НОРА БЕКМАХАНОВА. В мире богов. Часть I I

(Продолжение. Начало.)

Другая форма сопричастности, которая существует у племен, еще сохранившихся в дальних углах нашей планеты, это – общение, обнаруживающееся в той роли, которую играют в личной и коллективной жизни арунта священные предметы, называющиеся чурингами. Эти предметы (кусочки камня или дерева продолговатой формы, обычно украшенные мистическими рисунками) весьма бережно хранятся в священном месте, хранилище, к которому женщины и дети не смеют даже приблизиться. Каждая местная тотемическая группа имеет свои чуринги. Это внетелесные души индивидов, носители духов предков, а может и не предков, они субстраты тотемического бытия, вместилища жизненных сил, всем этим поочередно и одновременно являются чуринги. Ощущение их мистической силы достигает максимума интенсивности во время церемоний посвящения, смысл которого не ясен до сих пор. То глубокое религиозное уважение, которым окружены чуринги, т. е. заботы, предметом которых они являются, то благоговение, те предосторожности, с которым прикасаются к чурингам. «Во время всей операции, т. е. осмотра чуринг, которые были временно переданы соседнему племени и возвращены им, присутствие чуринг вызывает, по-видимому, благоговейное молчание, как если бы туземцы действительно верили, что духи мертвых, которым эти чуринги принадлежат, находятся здесь. За все осмотры чуринг, нельзя услышать ни от одного из присутствующих туземцев ничего, кроме шепота. Человек, владеющий чурингой, как, например, чурингой-змеей, будет гладить ее своей рукой, не переставая. Совершая это, он нараспев будет рассказывать историю змеи из времен Алчеринга и мало-помалу почувствует, что между ним и священным предметом существует особая связь, что определенного свойства сила переходит от предмета к нему и от него к предмету». Приходится ли удивляться тому, что чуринга представляется, или, вернее, ощущается, в это время как живое существо? Это совсем не кусок дерева или камня, это нечто совсем иное. Чуринга интимно связана с предком, она испытывает чувства, подобно нам; эти чувства и эмоции можно успокаивать, поглаживая чурингу рукой, т. е. тем же путем, каким успокаивают волнение живых людей. Так писал о чурингах известный исследователь сверхъестественного Л. Леви-Брюль.
Главная первоначальная цель, которую преследуют при посвящениях, при установлении особой связи с предметами, растительным, животным миром – мистический результат, совершенно не зависящий от воли посвящаемых: речь идет о том, чтобы установить особые отношения, особую цепь следствий между новопосвящаемым и магическими реальностями, каковыми являются сама сущность общественной группы, тотемы, мифические или человеческие предки. Путем установления сопричастности посвящаемому дается новая душа. Так индейский охотник Северной Америки, постясь 8 дней, устанавливает возможность выследить и убить медведей мистическую связь, которая даст ему возможность выследить и убить медведей, так и испытание, налагаемые на посвящаемых, устанавливают между ними и мистическими существами, о которых идет речь в данном случае, необходимый контакт, без которого слияние, являющееся целью всех этих испытаний, не осуществилась бы. Все свое внимание они устремляют на тот момент, который единственно и имеет значение: на состояние особой восприимчивости, в которое надлежит привести посвящаемых, чтобы осуществилась желанная связь. Испытания, через которые проходит новопосвященные, протекают долго и мучительно, и порой доходят до настоящих пыток. Тут мы встречаем лишение сна, пищи, бичевание и сечение палками, удары дубиной по голове, выщипывание волос, соскабливание кожи, вырывание зубов, обрезание, подрезание, кровопускание, укусы ядовитых муравьев, душение дымом, подвешивание на крюках, вонзаемых в тело, испытание огнем, водой и т. д. Вход в новую мистическую реальность дорого стоит и посвящаемый должен показать свою стойкость и мужество, он проходит через трансформацию, рождается новая личность.
Состояние восприимчивости заключается, главным образом, в своего рода деперсонализации, потере сознания, вызываемого усталостью, болью, истощением нервных сил, лишениями, одним словом, в мнимой смерти, за которой следует новое рождение. Оно ставит личность в совершенно особое состояние восприимчивости, родственное сну, каталепсии, экстазу, которые во всех первобытных обществах являются постоянными условиями общения с невидимым миром. С этого момента они живут по-другому, они стали сопричастными мистической реальности, своим тотемам и предкам. Раз такая сопричастность осуществлена, кандидаты становятся уже совершенными членами племени, рода, тайны которого им открыты. С этого момента полные (настоящие) мужчины-совладельцы всего того, что есть наиболее ценного у общественной группы и чувство ответственности их больше никогда не покидает. Они живут двойной жизнью: с одной стороны, ведут обычный образ жизни, общий всем мужчинам и женщинам, с другой стороны, отделяются от повседневной жизни тем, что приобретает для них все большее значение: той частью своей жизни, которая посвящена тайным и священным вещам. По мере того, как множатся их годы, роль тайных и священных вещей становится все более и более значительной, и под конец данный аспект жизни занимает наиболее важное место в их мыслях. Затем происходит смерть, затем рождение и цикл повторяется снова и снова.
    Для направленного таким образом мышления целиком поглощенного мистическими представлениями, все, что мы называем причиной, что для нас объясняет происходящее, все это для первобытного человека в лучшем случае лишь повод, или говоря точнее, орудие, средство для таинственных сил. Повод мог быть иным, орудие могло оказаться другим. Но событие все равно произошло бы. Для этого достаточно, чтобы какая-нибудь таинственная сила начала действовать, не встречая сопротивление со стороны другой, более высокой силы такого же рода.
    Ушли ли сегодня древние мифы из нашей жизни? Ни в коей мере. Наши предки не изобретали мифы, они их переживали. Мифы имеют жизненно важное значение. Они не просто представляют психическую жизнь примитивного племени, они и есть сама эта жизнь. И если племя теряет свое мифологическое наследие, оно незамедлительно распадается и разлагается, как человек, который потерял бы свою душу. Мифология племени – это его живая религия, потеря которой – всегда и везде, даже среди цивилизованных народов – является моральной катастрофой. Религия же – это живительная связь с душевными процессами, независимыми от сознания и происходящими за его пределами, в темных глубинах души. Многие из бессознательных процессов могут быть косвенно вызваны сознанием, но никогда – сознательным выбором. Другие, по-видимому, возникают спонтанно, то есть без какой бы то ни было видимой или поддающейся определению причины. Это отличил по поводу древних мифов великий швейцарский психолог Карл Юнг.
    Если мы обратимся к истории человечества, то можем во многих исторических источниках увидеть определенные указания на то, что в древности контакты человека с теневым миром были довольно частыми. В мифах и легендах любого народа непременно участвует некая мистическая сила, будь то необыкновенные свойства самого героя, помогающие ему в совершении подвигов, волшебные существа, боги или просто магические предметы. Сам герой мифа мог быть обыкновенным человеком, но дела, свершение которых было возложено на него судьбой, требовали от него гораздо большего, чем обычные человеческие силы. И тогда вступал в действие закон Вселенной, не только обязывающий героя совершить некоторые важнейшие для равновесия поступки, но и давал герою силы и возможности для решения задач, невыполнимых для обычного человека. Сумевший воспользоваться такими возможностями выполнял свою миссию и становился героем, пусть даже никому не известным, а слабый, оказавшийся не в силах принять дары – погибал.
Но в то время, когда одинокий герой исполнял свою вселенскую задачу, жизнь продолжалась, люди, все также строили дома, пахали землю, охотились, женились, растили детей. И постоянно ощущали совсем рядом присутствие неких сил, которые не имели названия, но действовали, вмешивались в их повседневную жизнь. От умелого обращения с этими силами зависело слишком многое, чтобы пренебрегать подобным умением. Поэтому в течение долгих веков складывалась методом проб и ошибок система защиты, пронизывающая все области жизни наших предков, способы привлечь на «свою сторону» союзников из теневого мира, принципы мирного сосуществования с чуждыми проявлениями, «приручение» их. Кроме того, наиболее озаренные люди могли получать «доступ» к силам теневого мира, пользоваться некоторыми из них для собственных нужд. Такие люди становились колдунами, целителями, предсказателями и советчиками, помогающими выжить своему племени.
    Итак, у наших предков существовала достаточно стройная и эффективная система традиций, обрядов, ритуалов, запретов и примет, которая позволяла им контактировать с проявлениями теневого мира, обеспечивая при таком контакте и взаимную безопасность, и обоюдную «выгоду». Сущности теневого мира могли получить возможность воплощения, сводя к минимуму все негативное влияние на человека, а правильное использование системы «доступа» одаренными людьми приносило совершенно реальную пользу.
Сегодня существует достаточное количество людей, которые пренебрежительно относятся к опыту наших предков, а ведь в древних верованиях зачастую прячется то «жемчужное зерно», которое способно исцелить современного человека, раздираемого внутренними конфликтами.
    Герои эпосов, а через традицию устных преданий, прошло большинство человечества – это прототипы и модели, по которым создано все народонаселение Земли, они остаются образцами для подражания во веки веков. В каждом рассказе заключен глубокий философский смысл и некое морально-этническое назидание, которое учит различать добро и зло. Для рассказчика и его слушателей мифы – это не только памятники минувших времен, сколько сказания о жизни их отдаленных предков, деяния которых были исполнены такого глубокого смысла, что являются составной частью истории всего человечества.
Во всех мифах добро непременно торжествует; трагедия, как ее понимали греки, в индийской мифологии невозможна: пока сцена усеяна трупами, занавес не опустится. Даже если зло в какой-то момент одержало победу, страдания кротких и праведных временны, это знает каждый. В конце концов справедливость восторжествует…
В индийских мифах время и пространство безграничны; при таких масштабах каждое событие видится в особой перспективе. Страдание неизбежно, так же как неизбежно действие; более того, оно оправданно, так как только ценой страданий можно искупить последствие некоторых действий, тех, что предопределены законом кармы и должны быть совершены каждым человеком в каждом его рождении. Сильный человек, наделенный злой волей, бесстрашно творит зло, пока его собственные деяния не приводят его к гибели. Зло таит в себе хитроумно скрытый механизм саморазрушения, который всегда срабатывает. Каким бы неодолимым ни казался демон, его собственные дурные склонности с каждой минутой приближают его неизбежный конец – на редкость светлая и утешительная философия, находящая живой отклик у любого народа, который, зная об этом механизме, никогда не спросит завтра: «Сколько еще, о, сколько же еще должны мы ждать, чтобы увидеть крушение зла?».
Мы привели подробный перечень фантастических существ из казахского фольклора, и что удивительно – во многих мировых религиях эти образы повторяются, различаясь только мелкими деталями. Какие же процессы лежат в основе этих описаний, что на самом деле представляет собой эта докучливая и довольно опасная «армия тьмы».
    В книге В. Лебедева и А. Лидина «Мир тени» дается очень интересная точка зрения на происхождение и существование этих созданий. С энергетической точки зрения мы можем определить эту категорию образов-форм для выхода в наш мир как проявление не слишком сильных сущностей, пытающихся получить от человека или просто временную энергетическую подпитку, для чего его пугают, вызывая видения, а иногда соблазняют и приятными «картинами» на первом уровне такие формы могут «питаться» только незначительными энергетическими потерями, которые происходят у человека под воздействием чистых ощущений, лишенных реального раздражителя. Постепенно набирая силу, эти формы обретают способность «общаться» с человеком через его сны, но еще не способны персонифицировать себя и принудить человека к сотрудничеству. Если человек оказывается слаб, и не может справиться с навязанными ему ощущениями – настает следующий этап. «Существо» начинает проявлять себя как ложный «внутренний» голос, толкая человека на совершение не свойственных ему поступков, поощряя стремление к примитивным удовольствиям, отказ от активной жизненной позиции, от личной силы, помогает практически полностью «расслабиться» от любого рода деятельности, а всю высвобождающуюся энергию расходует на собственные нужды, создавая собственную личность.
Постепенная деградация человеческой личности идет одновременно с развитием новой, уже нечеловеческой. Финал этого процесса может быть разным. В одном случае сила теневого мира завладевает не только информационно-энергетической сущностью человека, но и просто его телом, сохраняя при этом «маску» прежней личности человека. В другом случае «захваченный» человек умирает, часто от совершенно естественных причин, хотя, как правило, неестественно рано и мгновенно, словно моментально устав от жизни. А что появляется в нашем мире за счет его жизни – все, что угодно. От нового человека до монстра. Хотя чаще всего теневые силы предпочитают вполне человеческую форму. Но самое главное – они обретают способность, пусть и ограниченную, к творению. Со временем это свойство в них гаснет, утрачивается, так как является скорее отражением способностей чисто человеческих. Но то, что эти сущности успевают сделать, довольно любопытно, от изящного декаданса, воспевание смерти и разрушение, до вспышек совершенно гениального зла, настолько великолепного, что оно поневоле восхищает.
Если знать о возможности подобного влияния, то можно с большим интересом наблюдать, как в ходе человеческой истории то здесь, то там становятся заметны темные «искры» таких перевертышей. Иногда «сущности» выбирают и более сложный путь, ведь силы теневого мира быстро приспосабливаются. Иногда на уровне ложного «внутреннего голоса» их тактика приобретает форму необыкновенно заманчивых предложений типа справедливого устройства мира, обещание власти, нечеловеческих знаний, проникновения в любые тайны Вселенной. Иногда это приводит будущую жертву, словно в насмешку, к регулярным занятиям, подобным настоящей духовной практике, препятствуя распространению знаний и умений, которые могли бы им противостоять.
Все это выглядит достаточно пугающе, особенно сейчас, когда мы разрушили большую часть той могучей защищающей силы, которой являлась для людей истинная вера. И на самом деле не так уж важно – как зовут Бога, в которого вы верите, главное, чтобы это был Бог Творящий, Созидатель, а не разрушитель.
    На основе вышесказанного можно прийти к следующим выводам. Если человек не является настоящим, обученным магом, который сознательно открывает проходы между двумя мирами, двумя сторонами мира, то он может спровоцировать частичное открывание таких проходов при условиях, благоприятствующих такому событию. Довольно часто причиной такой «провокации» становится вспышка сильных эмоций, особенно негативного плана – горе, злоба, ненависть, страх. Эти эмоции открывают в нашем энергетическом коконе большие просветы, через которые мы становимся легко уязвимыми. Не менее опасно угнетенное состояние, депрессия, болезнь, беспокойство, тревога, которые в свою очередь могут быть уже вторичным эффектом успешно провезенной на все атаки. Именно в таком состоянии человек становится желанной добычей для достаточно сильных теневых сущностей, которые получают доступ к его энергии, постепенно получая все большую власть, они могут полностью поработить человека.
    Существуют разные виды контактов с теневым миром. Это и случаи ненамеренного контактирования; случаи, происходящие по инициативе человека, так и происходящие из-за стремления сил теневого мира к существованию в воплощенной форме-образе в «нашей» части мира.
Какие последствия это может за собой повлечь? Наиболее распространенным является случай, когда с точки зрения постороннего наблюдения не происходит ничего, но человек превращается внутренне в раба, теряя независимость своей личности, интерес к жизни, всякую инициативу. Его энергией отныне будет распоряжаться теневая сущность, при этом «заботясь» о физическом здоровье человека. Единственное, что может ускорить его смерть – полное безразличие к собственному здоровью.
В том случае, когда объектом атаки оказывается человек с сильной и незаурядной личностью, но страдающий от какой-то тщательно скрываемой ущербности, типа неудовлетворенного самолюбия, стремления самоутвердиться за счет окружающих – вот когда воздействие теневых сил может быть особенно опасно. Из такого человека может получиться настоящий «черный маг», который успеет причинить много бед, прежде чем погубит себя сам. А саморазрушение такой личности происходит неизбежно в довольно короткое время. Да и физическое существование такого человека тоже довольно скоротечно.
Подобные случаи достаточно редки. Видимо, мы все-таки вовремя спохватились, что, изгоняя из нашей жизни веру, религию, мы сами отдаем себя на волю наиболее неприятных теневых сил, вечно голодных сущностей «черной» его половины. И теперь снова восстанавливаем столь необходимую нам систему защиты.
    Проявления теневого мира другого рода (мифические существа из казахского фольклора), видимо, по большей части унаследованы нами от предков. Древние боги природных сил, которым поклонялись многие века в одних и тех же местах, представляют собой довольно устойчивые формы выхода теневых сил. С участием их культов постепенно мельчают и сами боги, теряя былую мощь и силу. Но полностью кануть в забвение им не пришлось, ведь все верования, приметы, обычаи и традиции, связанные с ними, настолько прочно вросли в обычную повседневную жизнь наших предков, что даже появление мусульманства не смогло их полностью уничтожить, а лишь добавило в их пантеон новых членов. Об этом и говорят былички. Очевидно, что любая религия сильна еще и тем, что в нее влилась большая часть более древней веры, связанное с древней магией, опирающейся на родовые традиции, на наследственный, на родовой Дар.
В наше время представители теневой части мира теряют прежние устойчивые черты древней формы-образа. Когда у человека нет внутреннего духовного стержня, он становится легкодоступным этим сущностям. Главное, что следует знать – ваша безопасность зависит, прежде всего, не от оберегов, молитв или заклинаний, зависит она, прежде всего, от вас самих, от силы и безупречности вашей личности, от внутренней духовной силы и целостности натуры, которые вы всегда можете противопоставить практически любым враждебным проявлениям.
Современные ученые, которые сегодня находятся в авангарде науки наших дней предупреждают о том, как важно точно определять состояние одержимости как вольного или невольного сотрудничества с демонами, нечеловеческими самоактивными сущностями. Крайне опасно персонифицировать те фигуры бессознательного, которые могут маскировать присутствие пробравшихся в вашу психику ценностно и операционно чуждых тонких сущностей.
Наше бессознательное вообще-то очень многое знает о мире и населяющих его существах. Но оно не спешит перегружать нас излишней информацией, связанной с ней энергией и зависящей от них ответственностью, если это не продиктовано нашими осознаваемыми насущными необходимостями.
В сеансах ясновидения, исследуя внутренний мир человека, ясновидящие нередко встречают разного рода сущности. Они бывают самые разные, достаточно часто они зависят от пантеона мифических существ с которыми он связан по месту рождения. Общеизвестно, что каждый народ имеет свой пантеон богов и нечеловеческих существ. Все они могут быть и нашими врагами и нашими союзниками. Это, прежде всего, олицетворение наших внутренних страхов, наших слабостей.
Любой страх, любая слабость имеют свою историю и собственный смысл в контексте общего развития цельной личности. У каждого страха и слабости есть некая собственная причина, с которой они связаны биографически и ассоциативно. Каждый недостаток, слабость, страх по-особому встроен в целостную картину того, что именуется жизненной судьбой, а потому не может быть ни презираем, ни игнорируем, но напротив, должен быть трансформирован как возможность, как потенциал, как повод для развития.
К. Сельчёнок, автор целого ряда интересных исследований по внутреннему миру человека, приходит к многообещающим выводам о том, что страх является силой не разрушающей, а созидающей внутреннюю силу человеческой личности. Приверженцы психокультуры, решившие перекодировать собственный внутренний опыт, неизменно испытывают на себе чудо трансформации, проявляющееся в первую очередь в открытии в самих себе дара чудесной живой энергии. Энергия эта годами оставалась связанной всевозможными ассоциативными сетями страхов и не может быть приведена в действие из-за того, что шла на поддержание самих этих страхов.
Как только человек научается преодолевать свои опасения и решается вступить в борьбу с самими страхами, победа над ними одаривает его неслыханным могуществом энергии, которая всегда была его собственной. Просто из-за сонма привычных тревог и непрекращающихся сомнений в собственных силах он не был в состоянии вступить с нею в прямое взаимодействие.
Автор отмечает, что все освобождения, освоения и избавления неизменно вливают в нас новые свежие силы. Поэтому страхов не только не следует бояться, но и не следует их игнорировать или презирать. Страхи – наши драгоценные источники внутренних сил, к которым следует относиться как минимум уважительно, а то и с благодарностью. Страхи – наш энергетический, «неприкосновенный запас», наши сокровенные запасники, которые до поры до времени сохраняли для нас самих наши собственные внутренние энергии,– до тех пор, пока мы не разобрались с упорядочиванием своего внутреннего мира и не стали достаточно компетентны для того, чтобы осознанно и открыто эти энергии использовать. Однако сигналы опасности и страха полезны до тех пор, пока мы остаемся свободными в выборе характера реакции на них. Когда же они автоматически принимаются командовать нашими поступками и распоряжаться нашими реакциями, мы обязаны преодолеть зависимость от них и вернуть себе руководящее право в собственном жизненном мире. Именно такое возвращение страха на его законное место и дарит приток сил, порождаемый раскрепощением очередных уз страха.
Исследование страха всегда требует некоего самоопределения, некоего внутреннего усилия. Однако преодоление это гарантирует быстрое и мощное продвижение вперед в собственном развитии. На сеансах ясновидения, где ясновидящий занимает позицию наблюдателя, он включается в процесс внутреннего исцеления пациента. Он проходит вместе с пациентом его внутренний путь духовного самоосвобождения. Кого бы не встретил на своем пути пациент, он обязан выйти из этой битвы победителем. Другого пути нет.         Если он не в состоянии победить свои страхи, он оставляет с собой и свои болезни.
    Сеансы ясновидения дают возможность заглянуть в прошлое. Сегодня уже существует в медицине направление психотерапии прошлых жизней. Меня очень интересовали шаманские посвящения. Приходилось отправляться в далекие путешествия в свой внутренний мир и «присутствовать» при этих инициациях. Вне зависимости от того, были ли это колдовские инициации американо-индейского происхождения, монгольского, либо стран Юго-Восточной Азии, либо северных стран, этот ритуал носил один и тот же характер. Эти ритуалы известны своей особой жестокостью, они включают пытки, встречи с демонами в разных обличьях и экстремальные страдания. Этих демонов зовут демонами инициации. В ритуале обычно посвящаемый разрезается ими на куски. Один из самых известных мифологов мира Мирча Элиаде отмечал следующее: Эти ритуалы вызваны не природной жестокостью разных народов. Дело в том, что некоторые серьезные заболевания, и прежде всего, умственно-психические расстройства, считались «примитивными» людьми «демонической одержимостью» в том смысле, что страдающий является избранным божественными существами для того, чтобы стать шаманом и мистиком, и поэтому он находится в процессе инициации – то есть его пытают, разрезают на куски и «убивают» демоны.
Из всего этого мы делаем следующее заключение: страдания, как физические, так и психические, соответствуют пыткам, неотделимым от инициации; болезнь у примитивных людей рассматривались как признак сверхъестественного избрания и, следовательно, расценивалась как инициирующее испытание. Человек должен был «умереть» в отношении чего-то, чтобы получить возможность возродиться снова, то есть излечиться: человек умирал по отношению к тому, как он был прежде, умирал по отношению к непосвященному состоянию. Человек, который проходил такое лечение, становился другим, возрожденным заново человеком – шаманом и мистиком, колдуном, обретающим могущественные энерго-информационные возможности.
На различных уровнях и в разных ситуациях мы встречаем одну и ту же схему инициации, которая включает в себя испытания, пытки, ритуальное умерщвление и символическое воскрешение. М. Элиаде установил идентичность этого сценария духовного возрождения как в инициациях, проводимых при наступлении половозрелости и которые являются обязательными для всех членов племени, так и в тайных ассоциациях мужчин, которые образуют «закрытый круг» внутри племени. Более того, он обнаружил, что индивидуальные мистические склонности, так же как инициирующие заболевания будущих шаманов, включают тот же самый сценарий страданий, пытки, смерти и воскрешения. Все это заставляет нас сделать вывод, что таинство духовного возрождения состоит из архетипного процесса, который реализуется на разных уровнях и различными путями. Он задействуется всегда, когда возникает необходимость выйти за рамки одной формы существования и войти в другую, более высокую форму, или, если быть более конкретными, всегда, когда встает вопрос о духовном превращении.
    Случаи смерти от колдовства зарегистрированы официально, более того, проведены исследования случаев, когда совершенно здоровые люди умирали в результате наведения порчи. Но никаких особых изменений в организации, которые могли бы привести человека к гибели, так и не было обнаружено, а симптомы в этих случаях всегда были одинаковыми.
Анализы крови умирающих показали, что она быстро сгущалась в результате выхода жидкой ее части из кровеносного русла в мышечную ткань. Создавалось ощущение того, что жертва была как бы изрезана ножом. Все указывало на сильный шок, вызванный хирургическим вмешательством. Когда колдун начинал воздействовать на свою жертву, дыхание несчастного учащалось, сердце начинало биться в страшно учащенном ритме, что в конце концов приводило к остановке. Выражаясь медицинскими терминами, это была «внезапная гемодинамическая перестройка» или «пароксизмальная вентрикулярная тахикардия», проще говоря «остановка сердца». Были и другие определения «каталепсия, развившаяся вследствие кислородного голодания».
Но главной причиной смерти во всех случаях было поражение мозга, вызванное кислородной недостаточностью из-за недостаточного поступления крови. Обычно в тех случаях, когда врачи бессильны указать истинную природу заболевания, они пользуются термином «психосоматика», что означает заболевание всего организма, поражение нервной системы. В этом случае проще сказать, что смерть произошла от воздействия колдуна на психику жертвы. Страх обычного человека перед чарами «черного колдуна» настолько велик, что парализует его волю и сознание. Жертва обычно даже не сомневается, что должна умереть, подчиняясь чужой воле, она как бы смиряется с этим фактом, и в ее сознании включается программа уничтожения. Человек умирает от шока.
Наука признает тот факт, что некоторые люди способны влиять на физиологические процессы, происходящие в организме другого человека с помощью одного лишь умственного усилия или особой силы. Наши предки владели действительно могущественными секретами. Монах Игнатий Куртелев в своем сочинении «Книга потаенных знаний», написанном в 1653 году, в главе «Чудеса и знамение» говорит: «А дабы избежати телесных бедствий и смерти, инородцами учинен мерзостный способ. Охочих людей снаряжали особо, в жилы их пускали каменную кровь и помещали в выделанные дубовые стволы, закинув после на дно… И жили они там, не умирая, не дни, а годы,.. а по воскрешении нуждались в живой плоти…».
И вот, спустя три столетия, эта «нежить» дала о себе знать. В 1985 г. учитель рисования из поселка Шуконское, расположенного на берегу Двинской губы, дал ученикам задание изготовить и принести на урок фигурки из древесной коры. Сережа Радько принес работу, привлекшую внимание учителя тем, что она была изготовлена из необычного черного материала, имевшего волокнистую структуру. Этот материал был явно тяжелее коры и напоминал окаменевшее дерево.
Мальчик рассказал, что в нескольких километрах от поселка он нашел на берегу реки «здоровенную черную колоду, от которой с помощью ножа отколупнул кусочек. Вскоре мальчик исчез, и по сей день так и не найден. Через несколько лет после этого, в 1989 году на страницах районной газеты «Заонежье» появилось сообщение о том, что строительной бригадой при расчистке старого русла реки в слое илистых отложений была обнаружена пара массивных черных предметов толщиной около 40 см и длиной порядке 3 метров. Их очертания напоминают закругленные с обоих концов цилиндры: поверхность сильно поражена эрозией. Не исключено их искусственное происхождение…».
Т    акие же цилиндры были обнаружены весной у береговой черты в районе деревни Дивья. Их было шесть, они были полыми и уже полуразрушенными. Внимание привлек тот факт, что еще зимой в этом самом месте пропали 6 рыбаков, занимавшихся подледным ловом. Они исчезли бесследно, оставив в лунках установленные снасти, а на льду личные вещи. Случаи нахождения черных цилиндров (их окрестили «саркофагами») продолжались и всегда были связаны с исчезновением людей. Какое отношение они имеют к «нечистой силе», к «нежити»? Как подтвердилось летом 1997 года, самое прямое.
Офицер-подводник Николай Маевский смотрел в лицо этой нечисти, боролся с ней и чудом остался жив.
Это случилось во время его погружения в Финском заливе. Он обнаружил на дне длинный предмет, похожий на изгрызанный огурец, зарывшийся в песок. Приняв его за обломок старинного парусника, он предпринял попытку поднять его на поверхность, для чего обвязал тонким нейлоновым шнуром. Когда попытка не увенчалась успехом, он решил застропить обломок и поднять, привязав к его концам две автомобильные камеры.
«На этот раз я захватил пневмоперфоратор, чтобы пробить отверстия для строп. Работа подвигалась медленно. Затем мне показалось, что поверхность обломка дымится. Словно струя темного пара вырвалась из-под сверла. После ударил настоящий фонтан… Вместо того, чтобы выключить механизм, по ошибке я увеличил подачу воздуха. Перфоратор взревел. Жало сверла что-то с хрустом проломило в глубине. Из отверстия полетели ошметки кровавого цвета – но это было совершенно невозможно!
Я рванул перфоратор вверх. Раздался приглушенный водой звук, и от поверхности обломка откололся большой кусок. Под ним открылась полость, из которой вырвался огромный мутный пузырь. Вслед за тем показалась часть человеческого туловища. Кожа выглядела неправдоподобно белой. Заметно выпирала ключица, а ниже находилась огромная рваная рана, нанесенная перфоратором. Клочья мяса свисали с краев. В воде растекался клубящийся кровяной след.
Но страшнее всего было лицо заключенного в дереве существа. Несомненно, человеческое, лишенное малейших признаков растительности, оно было искажено гримасой боли и неукротимой злобы. Существо смотрело на меня, как вампир из своего гроба, судорожно открывая и закрывая свой рот. Взгляд его обладал притягательной, гипнотической силой. Левой рукой я попытался оттолкнуться от обломка, но существо внезапно схватило меня за запястье. Пальцы сжались с нечеловеческой силой. Я ощутил резкую боль и вдруг увидел, как под рукой разрушается резина гидрокостюма. Потом ощутил резкую боль, как от ожога. Хлынула кровь – уже моя кровь, и я стал терять сознание. Из последних сил я поднял перфоратор, который продолжал держать правой рукой, и, включив, вонзил в подводного монстра…». Маевский остался жив, но руки лишился.
Е. Парнов в «Тропе Люцифера» отмечает следующий весьма примечательный факт, который принимает повсеместный характер. Воистину есть нечто обескураживающее в той исторической траектории, которую пронзив времена и пространства, описала магия, возвратившись в конце концов на круги своя. Не претерпев существенной эволюции, ничего не забыв и соответственно ничему не научившись, она вновь утвердилась в качестве необходимого и вполне респектабельного элемента бытия в сознании современного человека.
    Как? От чего? Почему? Трудно, а то и вовсе невозможно дать однозначный, исчерпывающий ответ. Без анализа духовной атмосферы, без зондирования постоянных глубин человеческих страхов и вожделений, вне политической ауры и бытовых неурядиц мы едва ли сумели приблизиться к отгадке. Девальвация традиционных верований и «жажда странная святынь, которых нет», духовный вакуум и крушение традиционной буржуазной морали – все это необходимые составляющие того идейного хаоса, который пробудил ныне темные атавистические устремления. Разумеется, только этим одним не ограничиваются предпосылки сатанистского путча, посредством которого на пустующем Олимпе был утвержден железный трон Люцифера. И все же основная причина кроется именно в бездуховности, в утрате элементарных общечеловеческих моральных норм и духовных ценностей.
«Церковь Сатаны», «Сатанинская библия», «Черная месса», «Легион дьявола», «Оргия кровопийц» – это не только заголовки бульварных романов и киноподелок. И книги и фильмы – «тезки» обществ и организаций, насчитывающих ныне в разных странах десятки миллионов приверженцев. Параллельно с культом мирового зла смыкают многовековые орбиты черная и белая магии, колдовство, спиритизм, некромантия. Люди вновь верят в связь с загробным лицом и вампиризм, жадно ищут хотя бы тень того, кому можно – нет, не продать, а просто вручить, причем часто с приплатой,– свою бессмертную душу. Так что «саркофаги» в северной части России проявились не зря. Это одновременно и предупреждение и напоминание о силе зла и пока что современное человечество еще не нашло сильнодействующего средства, которое могло бы освободить современное человечество от зла раз и навсегда. Впереди еще великие битвы за душу человека и от усилий каждого современника зависит исход этой битвы.

(Окончание следует)
Рейтинг: 
Средняя: 4 (1 vote)

Комментарии

Угу... Угуляй... ляй... ляй... Травы много не бывает... Посидим в тишине...

Курим бамбугг? Что право слово за миистерии

Молодец баба. Работает аки фашист.

Интересные аллююзии у Ролана