Ричард ХААСС, «Newsweek», Как быть с Москвой?

Исключение России из 'большой восьмерки' ничего не даст. Нам необходимо вовлекать ее в международную систему

Обстановка в зоне конфликта в Грузии, похоже, становится спокойнее, что, впрочем, отнюдь не равносильно его урегулированию. Спорный регион - Южная Осетия - еще сильнее отдалился от Грузии; численность российского 'миротворческого' контингента увеличилась, и он теперь контролирует более обширную территорию. Решение президента Грузии Михаила Саакашвили о восстановлении контроля своей администрации над Южной Осетией выглядит непродуманным: он недооценил возможную реакцию России и переоценил масштаб поддержки, которую ему готовы были оказать США и другие страны. Сенаторы Маккейн и Обама выступили с решительным осуждением действий России. Но факт остается фактом: Соединенные Штаты мало что могут сделать для помощи Грузии. На деле главный вопрос звучит по-иному: как следующий президент будет строить отношения с Россией с января будущего года?

Ответить на него непросто. Россия, возможно, уже не сверхдержава, но, несмотря на сокращение численности населения, она остается весьма мощным государством, способным повлиять на развитие событий в первые десятилетия 21 века. России принадлежит почти половина общемирового ядерного арсенала, она занимает первое место в мире по добыче газа и второе - по добыче нефти, ее долларовые резервы достигают почти 300 миллиардов, а статус постоянного члена Совета Безопасности ООН позволяет Москве как помогать, так и ставить палки в колеса США по многим внешнеполитическим вопросам.

 

Если у кого-то мой последний тезис вызывает сомнения, достаточно присмотреться повнимательнее к иранской проблеме - в первые два года деятельности будущей администрации она бесспорно станет для Белого дома серьезнейшим внешнеполитическим испытанием. Уже скоро Иран обретет способность производить в больших количествах обогащенный уран - важнейший компонент ядерного оружия. Единственный способ не допустить этого, за исключением чреватой большим риском военной операции - применение дипломатическим методов. Ирану необходимо дать понять, во что ему обойдется продолжение этих работ. И участие Москвы в предлагаемых стимулах и санкциях поставит его перед еще более четким выбором. Таким образом, самый надежный путь в Тегеран лежит через Москву.

Или возьмем вопрос об уже существующих ядерных вооружениях. Ядерные арсеналы России и США по-прежнему опасно велики, и соответственно высока вероятность аварий или несанкционированного применения этих вооружений. Мы стремимся к тому, чтобы в мире стало меньше как самого ядерного оружия, так и его обладателей. И двусторонние российско-американские переговоры - наиболее эффективный, да и единственный способ добиться этой цели.

Администрация Буша заявляет: пока российская оккупация некоторых районов Грузии продолжается, отношения между Вашингтоном и Москвой не могут вернуться к 'норме'. Это говорит о политике 'привязки', характерной для периода 'холодной войны', в рамках которой разногласия по какому-то конкретному вопросу (в данном случае по Грузии) негативно влияют на двусторонние контакты в целом. Вместо этого Соединенные Штаты должны стремиться к тому, чтобы наши страны сотрудничали в тех сферах, где это возможно - и одновременно спорили и соперничали (в разумных рамках) там, где это необходимо.

Нам следует не повышать, а снижать барьеры на пути вступления России во Всемирную торговую организацию - ведь мы стремимся к тому, чтобы эта страна 'жила по закону', стала более ответственной и прозрачной. Вероятность превращения авторитарной России в более открытую страну усилится, если она будет интегрирована в состав современных международных институтов, а не останется за их рамками. Это относится и к сохранению России в составе 'группы восьми', или, еще лучше, в составе расширенной 'восьмерки' с участием Китая, Индии и Бразилии. Цель американской внешней политики - добиться того, чтобы Россия соблюдала правила игры, а не дать ей возможность их обходить. Вывод, сделанный 40 лет назад Ричардом Никсоном в отношении Китая - 'исходя из долгосрочной перспективы, мы просто не можем позволить себе оставить Китай за пределами семьи народов, чтобы он лелеял свои фантазии, копил свою ненависть и угрожал своим соседям' - сегодня в полной мере относится к России.

Российский министр иностранных дел Сергей Лавров заявил: 'Соединенным Штатам придется выбирать между своим виртуальным грузинским проектом и гораздо более широким партнерством с Россией'. Здесь также налицо 'привязка'. Подобный подход неприемлем, но уже тот факт, что Лавров высказывается подобным образом, свидетельствует о том, какими мощными рычагами влияния располагает сегодня Россия. Самый надежный способ, который позволил бы со временем вынудить Россию вести себя умереннее - сокращение ее нефтегазовых доходов. Вероятнее всего, Россия действовала бы по отношению к Грузии не столь напористо, если бы нефть стоила 40 долларов за баррель. Но подобную направленность динамика цен приобретет только тогда, когда США сократят потребление и увеличат предложение нефти и ее заменителей. Энергетическая политика - это политика по обеспечению национальной безопасности.

Чтобы добиться подобного результата, потребуются годы, а то и десятилетия. Но это не означает, что все это время нам следует игнорировать Грузию. Соединенные Штаты оказывают ей гуманитарную помощь; необходимо искать и другие способы поддержки ее правительства. Стоит, в частности, начать переговоры о выводе российских войск из Грузии и их замене легитимным международным миротворческим контингентом. Нельзя снимать с повестки для также вопрос о вступлении Грузии в ЕС и НАТО, хотя график и условия дальнейшего расширения альянса должны стать предметом консультаций с нашими европейскими союзниками - а также с Россией.

Учет вопросов, волнующих Россию, при выработке и реализации внешней политики США не равносилен умиротворению или предоставлению Москве некоего 'права вето'. Проблема в том, что США не могут проводить политику по отношению к Грузии или любой другой стране изолированно от других направлений. У нас имеется широкий спектр интересов и позиция Россия - так уж случилось - имеет решающее значение для многих из них. Определение собственных интересов и расстановка приоритетов - основа стратегии. А такая стратегия в отношении России сорок четвертому президенту США необходима.

ИноСМИ
Рейтинг: 
Средняя: 2 (2 votes)

Комментарии

Все это понятно и без забугорных соплей.

Рассея - мы еще поживем!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!

С Приднестровьем решить вопрос - и Расея в шоколаде.

Пошла в ж эта рассея