Анатолий НИКОЛАЙЧУК. Не прятать голову в песок

Растет ли протестная активность в казахстанском обществе? Большинство социологов и политологов категорически утверждает что  подобный рост можно уже увидеть даже подслеповатым обывательским глазом.

Власть же, с одной стороны традиционно делает вид, что ничего подобного нет и в помине, а с другой, явно разнервничалась настолько, что бурно репрессивно  реагирует даже на самый примитивный и невинный троллинг,  вроде выхода на площадь с чистым листом бумаги в руках. Заодно, периодически блокируются далеко не самые зловредно-оппозиционные сайты, подозрительно барахлят социальные сети, а вместо спокойной разъяснительной работы, со стороны представителей силовых структур все чаще звучат лишь угрозы неотвратимости наказания за любые подозрительные действия.

Конечно, можно списать это на общую обстановку предвыборной кампании, когда политическая энергия граждан априори получает дополнительный тонус, можно порассуждать о сезонности обострений у некоторых психологически неуравновешенных представителей  электората,  или на худой конец вообще ударится в конспирологию и навертеть целый букет причин с упором на внешние факторы. В этом случае, положено туманно намекать на козни неких сверхдержав (удобно тем, что темный образ внешнего врага каждый выберет для себя самостоятельно).

Безусловно, нечто подобное наблюдалось в нашей державе и ранее. Однако, в настоящее время уже можно наблюдать ряд серьезных отличий.  По оценкам экспертов в стране все сильнее происходит с вовлечение в протестное движение большого количества людей тех социальных и демографических групп, что ранее не были замечены в особых бунтарских настроениях.  Это уже не «штатные оппики» и вечно всем недовольная либеральная интеллигенция, а малообеспеченные окраины, жители средних городов и поселков, рабочие, студенты, некогда безропотные  бюджетники и даже военнослужащие. В связи с последними, можно вспомнить инцидент произошедший в конце января этого года в Алматинской области, когда на митинг протеста вышли не только отставные, но и действующие офицеры  и выкатили своему руководству целый пакет требований которые по их словам нужно разрешить до конца мая. Май уже подошел к своей середине и что уж там думает  генералитет МО, конечно- же доподлинно не известно, однако если военные сплоченными рядами  выйдут на митинг опять, да еще на кануне самих выборов, вряд ли это пройдет незамеченным как в самой республике, так и за ее пределами.

Так что же происходит? В чем корень зла, побуждающий еще недавно вполне законопослушных людей выходить на улицу? Поверхностных факторов здесь, конечно -же будет несколько, однако, по большему счету все они будут скорей относится к следствию, нежели к реальным причинам.

Какое-то глобальное, глубоко осознанное и выстраданное недовольство самой политической системой действующей в Казахстане пожалуй можно отодвинуть на второй, если даже не на третий план. Да, один беглый ворюга-банкир из «прекрасного далека» любит проверещать на тему о том, что все несанкционированные митинги последнего времени это якобы его личная заслуга, но здесь, скорей он выдает желаемое за действительное. Нет, определенные сторонники у него конечно же есть, но и то это не столько идейные поклонники жизненной философии проворовавшегося олигарха, сколько люди живущие по принципу «недруг моего недруга - мой временный союзник». Других, более менее влиятельных оппозиционных лидеров способных собрать вокруг себя реальные силы в стране, в общем, не наблюдается. Все «вечно несогласные» достаточно сильно разобщены и в основном яростно выясняют отношения между друг другом, уподобляясь в этом бандюкам из 90-х, которые периодически настолько увлекались переделом сфер влияния, что «расчищали поляну» друг от друга собственными силами, изрядно облегчая жизнь правоохранителям и спецслужбам. Соответственно, люди выходят на улицы и площади повинуясь не «партийной дисциплине», а некому внутреннему голосу, подсказывающему что по иному обратить внимание власть предержащих на назревшие проблемы становится уже крайне затруднительно. А регулярный мониторинг тех же социальных сетей и просто человеческое общение в быту, вполне наглядно свидетельствует о том, что число сторонников людей вышедших на митинг реально растет. И если раньше одобрительные возгласы в их адрес больше смахивали на «кукушку, что хвалит петуха», то сейчас показатели явно увеличились за счет обычных граждан, ранее не замеченных в сочувствии «диссидентам».

Примерно об этом же свидетельствует и отчет о результатах мониторинга реализации права казахстанцев на мирные собрания в 2018 году составленный экспертами Казахстанского международного бюро по правам человека и соблюдению законности:

«Поскольку сегодня политические партии и общественные организации, как правило, выключены из сферы протестной активности, то протесты все больше становятся неорганизованными и непредсказуемыми, — говорится в отчете. — Растет количество акций, возникших спонтанно, без подготовки и лидеров, порой не имея под этим какого-то разумного образования. Это говорит о том, что в сфере мирных собраний возрастает фактор стихийности и непредсказуемости».

Тревожно? Безусловно. Хотя ведь, справедливости ради, ничего сверхествественного на самом деле не произошло- у людей всего лишь наступила пора очередного выплеска недовольства по поводу весьма неудовлетворительного состояния социально-экономической ситуации в стране , а вот уже непосредственно на местах, ловкие манипуляторы ( а зачастую и демагоги-провокаторы) без проблем переводят социальный протест в протест политический , или что особо опасно – в национально-политический.

Да, лукавая дама по имени «Статистика» периодически любит своим убаюкивающим голоском  мурлыкать о невиданном доселе экономическом росте, но население его упорно не ощущает. Люди ведь рассуждают об экономике не по статистике, не по цифрам, а идя в магазин, смотря на то, сколько они могут купить в этом магазине на свою зарплату, и здесь они не видят не то что каких-то позитивных изменений, а скорей наоборот.

Как известно, социально-экономическая ситуация в Казахстане начала ухудшаться еще в начале 2014 году. Спад цен на нефть привел к тому, что правительство было вынуждено отпустить  тенге в свободное плавание.

Национальная валюта стремительно пикировала -130-150-270 тенге за доллар и наконец - безрадостные 380 тенге за доллар в наши дни.

Продолжал неуклонно снижаться и уровень благосостояния населения в 2016 году продолжает падать. В долларовом эквиваленте зарплаты уже упали более чем в два с половиной раза. Как следствие, упал и спрос населения на товары и услуги, что негативно сказалось на финансовом состоянии компаний и частных предпринимателей, а это, в свою очередь, приводило к дальнейшему сокращению работников или в лучшем случае секвестрованию  зарплат.

Можно сколько угодно рапортовать о «подъеме МСБ», но реальная картина будет весьма удручающей. Таким образом, на фоне стагнирующего экономического роста , постоянного повышения потребительских цен и коммунальных услуг все больше казахстанских семей оказываются в весьма тяжелой ситуации.

Вот только последние расчеты  на днях опубликованные в республиканских СМИ: «По официальным статданным, в марте 2019 года, в сравнении с мартом прошлого года, продукты подорожали на 6,7%. При этом повышение коснулось основных товарных групп: хлебобулочных изделий, круп, мяса, молочных продуктов, яиц, масла, сахара. Если сравнивать поквартально, то за первый квартал нынешнего года продовольствие стало дороже, чем в первом квартале 2018 года, на 6,1%. Выросло в цене практически все, кроме фруктов и отдельных видов овощей. По многим категориям продовольствия стоимость поднялась двузначными темпами...»

Продолжает расти безработица (вместе с так называемыми «самозанятыми» составляющая до половины трудоспособного населения), фактически «обескровлено» сельское хозяйство, усугубилась деградация системы здравоохранения, образования и науки, а  неэффективный и как показывают данные следственных и судебных органов весьма коррумпированный госаппарат постепенно впадает в прострацию. Поначалу вместе с прострацией чиновников испытывало апатию и немалая часть общества ( что уж греха таить оно в Казахстане в большинстве своем достаточно флегматичное, индифферентное и весьма тяжелое на подъем). Это не могло из года в год не радовать власти и тем более удивлять, когда внезапно собирается много активных и возмущенных граждан, требующих справедливости. Постепенно, уровень тревожности лишь усиливался и хотя некоторыми социальными инициативами руководство страны смогли несколько снизить беспокойство в обществе но было очевидно, что их позитивный эффект нужно закреплять реальными действиями в решении злободневных социальных проблем и, а так же путем  выстраивания эффективной коммуникации.

И вот тут произошел очередной сбой. Ну не захотели наши чиновники «эффективно коммуницировать», а скорей наоборот поспешили отгородиться от назойливых журналистов непробиваемой броней из различных инструкций, усложнением аккредитаций и прочими бюрократическими «изысками», а общение с населением и вовсе сократили до «образцово-показательных «встреч с бравурными и малоубедительными отчетами о проделанной титанической работе.  Так что, немудрено, что у многих жителей страны стало складываться убеждение, что либо власти вообще не понимают проблем творящихся в стране, либо что еще хуже понимают, но наплевательски к ним относятся. Как, впрочем, и к народу в целом.

А это уже прямой повод выговорится либо в соцсетях, либо на площадях. Кому как удобнее. А дальше уже, что называется дело техники - тяжелая в восприятии и неуклюжая государственная пропаганда все чаще стала «пролетать мимо кассы», недовольство радикализироваться (чем опять таки умело стали пользоваться провокаторы и подстрекатели всех мастей) и массовая организованность протестных выступлений не получилось не потому, что чаша терпения еще не переполнена, а лишь в связи с тем, что большинство местных оппозиционеров также не умеют работать с людьми, как и сами чиновники.

И вот тут- то и наступает тот час «х», когда все зависит от того,  кто сможет сориентироваться первым. Не только торжественно  пообещает, но и докажет делом способность к реформированию, выпустит накопившиеся пары неудовольствия в массах и в конце концов, вернет власти положенный ей уровень легитимности.

Похоже, уверенный ход в этом направлении сделал действующий глава государства и по совместительству кандидат в президенты Касым-Жомарт Токаев объявивший о начале почти месячной акции «Бiрге» в ходе которой казахстанцы наконец смогут откровенно высказаться о том, решение какие проблемы в стране они считают наиболее важным :

«Чтобы Казахстан стал сильным, экономически развитым государством, чтобы благосостояние народа продолжало расти, власть обязана учитывать мнение граждан. Как кандидат в президенты я начал республиканскую акцию «Бiрге», чтобы каждый гражданин Казахстана смог принять участие в формировании общенациональной повестки.

Вы можете написать, решение каких задач вы считаете наиболее важным. Мы внимательно изучим, проанализируем и систематизируем все предложения. В случае моей победы на выборах, ваши мысли и пожелания лягут в основу плана наших дальнейших действий по реализации моей предвыборной платформы».

Адрес для обращений есть. Думаю, что недостатка в письмах и обращениях от тысяч жителей страны не будет. А вот потом, собственно и станет понятно - что это было. Долгожданный поворот власти лицом к людям, или очередной тактический маневр предвыборной кампании. Очень хочется верить в первый вариант. Потому что, следующего шанса восстановить доверие людей и как следствие мгновенно снизить уровень протестной активности может уже и не выпасть. Ну а чем это чревато, наверное, понятно всем. Даже самым закостенелым бюрократам, которых, надеюсь, можно будет либо кардинально растормошить после выборов, либо окончательно списать «в утиль» за профнепригодность. Потому что, если это не сделает руководство страны, то за дело возьмутся совсем другие силы.

И не факт, что они будут настроены на созидательный путь.

Рейтинг: 
Средняя: 4.5 (2 votes)