Манкурт ШАЛАКАЗАХОВ. Казахстан будет развиваться или выживать?

«Главное качество руководителя – реализм».

Марк Аврелий

Какие факторы важнее для нормального функционирования Казахстана – внутренние или внешние? Вроде бы как за внутренним приоритет, типа здоровый организм не болеет, успешно адаптируется к внешней среде, правильно реагирует в сложной обстановке… А если внешние условия принимают характер экстремального давления? Как, например, будет выживать Иран, если США азартно обкладывают его со всех сторон? Просмотр международных новостей заставляет радоваться, что новый глава Республики Казахстан специалист в международных делах и мировой повестке. Аким области или города, возможно, лучше Касым-Жомарта Токаева разбирается в выстраивании межродовых балансов и кланов, но никак не в международных.

Принято считать, что живут потомки выживших. В случае с Казахстаном последнее выживание пришлось на 90-ые годы прошлого века. Одним из его последствий стал массовый мор мужчин в районе 50 лет в первые годы «нулевых». Дело в том, что сорокалетние отцы семейств, где имелись несовершеннолетние дети, резко вступили в новую реальность, в которой их прежний социальный опыт, а заодно и такой же опыт их родителей моментально «обнулился» как бесполезный. Республику «плющило», «штырило» и «колбасило» целое десятилетие, а на мужиках лежал груз ответственности за детей и родителей. Многие полегли на данном историческом отрезке. А значительная часть из тех, кто дотянул до улучшения жизни в 2000-ые, на радостях расслабились после затяжной внутренней мобилизации и сердце (или другие важные части организма) фатально не выдержало. Женщины тянули ничуть не меньше, но когда речь идет не о войне, то выживаемость у них выше.

Казахстан хоть и потерял миллионы жителей, однако 90-ые годы прошел, дооформил свою государственность на полученном при СССР каркасе, встроился в глобальный рынок с его разделением труда. Подзабытая уже программа «Казахстан – 2030» (она же «Полдевятого») обязана своим успехом элементарной вещи. Прогноз Нурсултана Назарбаева насчет того, что мировые цены на нефть вырастут, целиком и полностью сбылся. На этой почве отстроили новую столицу, провели по всей стране широкополосный интернет, повысили уровень потребления, привыкли к дорогущим машинам на дорогах, а потом случился финансовый кризис 2007-2008 гг. в США, который в силу глобального характера современной экономики дотянулся и до Казахстана, как до своей органической части.

После того, как в РК накрылся (не очень катастрофично) пузырь на рынке недвижимости со всеми ипотеками, строительными компаниями и обманутыми дольщиками, начался «нудный период» социально-экономической жизни. Тогда и замаячил на горизонте Евразийский экономический союз, как способ поддержания региональных штанов в условиях глобальной неопределенности.

Потом пришла беда откуда не ждали. Американцы, зная трусоватость Владимира Путина и его привычку действовать наверняка или не лезть в дело вообще, взяли в 2014 году под свой окончательный контроль Украину. В Москве решили, что это уже прорыв стратегического периметра, а потому отобрали Крым и стали поддерживать сепаратистов в Донбассе.

В Вашингтоне достали архивы по победе над СССР в Холодной войне и не придумали ничего лучше, как повторить фокус с санкциями и обрушением цен на нефть – главную субстанцию наполнения российского бюджета. Казахстан по Крыму был не при делах, однако попал под раздачу со всеми эквадорами и венесуэлами. Причем не столько как член ЕАЭС, сколько в качестве нефтедобывающего и нефтеэкспортирующего государства. В июне 2014 года цена на «черное золото» была $115 за баррель, а в декабре Брент стоил $59. В сентябре-октябре 2015 года нефть ползала в диапазоне $45-55, а в январе 2016 года «бочка» падала с $37 на $27. Разумеется, Акорда в таких условиях была вынуждена пойти на девальвацию тенге. Если убрать лабуду про то, что это должно было помочь бизнесу (как предпринимателям вообще может помочь падение платежеспособного спроса населения?), то девальвация национальной валюты была делом вынужденным. Казахстану пришлось пожертвовать частью, чтобы не потерять все.

От того, что в Вашингтоне поняли: падение цен на нефть Путина не свергает – злоключения Казахстана не закончились. В 2017 году американцы заморозили активы РК на $22,6 млрд. После этого Елбасы пришлось ехать в «ставку» Дональда Трампа и объясняться в Белом доме, что не может Казахстан прыгать на Россию как Украина – у нас и бандеровцев нет (только ряженые), и Евросоюза за спиной нет, и здравый смысл в голове есть, и еще Китай – территориальный сосед. В общем, пропихнули Дяди Сэму как смогли многовекторность. Он вроде бы внял, но наши миллиарды придерживать продолжает, чтобы про поводок помнили. Вот и держит Нур-Султан триллионы тенге в облигациях госдолга США, чтобы президент Трамп меньше нервничал.

Эмбарго Вашингтона против нефтяного экспорта Ирана вроде бы Казахстану вреда не делает, так ведь и пользы никакой. Раньше Астана поставляла по 6 млн тонн «черного золота» на север Ирана (на Тебризский НПЗ), а шииты отгружали казахстанским контрагентам эти же объемы со своих терминалов в Персидском заливе. В итоге обе стороны получали дополнительные финансовые выгоды. Теперь все это накрылось медным тазом из-за опасения санкций со стороны США.

Вообще с иранской нефтью какая-то сложная головоломка. Президент Турции Реджеп Эрдоган постоянно заявляет Вашингтону, что он и сам с усами, но импорт «черного золота» от Тегерана прекратил. Якобы он союзник Дональда Трампа по НАТО и все такое. Индия отказалась от импорта иранской нефти под лозунгами стратегического партнерства с США. И Китай перестал покупать углеводороды у Ирана, хотя находится с США в состоянии «народной торговой войны». Где логика?

А еще из-за торговой войны США и Китая пошли вниз цены на все металлы из Казахстана, кроме золота. Здесь нужно напомнить, что хотя металлы в казну Акорды денег приносят меньше, чем нефть, зато людей на этой линии жизни кормится больше. Есть еще казахстанский хризотил-асбест, который враги (конкуренты) постоянно пытаются включить в список запрещенных строительных материалов, хотя он – в отличие от амфиболового асбеста – рака не вызывает.

Однако есть еще одна вишенка на торте, которая перевешивает весь остальной «торт». Все давно ждут обвала на финансовых рынках, но пока этого удается избежать с помощью разнообразных монетарно-регулятивных ухищрений (в первую очередь со стороны ФРС). Изощряться до бесконечности невозможно из-за роста госдолга США. Увеличивается он практически без остановок. Только федеральная его часть превышает $22 трлн. А вместе с долгами штатов, муниципалитетов и квазигосударственного сектора это свыше $60 трлн. На днях было сделано заявление американского казначейства о том, что в 2024 году наступит точка невозврата для их госдолга. То есть он станет таким огромным, что все новые эмиссии долга будут уходить только на выплаты процентов по предыдущим займам. Это большой снежный ком с высокой горы (лавина по-нашему), но на нем построена финансовая система всего мира. А что будет потом?!

Попутно научно-технический прогресс ни на минуту не останавливается. 30 мая в России произошел качественный перелом: в интернете сидело больше людей, чем смотрело телевизор. То есть даже в России с ее большим процентом пожилых людей и устойчивой традицией смотреть зомбоящик последний стал уходящей натурой.

У простого человека от всех этих новостей голова идет кругом. Но если они отвечают за себя и семью, то президент должен думать о всей стране. Дай Бог Токаеву мозгов и условий, чтобы Казахстан не только выживал, но и развивался.            

Рейтинг: 
Средняя: 4 (5 votes)