Жанар ТУЛИНДИНОВА. Грани синофобии в Казахстане: кому выгодно раздувать «казахский вопрос в Китае»?

Вспышки синофобии, которыми был ознаменован конец июня – начало июля (угрозы сетевых активистов сорвать свадьбу китайца и казашки в Алматы, ночное вторжение на территорию китайского предприятия в Шымкенте) заставили заговорить СМИ о том, что нагнетание антикитайсих настроений в Казахстане является управляемым процессом. Иной вопрос, какие именно интересанты за этим стоят.

 

Интриги региональной элиты, предрассудки или происки Запада?

Политолог Султанбек Султангалиев считает, что антикитайские инциденты могут быть инспирированы региональными элитами, которые таким образом дают знать центральной власти о своем недовольстве тем, что китайские инвесторы отнимают у них наиболее прибыльные сферы экономики и самые лакомые ее куски – нефть, газ, строительство.

«Подлинной причиной пресловутых «земельных» митингов в Казахстане, на мой взгляд, как раз и являлось недовольство региональных кланов китайской экономической экспансией на Западе страны. Собственно земельный вопрос лишь послужил надуманным поводом для акций протеста», - уверен Султангалиев.

 Впрочем, некоторые эксперты считают, что синофобия в Казахстане – это стихийное явление, основанное на укорененном в общественном сознании представлении о китайском экспансионизме. По мнению политолога, представителя Ассоциации приграничного сотрудничества в Казахстане Марата Шибутова лепту в негативное восприятие Китая внесла советская военная пропаганда: «Территории Кыргызстана и Казахстана входили в среднеазиатский военный округ, который нацеливался на войну с Китаем. Соответственно, население тоже готовили к этому противостоянию. И на фоне возникающих в тот период приграничных конфликтов негативная установка о китайцах прочно вошла в наше сознание», - сказал М. Шибутов в интервью порталу 365info.

Авторитетный казахстанский политолог, директор Исследовательского института международного и регионального сотрудничества Болат Султанов уверен, что за нагнетанием антикитайской истерии в Казахстане четко прослеживается заказ Запада, обеспокоенного ростом политического и экономического влияния Китая. По мнению политолога, усиление антикитайских настроений в казахстанском обществе в конечном итоге приведет к срыву китайского проекта «Экономический пояс Шелкового пути», ухудшению казахстанско-китайских отношений и, в конечном итоге, подорвет развитие экономики Казахстана и ухудшит социально-экономическое положение страны.

Утка о «лагерях перевоспитания» для 120 тыс. мусульман

Своеобразным подтверждением высказанного Б. Султановым предположения стала недавняя пресс-конференция движения «Жана Казахстан», посвященная итогам визита в Вашингтон. Любопытно, что китайская тематика стала одним из важных пунктов повестки мероприятия. Участники пресс-конференции заявили, что готовы подключиться к дискуссии относительно китайской экономической экспансии в Казахстане, и даже сообщили, что направили на имя премьер-министра письмо с требованием разъяснить экономическую целесообразность проекта переноса 51 китайского производства в Казахстан.

Однако особенно настойчиво и акцентированно из уст «жанаказахстанцев» прозвучал «казахский вопрос в Китае». Общественники сообщили, что обсудили с американскими конгрессменами, сенаторами и представителями Госдепартамента ситуацию с ущемлением прав этнических казахов в Китае. Действительно, «казахский вопрос в Китае» с недавних пор стал еще одним сюжетом, подпитывающим синофобию в Казахстане, помимо уже традиционных: «китайцы увезут из страны всех казашек», «китайцы отберут у нас рабочие места» и «китайцы выкупят нашу землю, истощат ее или построят в Казахстане чайнатауны».

Причем одним из активных раздувателей ажиотажа вокруг массовых притеснений мусульман, в том числе казахов, в Синьцзян-Уйгурском автономном районе (СУАР) стали именно западные медиа – CNN и Radio Free Asia. Именно в этих СМИ в начале нынешнего года появились сообщения о том, что 120 тыс. мусульман, проживающих в СУАР, якобы были помещены в «лагеря перевоспитания», где их принуждают к тому, чтобы «петь революционные песни, изучать идеи председателя КНР Си Цзиньпина и говорить на неродном китайском языке».

Позднее генконсул КНР в Алматы Чжан Вэй опроверг информацию о существовании подобных «лагерей для мусульман».

 

Вступимся за соплеменников?

Впрочем, впервые в Казахстане вопрос притеснения казахской диаспоры в КНР был поднят (причем на самом высоком уровне) на прошедшем в Астане в июне прошлого года Всемирном курултае казахов, где один из его участников Омирхан Алтын, казах, проживающий в Германии, обратился к президенту Нурсултану Назарбаеву со следующим заявлением: «Китайские власти в нарушение своего и международного законодательства, международных норм по защите прав человека попирают права этнических казахов. Наши сородичи просят о помощи, недавно осудили 10 казахов. Говорят, их судят за то, что они хвалили Казахстан, держали связь с сородичами из Казахстана. А еще за то, что они говорили о желании переехать на родину. Судят молодых ребят только за то, что они просто зашли в мечеть помолиться. Такого нельзя допускать. Если мост будет разрушен, то какая тогда будет дружба между народами? Среди наших сородичей террористов нет», - уверенно заявил Омирхан Алтын.

Тогда президент ответил, что хотя он и осведомлен о событиях в Синьцзяне, о терроризме и экстремизме в этом регионе, но «о том, что там притесняют казахов, не слышал» и поручил МИД разобраться в этом вопросе. В октябре 2017 года вопрос о притеснении казахской диаспоры в Китае был поднят на уровне Сената. С соответствующим депутатским запросом к правительству обратился сенатор Нурлан Кылышбаев.

 

 Посол КНР в РК: это чисто внутренние дела Китая

Посол КНР в Казахстане Чжан Ханьхуэй, вынужденный отвечать на эти претензии, признал, что «во время проведения XIX съезда, до и во время его проведения, в СУАР предпринимали жесткие меры надзора и досмотра всех людей, не только казахов, но и ханьцев, и других национальностей без исключения. На местах сотрудники правоохранительных органов перестарались, есть отдельные случаи».

По словам посла, эта силовая акция была связана с поступившей информацией о том, что «иностранные сепаратистские, террористические, антикитайские силы из регионов Ближнего Востока, не казахские, хотят поднять шумиху, сделать хаос или конфликт в СУАР, чтобы подорвать съезд и стабильность в СУАР, чтобы обуздать развитие страны». В то же время Чжан Ханьхуэй четко обозначил, что Китай не допустит вмешательства в свои внутренние дела. «В СУАР проживает 1,5 миллиона казахов, это наши граждане, они являются неотъемлемой частью китайской нации, китайского народа. У нас всего 56 национальностей, это одна семья. Мы не можем возвышать один народ, а другой - унижать, такая страна развалится. С другой стороны, если дело касается наших граждан, у которых есть китайские паспорта, - это чисто внутренние дела Китая. Если мы ошибаемся, то это наши дела. Спасибо, что вы подсказали, мы поправим, но нельзя вмешиваться», - сказал китайский посол.

Фейк, чтобы внести раскол

Впрочем, на этом волна обсуждения «казахского вопроса в Китае» не прекратилась. В декабре прошлого года в Алматы на площадке Казахстанского международного бюро по правам человека и соблюдения законности (КМБПЧ и СЗ) прошла пресс-конференция, на которой родственники осужденных по разным причинам 160 этнических казахов в Китае сообщили о систематическом ущемлении прав казахской диаспоры в КНР – закрытии казахских школ, запрете посещать мечети, ограничении на выезд в Казахстан.

Примечательно, что казахстанские эксперты-китаеведы считают, что шумиха вокруг предполагаемого притеснения казахов в КНР больше похожа на фейк, направленный на то, чтобы внести раскол в казахстанско-китайские отношения. Такое мнение, в частности, высказал известный китаевед Константин Сыроежкин. «Казахская диаспора - это горячий вопрос, хотя у неё нет особых проблем в КНР. Потому что всё давно оговорено. Более того, многие этнические казахи занимают чиновничьи должности в СУАР», - отметил он в интервью порталу Саясат.

Аналитик университета Нархоз Данияр Косназаров высказал сомнение относительно «отчетливой точечной политики в отношении казахов, проживающих в Китае, со стороны Пекина». По его словам, «этнические казахи не являются силой или угрозой, которая мешает КНР в развитии». Тем не менее, с подключением к этому дискурсу «грозной силы» в лице движения «Жана Казахстан», располагающего определенными организационными и медийными ресурсами, можно ожидать, что тема притеснений казахской диаспоры в КНР не только не сойдет на нет, но и получит максимальную информационную раскрутку. Что, несомненно, послужит фактором, осложняющим отношения Китая и Казахстана. Впрочем, расчет, по-видимому, в этом и состоит.

© ИАЦ МГУ

Рейтинг: 
Средняя: 3 (1 vote)