ДУМЫ

думать приходится каждому лично, над тем, что уже сказано; думается, что сказано – подумав о думах других.

Манкурт ШАЛАКАЗАХОВ. Страна еще не родила «Кибальчиша», вокруг одни «Плохиши» - в прямом и переносном смысле

«Крестовые походы» или игра в поддавки?

Асем МИРЖЕКЕЕВА. Да, азиаты мы!

Может быть, пришло время опуститься на землю, и желательно на свою? И пришла пора перестать сравнивать себя с другими, оглядываться, завидовать? И час пробил, чтобы принять действительность такой, какая она есть?! Смириться?— Возможно. А иначе получается уже как по готовому сценарию: изучили солидный опыт Европы, сравнили со своей реальностью и приняли решение, к примеру, убрать жезлы у полицейских. Причём принимали поспешно и второпях, без оценки собственных особенностей, чтобы совсем не отстать от Европы, успеть попасть хотя бы в последний вагон. Последствия этого решения, я думаю, не надо описывать. И таких примеров немало, я думаю, каждый может привести массу. Но, увы, локти далеко, деньги потрачены, силы вложены, а результат нулевой. Жизнь тут и сейчас. И ее надо делать счастливее и гармоничнее сейчас, по-своему и как получается. Без оглядки на других, а все потому, что как у других все равно не будет и не может быть. Но может быть лучше, чем у других. Все в наших руках!

 

Мода на иностранных консультантов пришла в Казахстан сразу после обретения Hезависимости...

От чего погибают царства

В конце прошлого месяце в Вильнюсе (Литва) собирались ряд известных российских и украинских экспертов, обсуждавших  возможные предпосылки <ведущие> к смене власти в России...  

Понятно, что такого рода осбуждения крайне интересны и для казахстанцев 

Известный казахстанский медиаменеджер прокомментировал свое присутствие на семинаре россиянина вызвавшее ажиотаж в соцсетях

Арманжан Байтасов: «В Казахстане пока нет такого человека, которого бы как рупор одинаково воспринимали в Москве, Астане, Минске или Тбилиси»

Назира НУРТАЗИНА, д.и.н., профессор КазНУ им. аль-Фараби. О ментальности, религии и культурной перекодировке казахов

Жестокие реалии фронтира, судьба жителей самой дальней северной провинции Дар ал-Ислама была главным историческим испытанием для Казахстана. Сам факт, что мы все таки выжили, состоялись как политически самостоятельный Казахстан (а не стали "Новой Границей", т.е. вторым Синьцзянем или "Казкраем" и губернией России), развиваемся, с каждым годом повышая свою демографию и укрепляя цивилизационное тюрко-мусульманское "я" – все это не иначе, как милость Всевышнего Аллаха…

Могут ли осужденные чиновники помочь стране?

Еще Марсель Ашар, французский драматург, утверждал, что люди делятся на две половины: на тех, кто сидит в тюрьме, и тех, кто должен в ней сидеть. Спорить с ним трудно, особенно на фоне бесконечных арестов министров, акимов и прочих подвизавшихся в околовластных кругах. Но, несмотря на старания наших доблестных органов нагнать жути, живописуя их прегрешения, в массе своей они не воспринимаются чудовищами. Почему так происходит? И есть ли у тех, кто прошел через огонь, воду и тюремные будни, шанс вновь стать «незаменимым хозяйственником» и «эффективным менеджером? Об этом наш разговор с политологом, журналистом Айгуль ОМАРОВОЙ.

Эдвард Сокол: "Восстание 1916 года в Российской Центральной Азии" – переиздана книга о событиях 1916 года

Восстание 1916 года стало первым сигналом последовавшей катастрофы и последним выражением царистской политики по отношению к меньшинствам. Восстание испытало на прочность контакты и симбиоз разных культур и народов в царской империи, продемонстрировало протест против "белого человека", а также мусульман против неверных. При этом разные культуры (номадическая и оседлая) по-разному отреагировали на посягательство на их свободы и существование.

Страницы