Манкурт ШАЛАКАЗАХОВ. Клиника д-ра Цукерберга. Противостояние Паниковского и Балаганова

Минувшая неделя в ФБ, если отрешиться от тявкания озабоченных граждан в сторону России, Сирии и США (как будто не в Казахстане живут, так переживают), ознаменовалась грандиозной склокой между людьми, называющими себя оппозицией.

Поводом для очередной свары граждан, именующих себя умом, честью и совестью нашей эпохи, стала поездка горстки из них в Брюссель на встречу с Акежаном Кажегельдиным. Подробности, на удивление, выдали многие казахстанские СМИ, что стало одним из главных аргументов «фейковости» этого слета оппозиционеров для пропагандистов признанного в Казахстане экстремистским движения «Демократический выбор Казахстана». Дескать, где это видано, чтобы в Казахстане СМИ писали об оппозиции, если она реально противостоит режиму, как это делает ДВК и его бессменный вождь Мухтар Аблязов.

Забавно, но о ДВК тоже на этой неделе сообщили практически все СМИ, опубликовав исследование общественной организации ЦАРКА (центр анализа кибер-атак). Организация эта объединяет IT-специалистов, которые, по их же собственному признанию, далеки от политики. Узнав о том, что власть может заблокировать мессенджер Telegram (который, на самом деле, гораздо больше, чем просто мессенджер) из-за размещенного там чата «Активист ДВК», ЦАРКА просто препарировала этот чат, выяснив, что это заповедник «мертвых душ», перед которыми ломают комедию горстка аблязовских сторонников типа Жанны Боты, бежавшей в Киев мошенницы, и Айдоса Садыкова, бежавшего опять же в Киев нонконформиста и просто площадного хулигана, любителя мутузить полицейских.

Через этот чат, судя по исследованию ЦАРКА, прогнали полмиллиона казахстанских абонентов, но люди выходили из «Активиста ДВК» быстрее, чем Бота, Садыков и прочие успевали их добавлять. В итоге «поддерживать» ДВК в этом чате остались те аккаунты, владельцы которых не пользуются Telegram. То-то же они удивятся, когда к ним постучат сотрудники казахстанской прокуратуры с вопросом, действительно ли они являются сторонниками экстремистов. А вычислить их, вопреки утверждениям аблязовских сторонников об анонимности участников чата, не просто, а очень просто – в Telegram аккаунты привязаны к действующему номеру сотового телефона.

Ну а пока несчастных, без их ведома записанных в дэвэкоиды, вычисляют сотрудники прокуратуры, в ФБ столкнулись лбами пропагандисты Аблязова во главе с ним самим и отдельные представители брюссельской группы во главе с Серикжаном Мамбеталиным, который, судя по инсайду, и был вдохновителем и организатором этой выездной конференции. Кстати, тут все логично – тот же Мамбеталин, помнится, несколько лет назад пытался вывезти представителей оппозиции в Киев, чтобы поговорить без помех. Повестку той киевской конференции так никто и не узнал, а потому она и не состоялась. Ну, еще может быть и потому, что разглагольствовать в Алматы о демократических преобразования на Украине не так страшно, как на своей шкуре ощутить революционный бардак образца 2014-2015 гг., когда майданы в столице Незалежной организовывали все кому не лень, когда могли отметелить на улице за косой взгляд, когда депутатов Рады обычное, но вооруженное и чувствующее безнаказанность хулиганье могло преспокойно сунуть в мусорный бак.

Но с Брюсселем получилось. Возможно, потому, что весь этот слет освятил своей репутацией первого либерала в казахстанской глуши Акежан Магжанович Кажегельдин, поскольку внятной повестки встречи так и не прозвучало. Что-то там про коррупцию, какой-то там «Новый Казахстан» (хотя еще со «старым» Казахстаном не разобрались) – все эти смыслы, если они и были, прошли мимо сознания благородной публики, увлеченно жующей попкорн под гвалт канонады. Брюссель и ДВК сошлись в бессмысленной полемике. 

Как и ожидалось, в ход помимо оскорблений в стиле диалогов Паниковского и Шуры Балаганова («Ты кто такой?», «Нет, кто ты какой?») пошла тяжелая артиллерия в виде компромата и извлеченных из шкафов скелетов. Пока что пострадавшим в этой сваре можно считать Сергея Дуванова, которому его былые соратники припомнили изнасилование несовершеннолетней, хотя еще год назад говорить об этом в приличном либеральном обществе считалось делом нерукопожатным. Бедолага-публицист попытался было изобразить свое обычное отношение к происходящему, выбрав позицию «над схваткой», но не угадал. Его быстро стащили с возведенного им же самим нерукотворного пьедестала и душевно макнули несколько раз головой в помои. Теперь не отмыться. Тем более что макать продолжают и дальше. Кстати, макающие, увлекшись процессом, забыли, что брызги от помоев щедро орошают и их белые одежды.

Итогом этого противостояния со здравым смыслом (он давно обходит стороной либеральный лагерь, а к националистам вообще никогда не заходил) стало пронзительное осознание простого как яйцо факта – альтернативы действующей власти в Казахстане нет. Той самой власти, сам вид которой, состояние и эффективность сегодня и впрямь вызывают у всех слоёв насленеия глухой ропот возмущения. И – тем не менее!.. Альтернативы внятной как не было, так и нет. Это было понятно и раньше, но с тех пор подросло поколение мечтателей, плохо учившихся в школе. Они, конечно, может быть и учились на «пятерки», но современная казахстанская школа – это просто синоним плохого образования. И это поколение мечтателей давно пора было приземлить, показав суть тех, в кого и кому они верят. Склочные мелочные людишки, рассуждающие о том, как нам обустроить Казахстан, просто не могут быть «умом, честью и совестью» нации. И хорошо, что это произошло именно сейчас, когда общая вера в какую-то либерально-националистическую альтернативу еще не стала религиозной, наподобие той веры в марксизм, приведшей к власти большевистскую группировку.

Диагноз, в общем-то, прост – очередной политический процесс в Казахстане, инициированный «снизу», превратился в разборки Паниковского и Балаганова, что лишний раз показывает уровень и качество тех, кто претендует на власть в Казахстане.

Рейтинг: 
Средняя: 4.5 (4 votes)