Минуя век. Что думают об октябре 1917-го в наши дни?

На текущей неделе в Алматы состоялся международный Круглый стол  «Евразийский взгляд на события вековой давности: страницы общей истории октября 1917».

 

Юлия МАЙСКАЯ. Адиль Каукенов: "ЭКСПО – это шаг вперед к новым стандартам"

Часто нашу выставку в Астане сравнивают с выставкой в Шанхае 2010 года. Шанхайская выставка была очень успешной как с финансовой стороны, так и со стороны странового и прочего пиара. Я обратил внимание, какое влияние ЭКСПО оказало на Шанхай. В нем порядка 30 млн населения, город очень большой. ЭКСПО оказало не только на него влияние, но и на весь Китай. Один из самых главных элементов - это инфраструктура. В первую очередь подвели под международный стандарт такси. До этого в Шанхае были популярными старые «Фольксваген Сантана» конца 70-х – начала 80-х годов выпуска. Очень надежный автомобиль, но с точки зрения пассажира некомфортабельный. Например, из-за того, что газовое оборудование таксисты размещали в багажнике, приходилось чемодан везти на коленях, если больше одного пассажира в одном авто едет. Перед ЭКСПО заменили автопарк служб такси на 70 процентов. Даже сейчас я, бывая там, прошу прислать мне такси по ЭКСПО-стандарту, а не по внутреннему. Да и сами стандарты того, как обслуживают, как павильоны обустроены, оказались высоки. Так самим китайцам понравилось, что по всей стране теперь проводятся многочисленные выставки с вариациями ЭКСПО в названиях. Китайцы, когда выбирали город для проведения выставки, не стали выбирать Пекин. Исходили из того, сколько людей ее должны посетить, чтобы это было финансово и экономически выгодно. Выбрали Шанхай, потому что туда можно было легко добраться всеми возможными путями, там отличная транспортная инфраструктура, очень много офисов иностранных фирм. Второй позитивный эффект ЭКСПО – это то, с чего началась в Китае так называемая «туалетная революция». Это была серьезная национальная программа. В начале двухтысячных была тяжелая ситуация с туалетами, особенно для туристов. Их либо не было, либо они были платными и грязными. В частности, в связи с ЭКСПО, чтобы устранить эти вещи, потому что туристы жаловались, стартовала программа, когда в каждом квартале построили бесплатные туалеты. Началось это в Шанхае и распространилось на весь Китай. Это дало толчок для бизнеса, потому что некоторые рестораны, например, перестали тратиться на создание туалетов. Ведь напротив есть общественные бесплатные. Так мы видим мультипликативный эффект в самых неожиданных сферах. И вот наша выставка при всей критике, при минусах по затраченным деньгам и прочему, тем не менее - это шаг вперед к какому-то новому стандарту. Хорошо прозябать в своем болоте. Наш вот этот пиетет перед иностранцами в целом не так уж и плох. Нам перед собой и друг перед другом не стыдно. Но для туристов-иностранцев давайте сделаем, а сами потом будем пользоваться. В Китае именно этим путем и пошли. Для туристов сделали, а потом поняли, что самим от этого хорошо. Еще один момент - это отработка различных нюансов. Например, ситуация с журналистом Джеймсом Палмером, реакция на его статью была чрезмерной, странной. Но все равно это показатель. И я надеюсь, что большинство сделало правильные выводы, поняли, как правильно реагировать, каким должен быть кризисный PR-менеджмент. От чего на того же Палмера была такая реакция? У нас же не привыкли, что приезжают журналисты и пишут, как им хочется. И не знают, как PR-менеджмент должен на это реагировать. Самый простой способ – запретим, закроем, заблокируем. В Китае было понимание, что основной турист будет внутренним. В Казахстане это осознание пришло позже. В самом начале назывались цифры 5 млн иностранных гостей, потом 3 млн, потом 2 млн. На данный момент пришло понимание, что основной посетитель выставки – это казахстанец. Иностранцы – это не будут французы, американцы, перуанцы. Это будут представители ближнего нашего зарубежья, в частности, россияне. Так как работа с Китаем была проведена недостаточно, китайцев будет не так много. И на самом деле город не был готов даже к вот этому. Видели фотографии перед рестораном «Турандот»? Огромная очередь китайцев, они не могут попасть в китайский ресторан. На одной из наших встреч мы обсуждали туризм. Вот выставка ЭКСПО – это опыт, который за другие деньги не купить. Еще один кейс, который показывает, что наш турист – это внутренний, а также из ближнего зарубежья. Я согласен с тем, что если бы ЭКСПО проходила в Алматы, то с финансовой и других точек зрения она могла быть более успешной, потому что вы видели, как прошла Универсиада. Население в Алматы большое, платежеспособное, оно скучает по ивентам. Важно понимать, что Алматы остается и является экономическим центром страны. И надо проводить больше мероприятий там, где деньги страны сосредоточены.

Манкурт ШАЛАКАЗАХОВ. Страна еще не родила «Кибальчиша», вокруг одни «Плохиши» - в прямом и переносном смысле

«Крестовые походы» или игра в поддавки?

Марат ШИБУТОВ: «У российской аудитории складывается «клиповое» восприятие Казахстана»

- Существует определенный коммуникационный разрыв между тем, что реально происходит в нашей республике и тем, что думают об этом в России. Фактически казахстанские СМИ в России не особенно читаются и анализируются, а подразделения российских медиа в Казахстане работают в основном на казахстанскую аудиторию. Поэтому, как мне кажется, у российской аудитории складывается весьма фрагментарное, «клиповое» восприятие ситуации в нашей стране, - констатировал эксперт.

Виталий МАНТРОВ. Спецоперация в Алматы – в чем подозревают бизнесмена Токмади

Муратхан Токмади: - Лидер должен обладать твердостью характера и упорством, несгибаемой силой воли, для того чтобы выдержать то, что не под силу другим.

Лидер сегодня вышел из дома не с гордо поднятой головой, а совсем в другой позе. Означает ли это, что группировке "Депутатский корпус" пришел конец, говорить еще рано. Следствие только начинается.

Вилорий ТЭН. Предательство как жизненный принцип

Принято считать, что первый «Демократический выбор» погубила не столько власть, сколько изменившаяся на мировом рынке сырья ценовая конъюнктура, позволившая мощными финансовыми потоками вымыть революционную дурь из сторонников ДВК, расколоть движение и организовать свой собственный политический спектакль с перманентными расколами оппозиционных организаций на конструктивные и радикальные обломки. Потом эти обрубки начинали жить своей жизнью, словно в средневековой лаборатории, где через отсеченные руки-ноги проводили электрический ток, и конечности шевелились за счет сокращений мышечной ткани. Однако из процесса по делу Аблязова, да и собственно по всей его недолгой истории политического противостояния становится очевидно, что властям особо и стараться не надо было – кинь нужную кость, и все сегодняшние стойкие сторонники «демократических перемен» начинали грызть друг друга, сливая общее дело в канализацию. 

Страницы