Александр ЧУЛКОВ, эксперт. Сакральность власти стоит оберегать

 «Если мое тело умирает, пусть мое тело умирает,

но не позволяйте моей стране умирать».

Чингисхан

Политическая жизнь Казахстана становится все более шаблонной. Все ждали протестов (и дождались и ждут новых?) на день объявления итогов голосования и в дату инаугурации президента Касым-Жомарта Токаева. С одной стороны это свидетельствует о республике как части глобального мира, ведь такие акции протеста стандартны, как массовые контрацептивы, а с другой стороны печально от такого политического ширпотреба (впрочем, при столь широком ассортименте перекидывания денежных средств через границы это немудрено такие акции  устраивать – были бы вложения…). Однако на Востоке должны быть какие-то разумные параметры сакральности власти, чтобы она могла более-менее эффективно выполнять свои функции.

…Касым-Жмарту Токаеву объективно сложно входить в верховную власть. У него нет львиной заслуги создания независимой казахской государственности на постсоветском этапе, как у Нурсултана Назарбаева. Проблема решается через кумулятивный эффект совокупности различных достоинств второго президента Казахстана. Господин Токаев не замешан в коррупционных скандалах, элементарно какой-нибудь собственности или зарегистрированной на него фирмы в офшорах не нашли. В эпоху, когда каждый дорвавшийся до власти считает своим долгом конвертировать ее в деньги, это своего рода редкость. Попутно Касым-Жомарт Токаев в глазах массового электората «освящен» властью через нахождение на постах главы МИДа и премьер-министра, руководящую работу в ООН. Он знает несколько иностранных языков, лично знаком со многими главами государств и правительств. Много лет находился на должности «запасного» первого лица Казахстана, что само по себе свидетельствует о высоком доверии со стороны первого президента Республики Казахстан. Да и просто в силу возраста не «карапуз», мало чего понимающий в жизни и государстве.

Вроде бы логично, что именно такая фигура побеждает на президентских выборах. Но почему же все ждут протестов и провокаций? Потому что далеко не всем нравится, когда глава государства вроде Казахстана благопристойно входит в свои полномочия. Внешние игроки не любят пользующихся поддержкой и обладающих авторитетом внутри страны глав государств за то, что у них устойчивая переговорная позиция, а государственный аппарат послушен их распоряжениям и политической воле. Такие лица могут настаивать на своих условиях и имеют существенное поле для маневра даже в сложной ситуации. Поэтому многие не пожалеют миллион – другой «баксов», чтобы «осадочек» от вхождения в полномочия был как можно больше, ну а масс-медиа при должном финансировании из любой мухи раздуют слона.

С внутренними протестующими ситуация очень пестрая, ибо само казахстанское общество крайне неоднородно. Отдельной группой выступают те, кто протестует на внешние деньги. Их тоже внутри следует разделять. Для одних это бизнес от политики и ничего более, другие в разной степени идейные. Последние искренне верят, что в Казахстане политика нечестная и выбора у людей нет, тогда как на Западе все честно и прозрачно. Им бесполезно указывать на Брексит, где население Великобритании высказалось за выход из Евросоюза, годы прошли, а страна из ЕС так и не вышла, что во Франции политическая система устроена таким образом, при котором партия Марин Ле Пен имеет депутатов в парламенте в десять раз меньше, чем если бы их было пропорционально полученным голосам избирателей. И тот же Дональд Трамп, который победил по числу выборщиков, а не количеству прямых голосов участников выборов, тоже заставляет задуматься о том, так ли честны американские правила игры, как об этом пишут в американских же учебниках.

Отдельной строкой стоит Мухтар Аблязов, баловень судьбы. Наверное, этот человек начинает свое утро с поклонов перед фотографией Владимира Путина. Не забери хозяин Кремля Крым у мятежной Украины, беглого банкира давно бы выдали в страны, где он совершил свои преступления. А так Аблязов моментально сделался из вора борцом за гражданские права и политическим оппонентом режима. Мухтар Аблязов знает, что в условиях политической преемственности и государственной стабильности «дома» его ничего хорошего не ждет. Поэтому он в меру сил пытается то бензина «домой» подлить, то кирпичи из фундамента выколупывать, чтобы конструкция как можно больше пошла в разнос. Период транзита верховной власти для беглого банкира, пожалуй, последний шанс, когда лихорадочная деятельность может принести хоть какой-то результат.

Самостоятельным блоком выступают социально ущемленные. Это люди с реальными проблемами и неустроенностью, будь то многодетные матери, обманутые дольщики, пострадавшие от неправовых (либо думающие, что решения незаконные) судебных решений, жертвы долговой кабалы банков и дальше в том же духе. Касым-Жомарт Токаев, если обратиться к тексту его предвыборной платформы, обещает всеми перечисленными проблемами заняться на всю катушку, но и людей понять можно. Для них сейчас самое резонансное окно, поэтому они хотят донести свои проблемы и боль на максимально возможной громкости.

Самая опасная группа, пожалуй, это сообщество «самовыражающихся». Они могут «страдать» по самым разным причинам: не попадают в этот год на Октоберфест, не клеятся отношения с противоположным полом, лень заниматься спортом, а фигуру хочется спортивную, начальник заставляет работать, а не платит деньги просто так… В общем, нет такого повода, который не мог бы заставить выйти на улицу или выложить ролик (пост) в интернете про то, что в Казахстане нет свободы, счастья и жизнь – отстой, а виной тому нечестные выборы.  

Данная группа опасна не только тем, что плохо понимает причинно-следственные связи, но и не вполне сознает разрушительную мощь своих действий. Времена, когда главным условием успеха политического лидера была поддержка народных масс, остались в XX веке. Сейчас роль творческой личности в условиях современных коммуникаций неимоверно возросла и любой мелкий клерк потенциально может создать демотиватор (или еще чего), наносящий ущерб государству и власти на порядок больше, чем целенаправленная враждебная подрывная психологическая операция. Это опасно именно тем, что делается не за деньги, не от реальной обиды, не в силу убеждений, а именно из моды. Человеческая природа при этом такова, что «зацепить» с последствиями ее кому-либо можно реально на интуитиве и вдохновении. Человек от Аблязова за это даже денег не получит, а против своей страны сыграет очень разрушительно.

Сакральность власти предполагает, что лицо, находящееся во главе государственной пирамиды, обладает именно теми самыми достоинствами, благодаря которым оно и занимает верховный руководящий пост. Деятельность бывает физической, умственной и по управлению. Государственное управление при этом – высший пилотаж. Чиновники, полицейские, судьи, пограничники – они в своей профессиональной деятельности очень уязвимы в плане общего имиджа государства и власти. Подрыв авторитета первого лица мощным бумерангом бьет по всем элементам государственной конструкции. Есть люди, которые не могут носить форменную одежду, если она не вызывает в обществе позитивной реакции. Разумеется, сам Касым-Жомарт Токаев тоже должен неустанно работать на авторитет поста президента, поскольку его прошлые заслуги теперь мало считаются. Но нельзя же сразу исходить из того, что фигура нечестная и все только загубит. Прошлая работа президента к пессимизму оснований как раз не дает.

Когда Финляндия 22 июня 1941 года вступала в войну с Советским Союзом на стороне нацистской Германии, то в финской политической элите все были уверены, что Гитлер покорит СССР. То есть плана «Б» не имелось физически. А вот у руководства Болгарии, тоже союзницы Германии, план «Б» имелся и из Второй мировой войны две страны вышли совершенно по-разному. Поэтому тем, кто участвует в акциях протеста из моды и от потребности к «самовыражению», хочется дать совет иметь вариант «Б», на тот случай, если все пойдет не так, как они сами себе представляют.      

        

Рейтинг: 
Средняя: 3 (2 votes)