Экс-премьер Казахстана Акежан Кажегельдин: семье Назарбаева придется уйти

В последние дни семья Нурсултана Назарбаева оказалась в центре внимания из-за скандала с младшим внуком елбасы, 29-летним Айсултаном (сыном Дариги Назарбаевой, председателя Сената, и Рахата Алиева, бывшего зампреда Комитета нацбезопасности Казахстана, заочно обвиненного в своей стране в попытке государственного переворота, приговоренного к 40 годам заключения и позже найденного повешенным в тюрьме). Внук Айсултан, экс-футболист, ныне проходящий курс лечения от наркозависимости, попросил в Британии политического убежища и сделал ряд смелых заявлений. И если мало кто воспринял всерьез утверждение, что его биологическим отцом якобы является Нурсултан Назарбаев, то новые заявления уже звучат более правдоподобно, в частности, он стал говорить о фактах масштабной коррупции в Казахстане, связанных в том числе с «Газпромом». The Insider попросил экс-премьера Казахстана Акежана Кажегельдина, вынужденного жить за пределами страны после перехода в оппозицию,  оценить положение семьи Назарбаева в новой политической ситуации. Он объяснил, почему семье Назарбаева все-таки придется уйти из власти, почему казахский сценарий транзита — плохой вариант для Путина и какой вариант реформ был бы оптимальным для Казахстана.

Откровения Айсултана Назарбаева обнажили давно назревший политический кризис в Казахстане. К его высказываниям можно относиться скептически, но в связи с казахстанскими коррупционными схемами он называет конкретные цифры и конкретные фамилии, в том числе российские. Например, председателя правления «Газпрома» Алексея Миллера. Так или иначе, вся эта ситуация с Айсултаном ухудшила негативный фон, сложившийся за долгие годы вокруг его матери, Дариги Назарбаевой. Причем не только в Казахстане и соседних странах.

Недавно в Конгрессе США состоялись слушания по поводу того, как были использованы средства, конфискованные в Швейцарии со счетов Нурсултана Назарбаева и других участников коррупционного скандала «Казахгейт». По соглашению властей Швейцарии и США, они должны были быть потрачены на помощь малоимущим детям в Казахстане. В ходе проверки выяснилось, что Дарига Назарбаева причастна к неправомерному использованию $40 млн из этих целевых средств.

Практически одновременно был опубликован международный отчет о ее зарубежных счетах и недвижимости, в том числе оформленных на подставные лица. Была предъявлена копия паспорта с ее фотографией и вымышленной фамилией. Выяснилось, что семейный бизнес тесно переплетен с ее политической деятельностью. В итоге Дариге Назарбаевой все же придется покинуть свой пост. Чем раньше, тем лучше для нее самой и для членов ее семьи.

Это мнение, я уверен, разделяет многие. Особенно в казахстанском политическом классе. Есть новое поколение оппозиции, которое появилось после выборов прошлого года. Эти люди претендуют на то, чтобы в будущем прийти к власти. В последние месяцы они учредили несколько новых партий и гражданских ассоциаций. Молодые политики и активисты полны амбиций, они намерены пересмотреть Конституцию и изменить политический строй. Их общее мнение: «Семья» должна абсолютно уйти из власти.

Такая точка зрения доминирует повсюду, кроме государственных телеканалов. Политическую температуру казахского общества сейчас надо измерять в социальных сетях. Если судить по ним, без сомнений большинство граждан Казахстана согласны с оппозиционерами: «Семья» должна уйти!

В Кремле, я думаю, отнесутся к этому спокойно. Я не думаю, что там взволнованы судьбой Дариги Назарбаевой. Кремль заинтересован в том, чтобы транзит власти наконец состоялся, чтобы точно знать, с кем работать, с кем иметь дело. А это все никак не произойдет.

Один из многих примеров — декабрьская поездка Назарбаева в Санкт-Петербург на «евразийский саммит», встречу глав государств ЕврАзЭС. Понятно, что нынешних глав государств, а не бывших. Иначе бы только от Кыргызстана приехало человек пять… Нурсултана Назарбаева пригласили как гостя, старейшего политика, «дедушку евразийской идеи»… А он повел себя, как действующий глава государства. При том, что его нынешний статус не дает ему возможности вести диалог на высшем уровне в России. Сейчас он может на равных встречаться лишь с Патрушевым <Николай Патрушев занимает должность секретаря Совета Безопасности РФ, формально аналогичную должности Назарбаева — The Insider>.

Представляю, в каком тупике оказывается служба протокола, когда решает, куда в аэропорту ставить самолет, на котором прилетел Назарбаев, а куда тот, на котором прилетел Касым-Жомарт Токаев… А как их селить — одинаково или по-разному? Кого подороже, кого подешевле? Памятные подарки им дарить один на двоих или каждому? И смех, и грех!

До ухода в отставку Назарбаев охотно соглашался с теми западными политологами, которые называли его супер-президентом. Ныне действующий президент Токаев — он как бы получается не вполне президент. Или даже недопрезидент?

Вот недавно состоялось заседание Национального совета безопасности, в котором председательствует Назарбаев. В социальных сетях все обратили внимания, что ему не хватило политического такта сесть вместе со всеми за круглый стол. Нет, демонстративно был поставлен длинный стол для заседаний, экс-президент занял место во главе стола, а президента Токаева посадил сбоку, как секретаря на советском партсобрании.

Российские эксперты часто рассуждают о том, что «казахстанская модель» транзита интересна для кремлевских политтехнологов как некий ориентир, что именно в этом свете надо рассматривать последние инициативы президента Путина. На мой взгляд, Владимир Путин не захочет повторить опыт Казахстана. У нас сейчас власть просто повисла между двумя центрами принятия решений — «Ак-Ордой» и «библиотекой». Государственный аппарат просто с ума сходит — к кому идти за приказами? Кому докладывать? Не случайно отставки следуют одна за другой, министерская карусель крутится все быстрее.

Пока открытого противостояния между Токаевым и Назарбаевым нет. Но аппаратное напряжение усиливается. Это видно по тому, как два центра власти («Ак-Орда» и «библиотека», как их часто называют в соцсетях и СМИ) реагируют на текущие события. Например, на серьезные волнения в нефтегазоносных районах Западном Казахстане, где рабочие выступили против экономической экспансии Китая. Руководители всех уровней просто впали в ступор, потому что не могли понять позицию «библиотеки», которая (в отличие от «Ак-Орды») может в ужасе замереть и ждать возвращения Назарбаева из очередной турпоездки в Эмираты.

Совсем недавно произошли межэтнические столкновения в Южном Казахстане. Самому президенту Токаеву было непонятно, кто должен принимать решение в этой ситуации. В результате погибли люди, сожжены дома, более десятка тысяч человек покинули страну.

Как же быть? Я полагаю, что Нурсултан Назарбаев должен полностью отдать власть президенту Токаеву и уйти с политической сцены. Вместе с семьей. Вместе со всеми семьями, которые у него накопились за долгие годы жизни. Вслед за этим самые серьезные полномочия должен получить избранный на честных и свободных выборах парламент. Без сильного парламента не удастся ни победить коррупцию, избежать угрозы сепаратизма, создать климат для настоящей рыночной экономики. У казахов есть исторический опыт «степной демократии», есть и успешный опыт парламентаризма в первой половине 90-х годов.

Понятно, что после учиненного Назарбаевым погрома всех политических партий, кроме президентской «Нур Отан», партийная система сейчас не в состоянии самостоятельно сформировать эффективный парламент. Очередные выборы по партийным спискам — это абсолютный тупик. Партийные представители никого не представляют, их никто не знает.

Мой рецепт лечения: надо вернуться к мажоритарной системе одномандатных округов. Пусть политические партии соперничают в одномандатных округах, продвигая там своих кандидатов. Парламент Казахстана должен стать однопалатным, числом не меньше 220 депутатов. Так будет обеспечено доверие избирателей, их вовлеченность, «инклюзивность» — как сейчас принято говорить.

Еще важный момент — должна произойти реальная смена политических поколений. Хотя Назарбаев своим упорным присутствием постоянно повышает возрастную планку для действующих политиков, я все же уверен, что основные задачи строительства новой страны должны решать те, кому сейчас от тридцати до пятидесяти лет.

Основные задачи строительства нового Казахстана должны решать те, кому сейчас от тридцати до пятидесяти.

Мне импонируют новые лидеры гражданского общества, которые заявили о себе летом и осенью прошлого года. Их большой список, между ними будет и уже есть конкуренция. Это очень хорошо. Некоторым требуется мой опыт, они приезжают и обращаются. Я готов поддержать, поделиться контактами, знаниями, новыми политическими моделями. Особая ответственность ложится на Касым-Жомарта Токаева. Это грамотный, образованный человек. Он служил министром иностранных дел в моем правительстве, и опыт работы с ним был позитивным. Много лет после этого он занимал выжидательную позицию, старался не совершать поступков, чтобы не допускать ошибок.

Кажется, эта тактика себя оправдала весной прошлого года. Но теперь он президент. Это совершенно особая ответственность. Надо действовать! Если Токаев решит опираться не только на аппарат, но и на гражданское общество, на политически активных людей, то перемены, которые назрели в Казахстане, произойдут быстро и будут навсегда связаны с его именем.

Что касается Нурсултана Абишевича, то он в свое время сделал немало для Казахстана. Не только для себя лично. Проблема в том, что сейчас он никак не может поверить, что является препятствием для развития страны. Назарбаев не привык такие вещи слышать о себе. Чем дольше он будет сидеть в своей «библиотеке», совершая новые ошибки, тем тяжелее народу будет отпустить ему грехи. Остается много не доведенных до конца расследований: кровопролитие в Жанаозене, убийства политиков оппозиционных политиков, многомиллиардные аферы с приватизацией нефтяных компаний и продаже телекоммуникационных… По большому счету, сейчас место в «библиотеке» не обеспечивает бывшему президенту никаких гарантий. Надо достойно уйти и этим заслужить снисхождение казахстанцев.

Нередко говорят о влиянии на ситуацию внешних сил — и особенно России. Конечно, это важный фактор. Не знаю, осознают это в полной мере в России или нет, но ее возможности повлиять огромны. Но перемены в Казахстане, уверен, не вызовут там реакции, подобной ситуации с Украиной. Дело в том, что в любом случае Казахстан не стремится стать частью Европейского союза или получить членство в НАТО. Кроме того, сегодня в мире все так заняты своими собственными проблемами, что в конечном итоге каждый должен решать сам. И у нас сейчас настало время таких решений. Нам необходимо демократическое разделение властей, иначе государство становится неэффективным. А эффективным государство будет только тогда, когда есть активные граждане.

The Insider

* * *

Комментарий к статье известного казахстанского журналиста Айгуль ОМАРОВОЙ:

Наконец-то добралась и прочла интервью бывшего премьер-министра нашей страны Акежана Кажегельдина некому сайту The Insider, с недавних пор появившемуся в сети.

Что сказать? Похохотала от души. Понимаю, что долгие годы оторванности от Родины порождают аберрацию. Именно она плодит иллюзию о появлении новой генерации политиков и представление о "политическом классе Казахстана". И где это нашёл Акежан Магжанович? Как и то, что "политическую температуру казахского общества сейчас надо измерять в социальных сетях"? Если судить по данным на август 2019 года, в Казахстане больше всего активных пользователей "В контакте" - около 2 млн. человек и всего лишь около полу-миллиона в Фейсбуке. А между ними разместились те, кто использует Instagram. И трудно предположить,что в первых двух столь часто обсуждаются вопросы политики, как, например, в Фейсбуке.

Ну, и некоторые алогизмы: то президент Назарбаев немало сделал для страны, то он должен уйти со всей семьёй.

К этому ещё прибавить заявление о введении однопартийного парламента, возвращении мажоритарной системы выборов, ну и прочее. Вот последнее меня больше всего и повеселило.Надо же, каких-то 25 лет прошло; понадобились годы проживания на Западе и Акежан Магжанович пересмотрел свои взгляды от 1995 года. Помнится, тогда он был одним из самых активных проводников супер-президентской республики, двухпалатного парламента и т.д. Хотя и тогда было много критиков этого. Уже в 1995 году некоторые аналитики и общественные деятели предупреждали об опасности сосредоточения власти в одних руках и недопустимости двухпалатного парламента в унитарном государстве.

Но речь в те годы шла о разгосударствлении и приватизации, а посему в ход шло всё. Теперь же, оказывается, за всё в ответе бывший глава государства, а те, кто строил эту систему, не при делах. Удобная позиция, особенно, когда живёшь в другой стране, и то, что происходит в Казахстане, рассматриваешь не через лупу, а глазами весьма далёких от реалий людей.

Рейтинг: 
Средняя: 3.3 (3 votes)