Антон МОРОЗОВ. Казахстан – плацдарм для информационных войн?

Недавнее заявление Государственного департамента США о выделении через Агентство по международному развитию (USAID) дополнительных средств на финансирование СМИ стран Центральной Азии особого ажиотажа в Казахстане не вызвало.

Возможно, причиной такого равнодушия стала не самая большая сумма – $ 15 миллионов на весь проект, т.е. условно по $ 3-5 миллионов «на брата». Если для Кыргызстана или Таджикистана это ощутимые деньги, то Казахстан тратит на проведение государственной информационной политики значительно больше. По официальным данным, взятым из закона РК «О республиканском бюджете на 2016-2018 годы», в нынешнем году на пропаганду достижений государства и разъяснение текущей политики из республиканского бюджета было выделено более 40,5 млрд. тенге, что составляет по текущему курсу более $123,5 млн.

Бюджетные траты Казахстана  на государственную информационную политику

 Годы

2016

2017

2018

В тенге

41 798 616 000

41 023 569 000

40 521 751 000

В долл. США

127 434 864

125 071 856

123 541 923

Мы видим, что суммы на работу со СМИ, выделяемые Казахстаном и США, несопоставимы. Тем не менее попробуем разобраться, на что Вашингтон собирается потратить деньги?

Вновь подкинули лимонов… США возобновили финансирование программ USAID в Центральной Азии

Бороться за «информационную разборчивость» США планируют опосредованно – через повышение «медиаграмотности» населения и поддержку местных журналистов. Надо отметить, что подобные подходы давно отработаны. Поездки, пресс-туры, стажировки казахстанских журналистов в американских СМИ являются довольно привычной практикой. То же самое можно сказать и о «медиаграмотности»: в стране сложился устойчивый пул НПО (неправительственных/некоммерческих организаций), занимающихся проблематикой СМИ, которые существуют за счет зарубежных грантов.

Примечательно, что через полгода после официального вступления в должность президент Дональд Трамп заявил о намерении существенно снизить расходы на программы, осуществляемые по линии USAID, а в ряде стран, в том числе и в Казахстане, отказаться от присутствия этой организации. Но, видимо, что-то заставило от этих намерений отойти.

В этой связи довольно забавно видеть, как меняются оценки наблюдателей. Тогда многие эксперты расценили сказанное Д. Трампом как выполнение его предвыборных обещаний сосредоточиться на решении внутренних проблем Америки. Сейчас, когда принято решение о возобновлении финансирования, из уст тех же экспертов все уверенней звучат тезисы о злоупотреблениях США т.н. «мягкой силой».

На информационном фронте без перемен

Представляют интерес формулировки причин, по которым USAID решило возобновить работу с гражданским сектором РК. По мнению американцев, на это их подвигло огромное влияние российских СМИ на общественное мнение стран ЦА, обусловленное неспособностью региональных медиа создавать общественно значимый контент, который мог бы конкурировать с российским. «Местным независимым СМИ сложно соперничать с щедро финансируемым контентом, предоставляемым российскими каналами, которые широко доступны в регионе. Частные и независимые медиакомпании занимаются производством новостных материалов, однако они редко имеют прямой доступ к официальной информации и зачастую ссылаются на финансируемые государством СМИ как на свой единственный источник», – пишут авторы документа.

Надо отметить, что они не ошиблись, поставив четкий диагноз СМИ Казахстана. С их утверждением о том, что «российские телеканалы остаются основным источником информации, что вкупе со слабым освещением международных тем местными каналами ведёт «к неверному пониманию мировых событий» населением региона», следует согласиться. По крайней мере, применительно к Казахстану формулировка весьма точна. Правда, далее следует традиционная риторика об универсальных демократических ценностях, свободе слова, независимых СМИ и транспарентности, но, как показывает практика, это не более чем красочная ширма, которая скрывает «ловкость рук» западных партнеров.

Из вышеизложенного можно вынести два вывода. Во-первых, США достаточно серьезно воспринимают или стараются показать, что достаточно серьезно воспринимают российский информационный ресурс. Во-вторых, США осведомлены, по крайней мере в общих чертах, о состоянии информационного пространства стран ЦА, которое имеет одну общую особенность – в представлении правящих кругов значение управляемости потоков информации и контроля над ней выше, нежели конкурентоспособность собственных СМИ.

Информационные залпы России напугали Казахстан

К чему привел такой подход, хорошо видно на примере недавних событий, когда российские СМИ сделали несколько оценок внешней политики Казахстана, не очень приятных для него.

Поводом для этого послужила позиция Казахстана во время голосования в СБ ООН по подготовленной Россией резолюции, осуждающей удар США и их союзников по Сирии. Россию поддержали три страны из 15 членов СБ, против выступили восемь стран, а четыре, включая Казахстан, воздержались.

Спустя небольшой промежуток времени в своем шоу «Вечер с Владимиром Соловьевым» российский телеведущий высказал, в общем-то, вполне предсказуемый для шоумена и пропагандиста вопрос: почему Казахстан не поддержал позицию России? «Это же уже не в первый раз у Казахстана позиция такая размытая. Мы что-то не знаем про наши отношения с Казахстаном? Вдруг где-то пробежала черная кошка? Или нам ждать, что следующий майдан будет направлен на Казахстан и в Казахстан, чтобы оторвать его от России?» – поинтересовался С. Соловьев.

Затем в «Независимой газете» и журнале «Профиль» появились статьи с заголовками «Астана разрушила архитектуру каспийской безопасности» и «После Елбасы. Социальные и политические проблемы, скепсис в отношении России – с таким багажом Казахстан приближается к транзиту власти».

А уже после этого на многочисленных «мусорных» ресурсах с непонятной географической привязкой стали появляться материалы вообще за гранью добра и зла: «Все-таки продались! У США будут базы в Казахстане», «Казахстан уходит от Москвы», «Как Казахстан душит у себя "Русский мир"» – и это далеко не все заголовки.

При этом подавляющее большинство материалов раскручивало неверные, а вполне возможно, и заведомо ложные тезисы, в частности о том, что Казахстан дал добро США на постройку военных баз на Каспии. Опровержения и комментарии казахстанских официальных лиц никак не повлияли на ситуацию. Она начала меняться лишь после того, как Нурсултан Назарбаев во время встречи со своим российским коллегой Владимиром Путиным в Сочи заявил: «Мы союзники, близкие государства, и СМИ обоих государств должны работать в таком же ключе, не раздувать из мухи слона, если возникают какие-то вопросы». После этого число критических материалов уменьшилось.

В этой ситуации обращает на себя внимание следующий момент: фактически то, что произошло, вполне можно отнести к разряду информационной операции. Грамотно запущенная новость исказилась и стала жить своей жизнью, будоража умы неискушенных граждан и породив «девятый вал» информации, не соответствующей действительности.

Что это было?

На наш взгляд, сейчас нужно как следует отрефлексировать вопрос: зачем это было сделано? Внутри казахстанского экспертного сообщества мнения разнятся. Кто-то считает это ответной реакцией на внешнеполитическую позицию РК, кто-то демонстрацией возможностей российской информационно-пропагандистской машины, кто-то полагает, что это «эксцесс исполнителя», а кто-то «пробным шаром», своего рода «информационной рекогносцировкой». Интересна точка зрения казахстанского эксперта Марата Шибутова. По его мнению, произошедшее не имеет отношения к реальной политике, а является лишь пропагандой, рассчитанной на внутрироссийское потребление. «Надо помнить, что российские передачи нацелены сейчас только на одно – рейтинг. Каким образом, никого не волнует. Лучший рейтинг приносят скандалы. Так что все эти выпады – просто шоу», – полагает М. Шибутов.

Как бы там ни было, но эта ситуация показала абсолютную неспособность казахстанских СМИ противостоять информационному воздействию извне. Какого-либо осмысленного и системного подхода к противодействию вброшенным тезисам казахстанская информационно-пропагандистская машина, несмотря на все финансовые вливания, не продемонстрировала, расписавшись в собственном профессиональном бессилии.

Справедливости ради нужно добавить, что результаты этой «информационной атаки» для России тоже далеко не однозначны. Казахстан был напуган таким «дружественным огнем», и критики России из казахстанского национал-патриотического сегмента получили очередной повод для русофобских оценок. А власти получили предлог для продолжения политики «зачистки» информационного пространства страны от зарубежных СМИ. Думается, что этот тренд будет только усиливаться. Наконец, казахстанские русские в глубине души также почувствовали себя неуютно, поскольку в представлении националистов они прочно ассоциируются с Россией.

* * *

Таким образом, итоги всего этого довольно неутешительны. Более того, можно предположить, что подобные ситуации повторятся в будущем. Казахстан все больше втягивается в противостояние между Россией и коллективным Западом. Образно говоря, постепенно закрепляется его положение в качестве плацдарма, на котором происходят «информационные боевые действия». И то, что планы вывести USAID из Казахстана изменились, говорят о том, что накал борьбы будет только нарастать.

Для Казахстана это не очень хороший сценарий, поскольку в условиях, когда каждая из противоборствующих сторон хочет видеть тебя «в своем окопе», осуществлять многовекторную политику становится все сложнее.

Рейтинг: 
Средняя: 4 (1 vote)