2. БЛЯДСТВО КОНЦА

«ВЛАГЕЛИН. КОНЕЦ?» (трилогия): У разных народов в разные эпохи были такие «смутные» периоды волнений. В новейшей истории Казахстана смутным временем принято считать 2001 год – конец одной темперированной  эпохи и начало другой. Новое тысячелетие скромно мялось на пороге, не решаясь войти в Казахстан – с одной стороны, вроде как положено по летоисчислению. С другой – в этой стране до сих пор продолжала править другая «историческая эпоха» - эпоха экономики зятьев. По всем признакам это был «наш сегодняшний», 2007 год. Даже экономические показатели сегодня соответствуют самим себе семилетней давности. И в 2007 году мы взялись за исправление ошибок шестилетней давности. В следующем году, к моменту, как эта работа закончится, исполнится семь лет с тех пор, как мы упустили шанс войти в новое тысячелетие и в новую, на этот раз рыночную эпоху. Священное, магическое число – 7. Семь тучных лет и семь лет тощих. Семь лет, отданных никому ненужному временному витку, крутнувшись по которому Казахстан вернется в начало – к смутному времени (блядству) конца, когда новое тысячелетие мнется на пороге, не решаясь его переступить. А вдруг опять не вовремя?!

Беспредел чекистов и людей в белом халате

Казахстанские правоохранительные органы обвиняют ученого-философа Нурлана Алимбекова в разжигании межнациональной розни, основываясь на его переписке с общественными организациями. Действия силовиков, назвавших электронные письма средством массовой информации критикуют защитники обвиняемого, они указывают, что Н.Алимбеков в ходе следствия подвергается давлению и пыткам и опасаются за его дальнейшую судьбу. «Путино-Назарбаевское КГБ-гестапо», «русский фашизм» - именно эти фразы стали причиной привлечения Нурлана Алимбекова к уголовной ответственности. «В своих письмах он писал об обстановке в стране, влиянии российских спецслужб на Казахстан, но ведь это только его мнение», - говорит Ораз Алимбеков (брат обвиняемого). Подполковник Токтар Турманов придерживается иной точки зрения. В своем постановлении о привлечении Н.Алимбекова в качестве обвиняемого он сослался на статью 20 Конституции Казахстана, которая гласит: «Не допускается пропаганда или агитация … социального, расового, национального, религиозного, сословного и родового превосходства, а также культа жестокости и насилия». Однако, в ходе «дознания» правоохранительные органы активно использовали методы, которые, по мнению правозащитников, могут трактоваться только как унижающие достоинство человека. «В данном деле имеются очень серьезные жалобы на жестокое обращение, вследствие которого у жертвы были выбиты зубы и сломано ребро, - комментирует дело Назгуль Ергалиева, руководитель проекта по защите прав жертв пыток в Центральной Азии Правовой Инициативы Открытого Общества. - Это говорит о незаконном применении силы со стороны правоохранительных органов, что в соответствии с международным правом может классифицироваться как пытка, если такая сила была применена к человеку, находящемуся в зависимом положении от представителей этих органов, например, в наручниках, в машине или в здании правоохранительных органов.  

Алан ДЖАЗЫКБЕК. Новый владелец – давно забытый старый?..

Итак, в  экономическом суде Алматы положено начало рассмотрения дела о «Кен Дале». Кому же все-таки отойдет эта золотоносная жила, сгубившая не одну жизнь и карьеру? Ходят упрямые слухи, что один из бывших близких людей Рахата Алиева, имеющий очень красивое контральто, делает попытку «отжать» «Кен далу». Дескать, на подобную активную деятельность на бизнес-пространстве этого человека толкнула вынужденная пауза в политической карьере. И этот человек вполне может стать новым владельцем здания «Кен дала». А все новое, как говорится, давно забытое старое... 

Ержан КОЖАМБЕТОВ. Праздники французской королевы обогатили тысячи французов, а вечеринки VIP-леди Казахстана разорили миллионы казахов

Средневековые казахские султаны и даже руководители советских времен не гнушались повеселиться вместе с народом, кинуть ему косточку, а то и кусок мяса с праздничного стола. При взгляде на нынешнюю правящую тусовку, возникает мысль, что она не просто оторвалась от народа, а искренне считает себя иностранной бандой, призванной как можно быстрее разграбить страну и сбежать за границу. Да, и вообще, считают ли они себя казахстанцами? В 2005 году владельцы «Евразийской группы» Фаттох Шодиев, Алиджан Ибрагимов и Александр Машкевич, впервые пополнили список самых богатых людей мира. Однако считать их казахстанцами можно с некоторой натяжкой – все трое родились за пределами Казахстана и, если и имеют его гражданство, то в паре с другим паспортом (Шодиев  – гражданин Казахстана и Бельгии). Сегодня дочь Шодиева Муниса в свои 30 лет – одна из самых богатых женщин в Англии и является первой английской женщиной-олигархом. Заметьте – деньги казахские, паспорт бельгийский, а олигархша английская.

Ликвидационная политика Казахстана

Даже минимизированная в своих возможностях оппозиция необходима власти для формирования общественного диалога. И пусть его функция - чистая формальность, но он  хотя бы позволит не разучиться говорить и формулировать программы. Теперь это просто не с кем делать. Власть напоминает Робинзона, попавшего из шторма собственных политических страхов на Необитаемый остров. А перспектива любого Робинзона - атрофия человеческих качеств и депрессия. Для начала от отсутствия разговоров забывается речь. Дальше - добро пожаловать на дерево. езальтернативная ситуация с последними выборами создает откровенно авторитарную перспективу для казахстанской власти. Пусть и помимо ее воли - но от этого никому не легче. Никому, и в первую очередь ей. Она рискует утратить все способности не просто захватывать позиции, но и удерживать их. Прежние лидеры были яркими и оценивались прежде всего по шкале лояльности-нелояльности. В тех условиях это было если и не правильно, то по меньшей роли объяснимо. Но сейчас условия совершенно другие, прямо противоположные. Сейчас оппозиция системно необходима. И не обществу, которое к политике относится с таким же снисходительным цинизмом, с которым власть относится к самому обществу. Нашему обществу оппозиция безразлична, о чем оно ясно дало знать на последних выборах. И это поражение президентского лагеря, для которого необходима демократическая система, если он намерен вести дело к интеграции в развитой мир, если он заинтересован в приведении государства к конкурентоспособным критериям, к перспективе участия казахов в мировом распределении труда. Второй путь - это путь к деградации, а третьего нет.

Оразымбет Әлімбеков. ТОЗАҚҚА БАРАТЫН ЖОЛ НЕМЕСЕ МЕНІҢ АҒАМДЫ НЕГЕ ЖЫНДЫХАНА-«ПСИХУШКАҒА» ҚАМАМАҚШЫ?

К печальным последствиям ведет арест философа Нурлана Алимбекова (Оспан-улы). Его страшная одиссея по застенкам похоже идет к финалу, который больше напоминает круги ада и практику КГБ СССР против диссидентов и инакомыслящих. Казахстанское правосудие и следственные органы КНБ РК, медицинское ведомство никак не могут (не хотят?) определить состояние психического здоровья Н.Алимбекова. Вроде бы не сумашедший, но почему то его собираются отправить в поселок Актас, где находится печально известная спецбольница для определенного контингента... Странный диагноз поставила врачебная комиссия, которая почти месяц обследовала Нурлана в Алматы в психиатрической клинике. Так и осталось непонятным: он дееспособный (значит необходим суд) или недеедспособный. Если последнее, то его, как вполне мирного человека, никогда не нарушавшего общественное спокойствие необходимо отпустить под опеку родных и близких, тем более они умоляют об этом. Они жутко страшатся того, что с их братом и сыном могут сделать в стенах Актаса. За перипетиями этой сюрреалистической ситуации как-то пропадает главный вопрос: так виноват ли по закону Нурлан Алимбеков или нет?! За что его вообще арестовали?! За что его столь акцентированно "прессуют"? О том, как проводилась медицинское освидетельствование и что приходится испытывать Н.Алимбекову рассказывает его брат Ораз в свое статье (на казахском языке). Читайте ниже.

1. Дверь в Башли


«ВЛАГЕЛИН. КОНЕЦ?» (трилогия): Как произошло превращение мальчика из интеллигентной семьи, каковой можно считать семью хирурга Мухтара Алиева, в подозреваемого, над малой толикой деяний которого сейчас бьется суд, в одночасье лишилась мужа и друга Армангуль Капашева – пожалуй, самая трагическая фигура в последнем акте этой человеческой драмы - так вот, как Рахат Алиев стал угрозой обществу, мы не знаем. Это – вопрос к психологам. Мы же можем указать им на внешние условия, которые привели «мальчика из хорошей семьи» к эмиграции и заочному судебному процессу, подробности которого будоражат общество.

Жириновский из Общенациональной социал-демократической партии Казахстана

Да и как может Тшан А.К. возмущаться по поводу изнасилования детей малых, когда общеизвестно, что он сам, будучи носителем фамилии Козыбаков А.К. четыре года "сидел на нарах" за изнасилование. Кстати, его тюремное прошлое так и сквозит в измененном названии интервью. Неужели он думает, что о его насильническом прошлом не знает население, во всяком случае, в Южно-Казахстанской области?! Тем более, что в этом плане также "отличился" и его брат, преступление которого (изнасилование с последующим убийством) было прикрыто Амалбеком Тшаном в годы его акимства в городе Шымкенте. Этим же "прославился" и его племянник, работающий в полиции, поломавший не одной южно-казахстанской девушке жизнь. Так что и Тшан А.К., и его родственники в этом плане "дадут фору" многим, а не только отдельным озабоченным курдам. Да и музыкальный конкурс имени Шамши Калдаякова организован сластолюбцем Тшаном А.К. не только в целях развития национальной музыкальной культуры и поддержки талантливой молодежи. В этом конкурсе его больше интересуют не столько песни, сколько молоденькие вокалистки, которых ему после званных вечерних трапез подкладывают "на десерт".

12 добрых шаманов. Клик второй


12 добрых шаманов собрались на всемирный курултай, чтобы обсудить текущие дела да раскурить волшебные трубки мира, любви и согласия. Решили начать с трубок. (Клик второй. Клик первый)

Александр КАРАВАЕВ. Саакашвили: демократия в интересах личной власти.

Должен ли президент «демократ» имея на улице даже угрожающий ему майдан применять силу, даже если эта сила и спецтехника выглядит как разгон митинга каких-нибудь транспортников в Париже или леваков в Амстере? И ему на это указали из европейских столиц – политическая оппозиция, в стране нормальной демократии без приставки в кавычках, не разгоняется. Дубинка в Амстердаме и в Тбилиси это разные дубинки. Разгон толпы на улицах Парижа – контроль государства за порядком. В Тбилиси – это разгром политического противника, десятка партий, которые оппонируют ему.

Страницы