ДУМЫ

думать приходится каждому лично, над тем, что уже сказано; думается, что сказано – подумав о думах других.

Мади АЛИМОВ. Перейден ли Рубикон в Казахстане?

Поразила не только топорность действий власти, но и ее неистощимость на выдумки. Например, использование городского общественного транспорта для вывоза тех, кого задержали в центре Алматы, в отдаленные РОВД. Получается, что эти самые автобусы снимали с маршрутов в ущерб тем гражданам, которым, в общем-то, по барабану все эти страсти вокруг земли. 21 мая 2016 года уже стало историей. Причем с однозначным привкусом горечи. Но насколько неожиданными стали события этого дня? Думается, ответ на этот вопрос лежит намного глубже собственно земельной темы. Гроздья народного недовольства начали вызревать намного раньше, чем появились взбудоражившие всех изменения в Земельном кодексе. Они, скорее, стали неким катализатором. На протяжении двадцати пяти лет независимой истории народ терпел. Терпел, когда власть беззастенчиво воровала. Терпел, когда проводились все эти помпезные и в общем-то бессмысленные мероприятия, которые якобы способствовали улучшению имиджа страны. Терпел в надежде на то, что когда-нибудь, насытившись, власть вспомнит и о нем. Но ожидание явно затянулось. На смену первоначальным трудностям, которые носили объективный характер, без конца приходят другие, которые уже обусловлены бездарными, а порой и откровенно глупыми действиями самой же власти.

Вилорий ТЭН. Расслабон Астане не предвидится?

Можно было бы списать протесты на естественный и непредсказуемый порыв, если бы не одно «НО». Чтобы этот порыв вызвать, нужно распространить соответствующую информацию. Сама по себе она с неба не свалится. А если есть распространители, то есть и организационный процесс, то есть, организация. Которая, собственно, и заварила кашу. И вряд ли целью этого процесса было смещение министра и его зама и выговор другому министру. Вполне вероятно, удар планировался по всему правительству, неслучайно отдельных сторонников (и, вполне вероятно, провайдеров) протеста и его продолжения в социальных сетях буквально понесло — посыпались рекомендации продолжать давление на власть, требуя отставки кабинета министров, отмены частной собственности на землю, роспуска парламента, пересмотра законов о выборах, парламенте, СМИ. Так что, если наши размышления верны, то Астане ....рано расслабляться: - )

 

Негина ИСМАИЛОВА. Свадьба сына Михаила Гуцериева и «гражданская позиция» Стинга

Западных звезд шоу-бизнеса системно используют в политических целях. Если кто-то из них занимается защитой животных, то перед бомбардировкой Ливии их обязательно подтянут, чтобы сказали в общем гуле осуждения, будто в зоопарках Триполи и Бенгази плохо кормят львов. Зато после свержения кровавого диктатора и живодера никто не спросит, в чьих домах сейчас лежат шкуры этих самых несчастных животных. Я снова про Стинга. Когда он отменил свой концерт в Казахстане еще никакого кровавого побоища не было. Шел обычный трудовой спор, хотя и довольно жесткий. Теперь вернемся к свадьбе Саида Гуцериева на Хадиже Ужаховой. Папа жениха не совсем обычный миллиардер-нефтяник. Чтобы таким быть, нужно иметь Высочайшее соизволение от Владимира Путина. В какой-то момент Гуцериев попал в опалу и вот теперь путинской кликой прощен, по какому поводу и устроен пышный праздник с изысканными яствами и увесистыми подарками  из драгоценных металлов. Другими словами Стинг приехал развлекать гостей подручного российского президента, на которого западными СМИ каких только собак не навешали. Аннексировал Крым, залил кровью Донбасс, забомбил туркоманов в Сирии, педерастов – и тех  не уважает! То есть в общественном мнении той же Великобритании – воплощение зла. Из-за войны санкций, в которую Путин втянул Россию, однозначно упали доходы наемных работников, за которых так сильно переживает Стинг. Но никаких амбиций певец не устраивал – прилетел и спел, взял полтора «лимона» евро и домой. Этим лишний раз было продемонстрировано, что не делающееся за большие деньги становится возможным за очень большие деньги.

Тимур ИСАХАНОВ, фрилансер. Цепные псы автократии. Размышлизмы по поводу одной первоапрельской шутки

Дурной пример заразителен, тем более что в отечественной журналистике осталась масса отчаянных голов — особенно в казахскоязычном ее сегменте. Так что ожидать того, что кто-то еще двинется этой извилистой тропой с кучей новых опасностей в виде статей уголовного кодекса, осталось недолго. Журналистское сообщество и без того, если судить не по публикациям, а по постам в социальных сетях, настроено критично по отношению к Астане, своим хозяевам, а также недальновидным (это мягко говоря) проводникам государственной информационной политики, так что нужен был лишь повод, чтобы встряхнуть «цепных псов» нашей автократии. Повод есть — дело Матаевых. Отсчет пойдет с судебного процесса над ними. Приговор Матаевым откроет дверь в новую для современного Казахстана реальность, о которой 1 апреля напомнила статья о том, как поспорили наши бастыки.  

Кенже ТАТИЛЯ. Грустные размышления у непарадного подъезда

Вообще, все эти КСК - очень странные структуры. Когда выслушиваешь множество повторяющихся по сюжету и характеру жалоб на их работу, возникает стойкое ощущение, что они полностью выпали из правового пространства государства. Потому что нет на них никакой управы и никто им не указ. А руководители этих контор в ответ на гневные филиппики граждан чуть ли не посылают всех недовольных в известном фольклорном направлении. Типа того, что можете жаловаться куда угодно и кому угодно, но мне ничего не будет. Никакой отчетности, никакой зримой работы, но при этом конторы существуют и, по народным наблюдениям, отнюдь не бедствуют. А жилищный фонд города между тем ветшает на глазах. И за этим стоят интересы не каких-то абстрактных существ, а вполне законопослушных граждан и добросовестных налогоплательщиков. При этом с формальной точки зрения эти самые КСК к государству как будто бы никакого отношения не имеют. Поскольку являются формой самоорганизации граждан. И тут кроется очень даже большая "засада", связанная с тем, что простые люди ассоциируют КСК-шный бардак с образом власти.  Они так и спрашивают: "Когда наконец-то акимат (районный или городской) займется работой КСК?" И любой контр­аргумент, что это не всегда входит в компетенцию местных властей, встречается в штыки. Такую постановку вопроса граждане воспринимают как банальное игнорирование их проблем и открыто заявляют о коррупционной составляющей во взаимоотношениях органов местной власти и руководителей КСК. Иного объяснения вседозволенности и недосягаемости последних для десницы закона у людей уже просто не существует. Может, народ в чем-то прав?..

Андрей ЗУБОВ. Кому нужна «русская угроза» в Казахстане?

А доводы автора о том, как пишет Ауэзов для Reuters на английском языке (в русской версии Reuters этот текст почему-то отсутствует, — прим. авт.), что в Казахстане проживает большое количество русских и якобы от этого исходит угроза, несостоятельны вдвойне.     Намного большую угрозу для Казахстана (да и для России тоже) представляют внутренние социальные факторы, самый главный из которых — расслоение населения по экономическому признаку. Здесь отметим, что казахстанские экономисты, социологи, политологи предпринимают различные попытки вычислить реальный коэффициент разрыва в доходах “верхов” и “низов”. При его расчете, как правило, используется международный стандарт – отношение доходов 10% самых богатых к такому же числу бедняков. По данным Агентства РК по статистике, в Казахстане богатые зарабатывают 26,6% всех доходов, бедные – 3,5%.

Чокан ЛАУМУЛИН. Наука как естественный ресурс развития, незаменимый инструмент модернизации страны и глобальный проект

Свободный обмен информацией, необходимый для зарождения, знания станет ключевым фактором новой среды. От сверхидеи — к будущему, в новый век, в котором править будет знание.

«Воображение важнее знания», говаривал Эйнштейн. Вооружившись и тем и другим, вполне можно явить все глубже увязающему в разворачивающемся кризисе миру долгожданное чудо.

На это способна только наука. Таков вкратце ее манифест.

Вилорий ТЭН. Спасите наши души. Недвижимость и деньги – тоже

Казахстан – это не США, и даже не Россия в плане финансовых и технических возможностей, поэтому вполне естественно делать акцент на интеллектуальные, аналитические и организационные вещи. В условиях местных реалий и качества человеческого и управленческого капитала такое предложение выглядит несколько пафосно и сюрреалистично, но когда альтернативы нет – надо напрягаться. Прежде всего интеллектуально! Деформация общества в одном месте (а двукратное сокращение доходов населения – это очень заметные и серьезные изменения), неизбежно вызывает деформацию и в другом. Однако и деформированный социум может сохранить устойчивость, если к его проблемам подходить разумно, а угрозы минимизировать.

Страницы