В Алматы состоялась Международная научно-практическая конференция «Восстания 1916 года в Азиатской России: неизвестное об известном»

28 июня 2016 г. в Алматы на базе университета «Туран» состоялась Международная научно-практическая конференция «Восстания 1916 года в Азиатской России: неизвестное об известном».

Участие в конференции приняли ученые-историки из ведущих научных центров России, Казахстана, Кыргызстана, Таджикистана, Узбекистана. 

В центре внимания участников конференции находились вопросы,  связанные с событиями начала ХХ века в Семиречье (современные Киргизия и Казахстан), а также обстоятельств и хода протестных выступлений в разных частях Российской империи, население которых оказалось недовольно Указом (Высочайшим повелением) 1916 года о призыве инородцев на мобилизационные работы. Спустя сто лет после трагических событий 1916 года это восстание является предметом широкого обсуждения, как в научном профессиональном сообществе, так и заинтересованными общественными силами.

В Семиречье почва для социального недовольства формировалась давно и была вызвана целым комплексом факторов, в том числе – ошибками и просчетами проведения переселенческой политики. В результате именно в этом регионе протест принял наиболее острый характер и затронул не только представителей администрации и составителей списков мобилизованных на тыловые работы, но, прежде всего, простых крестьян-переселенцев.

Однако в разной форме недовольство царским указом проявилось, то есть логичнее говорить не об одном восстании, а восстаниях. В различных районах Российской империи восстания имели свои особенности и специфику, наложившиеся на комплекс местных проблем.

Более целостный взгляд на протестные движения 1916 года в разных регионах Азиатской России позволит глубже и объективнее оценить природу туркестанских событий столетней давности. Именно этот подход определил структуру и тематику конференции «Восстания 1916 года в Азиатской России: неизвестное об известном».

Даже внутри Туркестанского края был целый ряд микрорегиональных восстаний, характеризующихся различной интенсивностью и последствиями, начавшихся и завершившихся в разное время. Связи между антиправительственными выступлениями не было. Не существовало ни единого центра командования протестными выступлениями, ни политических требований со стороны восставших. Более того, накануне восстания 1916 года в Туркестане не было ни одной политической партии, созданной представителями коренного населения и способной возглавить протест. А значит, весьма дискуссионным выглядит и оценка восстания как отправной точки для национально-освободительного движения народов Туркестана, ведь сами восставшие конкретных идей независимости не сформулировали.

Участниками конференции была представлена широкая географическая палитра  разных форм реакции на высочайшее повеление 25 июня 1916 года в регионах Российской империи. Особенности событий 1916 года в Кутаисской губернии в контексте восстаний в Азиатской России рассмотрела в своем выступлении доцент Института истории Санкт-Петербургского государственного университета Дмитрий Овсянников. Реакции бурятов и других жителей Сибири на участие России в Первой мировой войне и призыв на тыловые работы посвятил свой доклад главный научный сотрудник отдела истории и культуры Центральной Азии Института монголоведения, буддологии и тибетологии Сибирского отделения РАН Леонид Курас. Ситуация в Букеевской орде накануне и в момент принятия указа 1916 года была проанализирована в выступлении доцента Астраханского государственного университета Андрея Сызранова.

Целый блок выступлений был посвящен разным аспектам участия населения Туркестанского края в обернувшемся трагически восстании 1916 года. Структура административного управления в Туркестане как одна из основных причин восстания была затронута в выступлении доцента Казахской национального педагогического университета им. Абая Тенлик Далаевой. Участники конференции сошлись во мнении о несовершенстве системы управления Туркестанским краем. Беспрецедентное кумовство и мздоимство местной администрации, частые случаи искаженного донесения приказа до людей стали значимым фактором эскалации восстания.

В ходе конференции был рассмотрен и малоизученный вопрос отражения событий 1916 года в работе Государственной Думы Российской империи. Эта проблема легла в основу доклада профессора Костанайского государственного университета имени А.Байтурсынова Дмитрия Легкого. Актуальность этой темы обусловлена многочисленными «белыми пятнами» и стереотипами в отношении так называемой «Комиссии Керенского». Есть существенные сомнения относительно достоверности материалов, включенных в доклад комиссии А.Ф.Керенского. Очевидно, что необходимо исходить из объективной оценки реалий политической ситуации внутри самой России на момент составления этого документа, а именно использование материалов работы Комиссии для дискредитации политических оппонентов – царской администрации – как в столице, так и Туркестанском крае. Поэтому такие важнейшие показатели как, например, потери среди киргизского населения в результате восстания и исхода части населения в Китай не подтверждены достоверными источниками, а данные о нападениях восставших на переселенческие поселки и жертвах среди переселенцев вообще не вошли в доклад Керенского.

Проблема «исхода» коренного населения Казахстана и Киргизии в Китай после подавления восстания до сих пор остается наиболее болезненной и дискуссионной в историографии восстания. В ходе конференции эта тема была рассмотрена в докладе известного российского историка, ведущего научного сотрудника Отдела истории Востока Института востоковедения РАН Александра Кадырбаева. По оценкам современных исследователей потери от прямых боестолкновений среди восставших и крестьян-переселенцев были примерно сопоставимы. Наибольшее число беженцев погибло по пути в Китай и в самом Китае. Простым людям, часто принуждаемым к бегству лидерами восстания, опасающимися воздаяния за совершенные преступления, приходилось преодолевать тяжелый перевал, по пути они захватывали пленных и сжигали деревни. Для того, чтобы устроиться на новом месте, семьям приходилось, подчас, продавать в рабство детей – юношей и девушек.

Однако временное правительство, а затем советская власть предприняли необходимые меры по возвращению киргизов и казахов из Китая и их социальному устройству в родных землях. Беженцы в Семиречье возвращались  вплоть до 1927 года. Реэмигранты стали полноправными членами нового общества и гражданами Советского государства.

Анализ историографии восстания нашел отражение в выступлениях: ведущего научного сотрудника Института российской истории РАН Дины Аманжоловой, профессора Института международных отношений, истории и востоковедения Казанского (Приволжского) федерального университета Рустема Циунчука,  научного сотрудника Института истории и этнологии им. Ч.Ч. Валиханова Алмаса Джунисбаева, профессора Таджикского государственного университета Нумонджона Гафарова.

Еще один дискуссионный вопрос, обсужденный в ходе конференции, касался роли внешнего фактора в развитии восстания. Противники России в Первой мировой войне - Османская империя и Германия, были крайне заинтересованы в нагнетании внутриполитической  напряжённости в России и действовали в основном путем спекуляции на религиозной  и национальной темах. Ученые сошлись во мнении, что открытие в России внутреннего «Туркестанского фронта», безусловно, играло на руку Германии и Турции. Источники содержат множество упоминаний  и свидетельств об активном участии турецкой и германской разведки в подготовке восстания. Однако безусловных фактов, подтверждающих роль «внешнего фактора» в событиях 1916 года на сегодняшний день не существует. Это, по мнению участников дискуссии, объясняется, в том числе, отсутствием документов из турецких и немецких архивов, которые остаются закрытыми до настоящего времени.

В целом, участники конференции сошлись во мнении о том, что последствия восстания, ставшего общей трагедией для представителей всех национальностей региона, были катастрофическими для местных обществ. Потеря значительной части населения у всех народов Туркестана, включая переселенцев разной этнической принадлежности, ударило по хозяйственному порядку и климату доверия, который был в стране до трагических событий. Поэтому столь важно сегодня извлечь урок из событий столетней давности, избегать политизации исторических событий, способной спровоцировать новые противоречия на межэтнической почве. 

Организаторами мероприятия выступили: Университет «Туран» (Казахстан), Российский государственный гуманитарный университет (РГГУ),

Институт всеобщей истории РАН.

Оператор проекта - Политологический центр «Север-Юг» при поддержке  Межгосударственного фонда гуманитарного сотрудничества государств-участников СНГ (МФГС).

* * *  

Стенограммы  ряда выступлений

Дмитрий ОВСЯННИКОВ (С-Петербург):

 - Германо-турецкий альянс в Первой мировой войне не был определяющим.

Немецкое и турецкое влияние несколько отличались.

В Германии в среде военнопленных по каждой национальности велась активная работа по пропаганде.

В то же время турецкие эмиссары, работавшие среди мусульманского населения, тоже обещали свободу и независимость странам Кавказа при поддержке Германии и Турции. 

Цитирую документ: «Некоторые солдаты-грузины встречались во время разведки с турецкими аскерами, якшались с ними, и передавали сведения, а затем, по возвращении, докладывали ложные сведения российской стороне».

Стоит отметить, что именно эти данные ложатся на начало лета 1916 года. Активизация в акватории Черного моря военно-морских сил Германии была также отражена в документах. Особую славу приобрели германские крейсеры «Гибен» и «Брислау» (проверить написание!), которые разгружали оружие в Трапезунде для диверсионных целей.

События 1916 года показывают неоднозначность и противоречивость ситуации.  Уже прошло некоторое время после печальных событий 1915 года, которые в Армении трактуются как геноцид армянского населения. И в этом контексте интересен следующий сюжет: в акватории Черного моря, на береговой полосе от Туапсе до Сухуми, действовала неприятельская подводная лодка, которая проводила обстрелы, совершала экспедиции диверсионного характера.

По целому ряду свидетельств, она не могла бы действовать эффективно, если бы не имела поддержку от местного населения, если бы не имела базу на российском побережье.  В ходе следствия было установлено, что бензин и провиант поставлялся турецкоподанными армянами, которые проживали в Туапсе. И за счет этого немецкая подлодка имела столь продолжительный период активных действий.

Еще один любопытный момент: на 1916 год турецкое командование представляло бесперспективность военных действий с Россией и неминуемость поражения. В связи с этим прощупывались перспективы заключения сепаратного мира или подготовки этого процесса. В частности, недалеко от Батуми на побережье были обнаружены бутылки водки, запечатанные сургучом, в которых были обнаружены экземпляры прокламаций, напечатанных на турецком языке. О том, что немецкие суда гибли, неэффективно действовали , много гибнет турецких солдат, о том, что надо побыстрее изгнать немцев и жить с русскими в мире. Подобные бутылки были также найдены в Потийском порту. Турецкий язык использовался здесь не случайно, поскольку в образовательной сфере он был широко представлен и многие грузины владели им вполне сносно.

Гвоздем программы служит деятельность грузинских «лежион табуре» (проверить написание»!). Это прообраз национальных легионов СС, которые будут использованы Германией во Второй мировой войне. Но здесь они имели определенную обкатку. Эти легионы сформировались на основе Комитета Додиани, по фамилии дома менгрельских князей. В Трапезунде  этот комитет был основан в 1911 году и преследовал цель пропаганды становления на Кавказе независимого грузинского государства.   Пополняли его в основном грузины, бежавшие из российской Империи за свои революционные убеждения и за проступки уголовного характера. Под финансированием турецкой разведки Комитет Додиани сформировал дружину в количестве 100 человек. Жалование грузин и мусульман, входивших в его состав составляло 24 рубля в месяц, а их семьи получали паек в размере 4 рубля в месяц. На основе этого комитета сложился и военизированный легион, который активно начал действовать летом 1916 года. Предполагалось довести его численность до полка, но устроители не достигли своей цели. Набрали 800 человек, легион высадился в Кабулети – местечке, недалеко от Батуми. Высадка оказалась безуспешной, они были отбиты и потрепли поражение. Тем не менее, 12 человек из них были задержаны в Поти, при них были обнаружены довольно крупные суммы денег – 4000 турецких лир, а также документы и письма, согласно которым необходимо было восполнить численность легиона за счет новопривлеченных грузин и довести численность до полка. В чем была слабость этого легиона? В разнице интересов. Аджарцы, грузины-мусульмане, собирались бороться исключительно за интересы своего региона, откуда они исходили, а турки и немцы планировали расширить эту деятельность на весь Кавказ.  

1916 год в Закавказье был насыщен событиями милитаристского характера, и они координируются с общей дестабилизацией ситуации, которая наблюдалась тогда в Российской Империи.

* * *

Саттар МАЖИТОВ (Казахстан):

- Большое спасибо МФГС. Мы, Казахстан, являемся членом этого фонда. Практически с его основания я был участником мероприятий и убеждался насколько разнопланово работает фонд.

Очень рад, что эстафета дошла до Казахстана.

Тема 1916 года напоминает мне легенду об иранском правителе Джамшеде, который имел волшебную чашу. Но ее, правда, преподносят в несколько ином плане в массовом сознании. Говорят, когда он смотрелся в нее, он имел возможность наблюдать за всем, что происходит по всему миру. Но на самом деле суть легенды в ином: ему давали возможность видеть то, что он хотел видеть. Поэтому, когда мы обращаемся к таким острым темам, как события, связанные с национально-освободительными движениями, здесь чаще всего встречается такой феномен, который мне напоминает ту самую джамшедову чашу, в которой каждый хочет видеть только себя и то, что ему хочется.

А, между тем, есть объективная наука и хорошо, когда исследователи опираются на исторические источники. А они, как вы видите, расположены как в Казахстане, так и в Таджикистане, в Узбекистане, в России и так далее.

Практически не каждый даже источниковед имеет возможность дойти до источника. А тем более это влияет в конченом счете на оценку того или иного исторического события.

Столетие событий 1916 года в Казахстане и Средней Азии являются важным поводом для нового осмысления и предметного обсуждения многих вопросов, связанных, как с историческим прошлым, так и с современным положением, взаимоотношениями государств, расположенных на пространстве от Китая до Великобритании.

Потому что особенность этого события заключается в том, что оно охватывает широкий географический масштаб. На что мы не обращали внимания, ограничиваясь только территорией Евразии, под которой подразумевали Российскую Империю, Казахстан и Среднюю Азию.

Но эти события интересовали и оказывали влияние на гораздо более широкий географический масштаб интересов различного характера.

До сих пор в исторической и научно-популярной литературе не был осуществлен комплексный подход к событиям 1916 года с точки зрения их эпохальности и глобальности. А самое главное – роли в современной истории Евразии и Центральной Азии с выходами на обозначенные мною сегодня геополитические пространства.

16- год – это итог развития социально-экономических и политических противоречий в мировых масштабах. Пожалуй, мало кто обратил в свое время внимание на фразу обыкновенно неясно выражавшегося британского министра иностранных дел Эдуарда Грея, который накануне первой мировой войны сказал: всех последствий подобной войны совершенно нельзя предвидеть. Вряд ли глава форин офиса знал, что эти последствия будут оказывать влияние на общественное и историческое сознание бывшей азиатской России вплоть до начала 21 века.

Сегодня, когда речь заходит о событиях 1916 года, которые вызвали пожар, начавшийся в Худжанде, и по сути своей дошли до Белоруссии и Прибалтики, куда были направлены тыловые рабочие, наблюдается неопределенность в позициях стран, к которым они имеют непосредственное отношение. В первую очередь – Казахстан, Кыргызстан, Узбекистан и Таджикистан.

Столетие официально отмечается только в Кыргызстане, потому что президент Кыргызстана в мае прошлого года опубликовал специальный указ о трагических событиях 1916 года.

Наверное, сегодня будет сложно определиться с теми гранями истины, которую ждет общественное сознание.  Истина, как известно, одна и по природе своей одинока. Однако, как показывает жизнь и история, истина имеет свойство быть многогранной, когда это касается того или иного исторического события.

События 1916 года не составляют исключения, и установление истины по этим событиям гораздо сложнее, чем мы себе это представляем.

За прошедшие сто лет этому событию суждено было обнаружить разные грани, появление которых породило представление о многоликости истины. Главная проблема, которая обращает на себя внимание в связи с событиями 1916 года в Казахстане и Кыргызстане, это степень изученности их историко-правовых аспектов. Все начинается с права.

Данная проблема начинается с непосредственного повода к их началу, а точнее с указа Николая II от 25 июня 1916 года. Документ часто называют как высочайшее повеление о реквизиции инородцев на тыловые работы. Его полное название – «О привлечении мужского инородческого населения Империи для работ по обустройству оборонительных сооружений и военных сообщений в районе действующей армии, а равно для всяких иных необходимых для государственной обороны работ».

Что интересно. Мы легко пользуемся термином «реквизиция» на тыловые работы, в то время, как если к этому подойти с точки зрения этого указа как исторического документа, то слово «реквизиция» совершенно противоречило 19 статье законов российской империи. Там было сказано следующее: реквизиция есть принудительное приобретение от жителей всякого рода местных средств, необходимых для удовлетворения нужд армии.

 А тут речь пошла о людях. Как можно живой материал реквизировать? И оттуда, как мне кажется, пошло с самого начала искажение многих вещей, связанных с событиями 1916 года.

Впервые серьезное внимание на этот вопрос обратил наш бывший старший сотрудник Института истории, этнографии и археологии Казахстакой ССР Андрей Вадимович Панфилов.

Это было еще в 1996 году.

Тогда Андрей Вадимович ставил вопрос о правовой легитимности самого указа и вовлеченности в это обстоятельство правительства и силовых министерств. Законодательной и исполнительной власти.

Положения, приведенные исследователем, серьезно доказывали, что произошли серьезные нарушения законов, и император Николай II был просто «подставлен» заинтересованными лицами в этом указе. Правительство в лице Шуваева и Штюрмера позволило убедить себя в законности принимаемых мер. Осознание нелегитимности этих мер пришло, но позже. Но даже тогда министры не хотели признать этого публично. В декабре 1916 года, когда Штюрмер жив был еще, представители оппозиции назвали его главным виновником трагических событий и даже указывали, почему премьер-министр мог быть заинтересован в появлении на свет указа – коррупция.

Отсюда становится понятным, почему за 1916 год Николай II сменил четырех председателей Совета министров, четырех министров внутренних дел, трех министров иностранных дел, двух военных министров и трех министров юстиции.

Сегодня очень важна постановка проблемы об объективной истине 1916 года. Она упирается в комплекс проблем. Это проблемы, связанные прежде всего с тем, что в научный оборот продолжают вводиться исторические источники. С другой стороны- с юбилейным ситуативным подходом к этим событиям.

Между тем, 1916 год – это завершающий этап народно-освободительного движения в Казахстане, в Средней Азии, который начался еще в первой четверти 18 века. Здесь нужен комплексный подход, иначе понять это событие просто невозможно.

С другой стороны, обращает на себя внимание геополитический аспект проблемы. Он серьезно влияет на оценки, которые существуют в литературе.

Последние 25 лет на эту оценку повлияло становление «самостийных» и самостоятельных историографий.

Очень важный аспект – связанный с интеллигенцией, которая в этом вопросе в 1916 году заняла позицию, так скажем, нейтральную, и даже призывала народ не идти на восстание.

Еще одни момент – нам очень хорошо нужно изучить собственно состояние российского общества на тот момент, в 1916 году. И здесь мы много чего увидим.

Завершая, скажу следующее: разговор о событиях 1916 года требует солидарности с такими учеными, как Артем Лунян, Фредерик Стар, Стефан Блэнк (запись с наушников, проверить имена!), которые в качестве конструктива по объективном у анализу 1916 года предлагают научный подход, основу которого должны составить комплиментарность и корпоративность.

А я бы сказал, еще и  междисциплинарность. Этот вопрос невозможно изучить только лишь историкам, литераторам и так далее. Его нужно изучать вместе и сообща.

Рейтинг: 
Средняя: 3 (2 votes)

Комментарии

История в советское время была служкой идеологии. Но в принципе восстание 16 года преподносилось как то так, достаточно близко к оригиналу событий, если говорить по справедливости.

Но вот многие детали остались скрыты, причем не нарочно скрыты, а просто руки у исследователей не доходили, поскольку тема была такая, не очень выгодня, не дежурная, вспоминали о ней редко и вообще всё-всё для советского человека начиналось  с Великой Октябрьской Революции... Лучше защитится на организации МТС в сельском хозяйстве или что то в этом духе - "дешово и сердито". 

Это к чему все пишу? Да к тому, что 1916 год изучать и изучать, и в этом сымсле такие конференции, кто бы из не проводил, какие быв цели они не преследвоали, они нужны. и чем больше. тем лучше. Надо наконце воссоздать всю более или менее реальную картину произошедшего тогда... А ведь это былот большое. крупно, кроповпро литное событие - восстание кавзахов и не только казахов 1916 года...

Transparent sapphire replica watches mirror, black clad PVD coating titanium surface through the end. The rolex replica top center of titanium metal watchcase with carbon fiber rolex replica inserts, unique crown in the case, it is very mysterious and replica watches uk interesting. Movement is very unique, first in the rolex replica front of the vertical surface of the small seconds display, they are fixed in the suspension frame on the frame of the aluminum column to indicate.

Оставить комментарий

(If you're a human, don't change the following field)
Your first name.
(If you're a human, don't change the following field)
Your first name.
(If you're a human, don't change the following field)
Your first name.

Filtered HTML

Plain text

CAPTCHA
Этот вопрос задается для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя автоматическую спам-рассылку.
8 + 8 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.