Kазахстанский коридор возможностей

В истории нового независимого Казахстана можно отметить несколько этапов, которые определили эволюцию его политического режима. За годы независимости была создана президентская моноцентрическая политическая система, позволившая провести социально-экономические реформы, сохранив национальное согласие и стабильность в обществе. (Конституция 1995г.). В этот период произошла международная идентификация Казахстана, кардинально отличившая его от соседей. Председательство Казахстана в ОБСЕ позволит ему приобрести международную узнаваемость и известность. Политика многовекторности, проводимая президентом Н.Назарбаевым, позволила расширить сотрудничество с РФ, США, КНР, активно работать в структурах СНГ, ШОС, «Казахстан в силу своего геополитического положения и экономического потенциала, - отмечал Н.Назарбаев, - не в праве замыкаться на узко региональных проблемах. Это было бы непонятно не только у нас в стране, но и за её пределами. Будущее Казахстана и в Азии, и в Европе, и на Востоке, и на Западе.

Взаимопонимание между Востоком и Западом зиждется на знание особенностей друг друга и содержит в себе огромные возможности, которые предстоит обратить на благо стран и народов. (1) См: Н.Назарбаев. На пороге 21 века.стр.205. Реализация данной установки главы государства позволила адаптировать внешнюю политику Казахстана к новым геополитическим реалиям. Внешнюю политику РК можно смело называть политикой Президента, самостоятельно определяющего судьбу нового независимого государства. В этой связи крупный специалист по проблемам Центральной Азии и Каспийского региона М.Б.Олкот в своём исследовании постсоветских государств отмечает: «Изменения среды безопасности в регионе помогает завоевать доверие лидеров некоторых Центрально-Азиатских государств, и прежде всего Президента Казахстана Н.Назарбаева. «архитектора» всё более сложной многовекторной внешней политики….Лидеры государств, богатых энергетическими ресурсами, ощущают себя менее уязвимыми. Хотя это и не говориться прямо, но люди подобные Президенту Казахстана Н.Назарбаеву, явно дают понять, что именно они, а не Соединенные Штаты или другие «посторонние» будут определять пределы изменений в их странах. С учётом культурных императивов и опасностей, связанных с наделением населения в Азиатских или исламских обществах правами по европейскому образцу». (20 См: Второй шанс Центральной Азии. Москва, Вашингтон 2005. стр.22).

В данной ситуации речь идёт не только о смене и эволюции политического режима, но и о создании национальной государственности, исторически сложившейся на основе базовой системы ценностей и менталитета народа. Постепенность и стабильность как приоритеты, выбранные государством, богатым природными ресурсами, позволили преодолеть «ловушки» развития догоняющих государств и обеспечить социальную направленность реформ, новый уровень развития РК. Практика демократических транзитов «третьей волны» показывает, что наличие демократических институтов и демократических электоральных процедур не тождественная наличию демократии. Формирование механизма самовоспроизводства власти через легитимацию выборами Президента и политического класса всё же закрывает коридор возможностей участия политически активных лидеров в избирательном процессе. Отсутствие полицентризма на уровне неформальных институтов делает режим неустойчивым и приводит страну к политической неопределенности и институциональному упадку.
При исследовании политических процессов в РК мы сталкиваемся с острейшей методологической проблемой. Ее суть состоит в том, что в силу авторитарной модернизации и сокращения сферы применения демократических процедур. Стремительно уменьшается традиционное пространство публичной политики, для анализа которого и используется политологический инструментарий. В этих условиях, политическая наука, на протяжение последнего столетия развивавшаяся как учение о демократии и публичных формах ее презентации, теряет свой предмет Национальная специфика была наложена на западные стандарты, скроенные по успешным нормативным моделям демократии, был осуществлен поиск адекватный казахстанским условиям развития собственной модели политической трансформации. В результате политических реформ возник режим, столь же мало похожий на демократию, как и на прежнюю советскую систему, одновременно символически продолжающий прошлое. Именно в этом истоки проблем с пониманием новых режимов. На сегодняшний день мы едва ли найдем адекватную объяснительную модель того, что происходит в РК, как в рамках классической политологии, так и в рамках реформированного научного коммунизма.

Символический признак советской эпохи продолжает жить на всем постсоветском пространстве. Возникает своеобразное раздвоение политического сознания. Соответственно, не можем и подобрать инструмент для анализа политической реальности. Точнее, наш анализ превращается в фиксацию отклонений политического процесса от классических моделей, поиск адекватной казахстанским условиям моделям демократического развития. Таким образом, понятие демократии в РК было попыткой подвести новые основания под власть прежнего типа. Однако, концепт «демократия» наложился здесь на довольно специфическое смысловое пространство, которое символически было незавершенно.

Поэтому он оказался нагружен совершенно иным содержанием, связан с иной системой практик. В результате концепт стал трехслойным: демократия для внешнего пользования; демократия для внутреннего потребления и демократия как механизм самосохранения власти. Принцип разделения властей, подменен доминированием исполнительной власти. Подчиненный главе государства. Парламент фактически лишен реальных рычагов влияния и контрольных функций. Политические партии не имеют ни глубоких корней в обществе, ни эффективных каналов влияния на публичную политику. Средства массовой информации полностью зависимы от власти и используются как орудие манипулирования общественным мнением. Свободные выборы деформированы и неконкурентны. Однако нельзя сказать, что казахстанский транзит завершился ничем. Если перенести центр тяжести с нормативно ценностного подхода на конкретно-исторический, то можно исследовать коридор возможностей открывшихся для Казахстана. При этом новые идеи и опыт должны восприниматься через призму социо-культурных особенностей РК, четко выраженной специфики её общественно политической жизни. Отсюда необходимость глубокого изучения общества, с учётом исторически сложившихся традиций, политической культуры, менталитета народа, осознание собственного коридора возможностей и нахождение адекватных способов их реализации, поиску моделей демократического развития. При этом речь идёт не только о неких национальных ограничителях в реализации нормативной модели демократии, сколько о различиях в той или иной степени формирующих само содержание системы политического управления.

Очевидно, что трансформация закрытой, или полузакрытой системы в открытую будет представлять собой исключительно сложный процесс. Это потребует незаурядного политического мастерства, а также высокой степени ответственности политических элит. Несмотря на серьезные проблемы, сопровождающие процесс перехода в РК, там удалось достичь главного – облечь демократическую политическую конкуренцию в надежные институциональные рамки, в незыблемые правила игры, не потеряв при этом инновационный потенциал. По мнению экспертов, после парламентских выборов 2007 года произошли системные подвижки, означающие огосударствление политического пространства и аннулирование свободной политической конкуренции, установление политико-административного контроля над Мажилисом со стороны Администрации Президента; формирование однопартийной политической системы, исключающей любые общественно-политические импульсы к её развитию, и активная селекция медиа-рынка. Главным инструментом интервенции власти на политический рынок стала партия «Нур Отан»: благодаря комбинации институциональных и политических факторов она стала единственной партией в Мажилисе, что представляет реальную опасность, так называемой «конституционной диктатуры».(Э.Арато). Однако по нашему мнению, эта партия не более чем Фан-клуб Президента, по сути воссоздавшего советскую политическую систему.
Режим так называемой управляемой демократии повышает угрозу непредсказуемого развития, поскольку ни партии ни парламент не формируют исполнительную власть и не отвечают за деятельность правительства. Протестный потенциал в таких случаях долго накапливается латентно, а затем прорывается наружу внезапно, преимущественно в деструктивных формах, и степень насильственности прямо пропорциональна жесткости социальных и политических структур, вызвавших её к жизни. Процессы, происходящие сегодня в РК позволяют выражать озабоченность по поводу высокой вероятности подобного развития событий.

Увеличен уровень разрыва между формальными и неформальными институтами. Происходит трансформация одной разновидности недемократического режима в другую, носящую ярко выраженные персоналисткие черты. Таким образом, завершено моделирование моноцентрического режима, оформлена его внутренняя логика, обозначены основные тенденции, анализ которых позволяет констатировать, что поле альтернатив дальнейшего развития политической системы РК постепенно сокращается. Однако, каким бы узким не казался коридор политических возможностей, в нём есть потенциальные ресурсы для развития. Отец основатель казахской национальной государственности понимает уязвимость созданной им модели и поэтому использует рецепт политического долгожителя У.Черчиля: «Попробуй все возможные решения, прежде чем найти правильное».

Адилова Л.Ф. Профессор РГГУ, доктор политических наук.
ИАЦ МГУ
Рейтинг: 
Средняя: 3.5 (2 votes)

Комментарии

"Однако, концепт <демократия> наложился здесь на довольно специфическое смысловое пространство, которое символически было незавершенно."

Ребята кто может это понять кроме автора ? Автор писал это наверное для себя да еще и с ошибками..

"поиск адекватной казахстанским условиям моделям демократического развития." Доктора хреновы.

Есть такое

А ведь она есчо и сама из Казахии