый соседушко, початиться с юзерами смиренными, тем более, кому как не нам указывать этим схоластическим академистам на явные благоглупости, которые рассыпают они на страницах своих монографий...

Мария РАЙФЕЛЬД. Отречение от кризиса?

Так или иначе, но фраза «банковский кризис» прозвучала как диагноз. Она опорочила репутацию как каждого в отдельности из этих финансовых институтов, так и всех в целом. Банкиры остались тет-а-тет со своими клиентами. И весь справедливый гнев будет еще долго падать на представителей  супер-пупер банковской системы, хваленной и своими и заморскими специалистами. И гнев этот вполне заслуженный. Спрос с банкиров особый. Они на голову выше населения или как еще говорят – «народа», по владению обстановкой и должны заботиться о своих клиентах, если хотят не быстрых, а долгих денег и держать в уме особенности казахстанского правительства и мировой ситуации в целом. А клиенты банков – это в первую очередь представители малого и среднего бизнеса и живущее в достатке население. Или пресловутая предтеча казахстанского среднего класса, основная активная часть населения страны.

Ельдес СЕЙТКЕМЕЛ. Ақ жал (каз.). Как жаль…

…Странно, но всегда почему-то веселило название премии «Тарлан».  Казахско-русские словари переводят это слово  однозначно – «сивый». Без всяких дефиниций на «сивку-бурку, вещую каурку». И здесь стоит вспомнить, что учредители премии, будущие «акжоловцы», еще не знали символа своей партии – отсеченную от крупа голову белой лошади. Той самой, обретшей трудную судьбу нечестного «сивого мерина», дружка бредящей о лучшей доле «сивой кобылы». Привиделось это им в цирке, помните? Когда в зале погас свет…и «светлый путь» озарился видением белого коня, скачущего…да, совершенно верно – по кругу. Кому как не нам это знать.

Взлелеянный Степью

В древние тюркские времена, когда Кюльтегин и другие полководцы шли в бой, назывался поименно каждый конь, пусть даже он гибнет в первой же сече. Герой садится на второго, на третьего, и каждый конь поименен, потому что таковы были традиции, законы кочевой культуры. А потом наступает деградация, и появляется этот последний поименный конь. Были раньше и Тайбурыл в казахском эпосе, и многие другие. Но Құлагер и его трагическая гибель в небольшой по объему поэме Ильяса Жансугурова воплощают собой огромную трагедию рухнувшей цивилизации.

Байкен КАРАБАЛИН. Приват-демократия, виват!

Власть настаивает, что политическая реформа и все последующие процедуры осуществлены в полном соответствии с заявленными целями. Поэтому итоги выборов – это не просто шаг в правильном направлении, а суть выражение воли народа. Оппозиция же с не меньшей убежденностью негодует по поводу того, что страна окончательно скатилась к авторитаризму. По существу, это главный аргумент оппонентов власти, но далеко не самый бесспорный.

Страницы