Вилорий ТЭН. Спасите наши души. Недвижимость и деньги – тоже

«– Дружок, судя по нашим тестам, ты в глубокой депрессии.

Помочь тебе выйти из нее может только сайентология.

– Хорошо. А что делать-то надо?

– Надо сдать 240 долларов».

«Южный парк»

 

Период обесценивания тенге, низких цен на нефть и сокращения национальной экономики ставит перед государственным руководством отнюдь не только экономические проблемы. Если по работе с криминальным элементом у любых правоохранительных структур какие-то работающие схемы есть и главным образом проблемы упираются в политическую волю и коррупцию, то с религиозным экстремизмом все гораздо сложнее. Здесь как на минном поле – нужны и знания, и осторожность, и решительность, и планомерность с системностью.

Тот факт, что в крупных городах недвижимость подешевела, вовсе не означает, будто она перестала быть ценным ресурсом, к которому пропал интерес у мошенников, в том числе под религиозным окрасом. Пушечного мяса на полях религиозных и псевдорелигиозных войн тоже всегда не хватает. Криминальные бизнесмены от религии постоянно совершенствуют свое ремесло технологически. При всем драматизме ситуации, потерять квартиру или деньги в сетях зловредной секты – это еще не самый худший для человека вариант. Можно ведь угодить в качестве участницы секс-джихада на частые групповухи, а можно под бомбы российских ВКС или ракеты американских беспилотников в качестве «борцов за частоту веры». На подобном фоне нехватка денег на нормальную жизнь выглядит не слишком убийственно в списке поджидающих человека угроз.

Религиозная проблематика в чем-то похожа на работу с грибами. Опытный грибник из Забайкалья никогда не пойдет собирать подобные дары природы оказавшись в ареале Уральских гор, пока не проконсультируется с местными специалистами. Дело в том, что грибы очень сильно привязаны к конкретной местности и подвержены сезонным мутациям. Один и тот же вид в разных местах может выглядеть по-разному и порой кардинально менять свои свойства. При аномальной жаре, например, есть вероятность отравиться грибами, которые десятилетие до этого были не только вкусными, но и полезными. Степень негативного воздействия тоже различна. От одних грибов-галлюциногенов пару часов «поосваиваешь Марс», а от других при малейшей передозировке без скорой медицинской помощи  отправишься в загробный мир. Поэтому работа на религиозном поле требует тщательности, понимания контекста и текущей, а также перспективной обстановки (включая геополитическую).

К органам государственного управления в Казахстане (в том числе специализированным) просто огромный воз претензий за некачественную работу в сфере отношений граждан и религии. Но в одном власть показала и волю, и, как теперь выясняется на фоне расцвета ИГИЛ и т.п. «халифатов», вполне оправданную жесткость. А ведь сколько было, если вспомнить, пустопорожних разговоров в соцсетях и в некоторых изданиях (а интернет-ресурсов пропагандирующих джихад, ретивую религиозность и т.д. на самом деле гораздо больше, чем это может себе представить простой казахстанский обыватель) о чрезмерной жестокости правоохранительных органов в отношении радикалов - некоторые голоса утверждали что, мол, «мочили» их без разбору, и, о ужас, бесчеловечно и жестоко (?!). А тот факт, что у уничтожаемых было вооружение, включая гранаты, специфическая литература, включая памятки, как самому сконструировать гибельные заряды – обычно этими неофитами Ислама, адептами гуманности и человеколюбия, игнорируются напрочь…  Положительный и одновременно профилактический эффект этих бескомпромиссных уничтожений нельзя не признать. Терактов как в Стамбуле и тем более в Париже на территории Республики Казахстан не было и нет. Хотя для «заточенных» радикальных исламистов светский режим в Астане – это куда более неприемлемая вещь, чем «полусвой» Реджеп Эрдоган или французские власти. Потому что те же французы – просто кафиры-безбожники, «отморозки». А Казахстан – часть исламской Уммы, а законы шариата на подконтрольной Акорде территории не действуют. Хотя и есть упорные слухи, что и в истеблишменте есть персоны, придерживающиеся отнюдь не традиционного для Казахстана масхаба…

…Свидетели Иеговы, которые за час прогулки по Алматы могли до трех раз подойти и поговорить о спасении души исходя из материальных (то есть «второстепенных») ресурсов страждущего, давно ушли в подполье. Пункты сайентологов, даже мимикрировавшие под всевозможные «консультативные», «духовно-лидерские», «развивающие» и прочие центры, тоже заметно сократили свое присутствие. Баптисты серьезно поубавили свой миссионерский задор…

…Разумеется, не всем горожанам нравится уровень децибел, которые выставляют технически продвинутые муэдзины в динамиках на минаретах действующих мечетей. Однако между государством и религией должно действовать определенное поле приемлемых компромиссов. Олицетворением подобного процесса можно назвать соседство новенькой соборной мечети в южной столице с букмекерским центром. Своего рода взаимное признание права на место под солнцем. В Саудовской Аравии и Иране, которые в последние недели не на шутку обозлились друг на друга, ничего подобного нет и в помине.

…В переживаемый сегодня человечеством период глобализации можно выбрать для себя любую идентичность. Но далеко не все идентичности органично либо нейтрально смотрятся в том или ином обществе. Казахстан в этом плане не исключение. Однако система государственной работы на данном поприще должна быть построена насколько возможно гибко, с механизмами обратной связи, торможения и возможностями отхода назад. Тем более что в каждом конкретном случае баланс сил, интересов и соображений динамически меняется.

Кто помнит, в начале «нулевых» годов изъятие земель у кришнаитов в Карасайском районе Алматинской области весьма серьезно осложнило контакты между Казахстаном и Индией. Правда, индийские официальные круги постарались не раздувать конфликт, заинтересованные в нефтегазовых ресурсах республики. Судебный процесс над «Бхагават-гитой как она есть», инициированный прокуратурой Томска в России в 2011 году, вызвал со стороны Дели качественно иную реакцию. В Индии прошли антироссийские демонстрации с сожжением триколора, возмущалась нижняя палата индийского парламента, в «защиту права последователей индуизма в России» выступили посол Индии в Российской Федерации и глава индийского МИД.

Тогда россияне включили заднюю и официально заявили, что претензии не собственно к священному индуистскому тексту, а к комментариям от Бхактиведанты Свами Прабхупады, ну а суд отказал томской прокуратуре в признании книги экстремистской. После этого высшие круги Москвы и Дели признали конфликт исчерпанным, хотя неприятный осадок однозначно остался.

Даже в периоды относительного спокойствия неправильная государственная политика и конкретные действия исполнителей могут существенно подорвать обстановку в обществе. Что уж говорить о периодах кризиса, когда социум подхватывает всевозможные дополнительные «заболевания», отягчающиеся усиливающимся дефицитом материальных ресурсов. Нужно помнить, что в мире (пусть пока это в основном оформлено на уровне сетевых структур) присутствуют силы, для которых нет ни светского Казахстана, ни Казахстана как субъекта международного права вообще. Еще один важный момент: данные силы, когда собственно весь политический мир вошел в зону турбулентности, резко набирают мощь. Огромное финансирование и экспертные ресурсы, направленные США на борьбу с исламским экстремизмом и радикализмом в Интернете – это видимая часть айсберга того, насколько серьезно воспринимается в данном случае американскими элитами исходящая от данного явления угроза.

Казахстан – это не США, и даже не Россия в плане финансовых и технических возможностей, поэтому вполне естественно делать акцент на интеллектуальные, аналитические и организационные вещи. В условиях местных реалий и качества человеческого и управленческого капитала такое предложение выглядит несколько пафосно и сюрреалистично, но когда альтернативы нет – надо напрягаться. Прежде всего интеллектуально! Деформация общества в одном месте (а двукратное сокращение доходов населения – это очень заметные и серьезные изменения), неизбежно вызывает деформацию и в другом. Однако и деформированный социум может сохранить устойчивость, если к его проблемам подходить разумно, а угрозы минимизировать.

В период достатка нефтедолларов проблему можно было гасить с помощью избыточного использования силового ресурса. Теперь таких финансовых возможностей нет. Зато общество однозначно хочет прогресса и развития. Если такие направления властью будут показаны, а деструктивная религиозность минимизирована, тогда и люди с религиозным сознанием будут встроены в конструктивное русло и станут приносить пользу себе и светской стране.                       

Рейтинг: 
Средняя: 3.3 (3 votes)

Комментарии

Вовчики никакой пользы  стране не могут принесть. Это по моему уже непреложный факт. О чем вы?

Это напасть с которой надо бороться, как с этим борятся узбеки.

Слушай, ты, автор калорифер - ты чт, против Ислама прешь????

эх .бл.

вот еще один из примеров, что не хватает нам сука лидера реального. с понятиями и пониманием что сука если нет веры нет сука и духовности, рамзано подобный нам нужен кадыровец. он и девок наших с улиц уберет и пизды всякой шалупони даст, и воров взяточников потеряет в бескрайних степях,и дай аллах внушит блудным путь истинный. ну и всяким обогревателям корё иль хер знает кто они там под погонялами, пояснит доходчиво как нужно уважительно относится к писанине и думать прежде чем писюкать всякую хуйню. писюкай но бля святоее касаемо исламского мира мечетей не трож - уважительнее пиши если уж смелости набрался. а т не ровен час тебе бля здесь личное шарли марли отрежут. будеш вилорий"бесхуевым" а не тэном.

Олигофрены зацепились за то, что их рыбий глаз в силах распознать. Дебилоиды, там сказано о террористах, а не о Исламе. беспантовка местная ты басни все выучила? нет? иди дальше читай

Такое ощущение, что афтор сам себя защищает. Бедняга совсем опустился обогреватель. А в корне у Вас тут весело. Как  из к/ф фраза  "живенько"

Олигофрены! бу-га-га-га.... гыыыы: -)))))))))))))