ДУМЫ

думать приходится каждому лично, над тем, что уже сказано; думается, что сказано – подумав о думах других.

Kазахстанский коридор возможностей

При исследовании политических процессов в РК мы сталкиваемся с острейшей методологической проблемой. Ее суть состоит в том, что в силу авторитарной модернизации и сокращения сферы применения демократических процедур. Стремительно уменьшается традиционное пространство публичной политики, для анализа которого и используется политологический инструментарий. В этих условиях, политическая наука, на протяжение последнего столетия развивавшаяся как учение о демократии и публичных формах ее презентации, теряет свой предмет Национальная специфика была наложена на западные стандарты, скроенные по успешным нормативным моделям демократии, был осуществлен поиск адекватный казахстанским условиям развития собственной модели политической трансформации. В результате политических реформ возник режим, столь же мало похожий на демократию, как и на прежнюю советскую систему, одновременно символически продолжающий прошлое. Именно в этом истоки проблем с пониманием новых режимов. На сегодняшний день мы едва ли найдем адекватную объяснительную модель того, что происходит в РК, как в рамках классической политологии, так и в рамках реформированного научного коммунизма.

 

Кайрат АМРЕЕВ. Какая судьба ждет озеро Балхаш?

Вот как оценивал в свое время ситуацию с теми нашими водными ресурсами, истоки которых находятся в Китае, синолог М.Ауэзов: «Отворот, планируемый китайской стороной, значительной части пограничных рек, грозящий тяжелыми экологическими и экономическими последствиями обширным территориям Семиречья, Восточного и Центрального Казахстана, и есть одна из первых серьезных форм китайской экспансии... Проблему «спорных» участков следовало решать в комплексе с проблемой трансграничных рек. Этого не произошло, и Казахстан лишился сильных аргументов в отстаивании своих интересов» (М.Ауэзов. «История и современность в китайско-казахстанских отношениях»). Написано это было почти десять лет назад. Но, увы, к лучшему с тех пор мало что изменилось.

Юрий СОЛОЗОБОВ. Ко дню независимости Казахстана

Казахстанский лидер Нурсултан Назарбаев оказался одним из немногих представителей советской политической элиты, кто не стремился поскорее "похоронить" СССР или старался "немного приподняться" за счет России. Назарбаев до последнего боролся за сохранение великой державы, раскинувшейся на половину континента Евразия, а затем, поставленный перед историческим фактом, взялся за дело государственного строительства независимого Казахстана основательно и всерьез. Задача труднейшая - предстояло построить новое государство на большой малозаселенной территории, где проживают представители 130 этнических принадлежащих 45 конфессиям.

Рустам CАРЫССЫКОВ. Утебыч


Он не единственный сильный представитель Младшего Жуза в Астане. Сегодня Алматы из пробок пытается вытащить Имангали Тасмагамбетов, и опросы показывают, что исключая разношерстный политический бомонд, он набрал реальную популярность среди вечно и всем недовольных алматинцев.   В Западно-Казахстанской области начал выстраивать свою политику в регионе Бактыкожа Измухамбетов, СПК Каспий возглавил реабилитированный экономист Болат Палымбетов, в тени, но всегда при своем мнении промышленник Сагат Тугельбаев и т.д. Но авторитетная фигура Н.Балгимбаева со знаменитой позой «левая рука в кармане», стоит особняком. Если западный термин "ресурсный патриотизм" применительно к Казахстану приживется, то красноречивее фигуры не найти. Никто не знает, какую комбинацию пальцев держит он в кармане.

5 наивных вопросов о Казахстане в качестве главы ОБСЕ


Казахстан стал первым государством СНГ и Центральной Азии, первым тюркским государством, которое займет пост председателя ОБСЕ в 2010 году.

2. БЛЯДСТВО КОНЦА

«ВЛАГЕЛИН. КОНЕЦ?» (трилогия): У разных народов в разные эпохи были такие «смутные» периоды волнений. В новейшей истории Казахстана смутным временем принято считать 2001 год – конец одной темперированной  эпохи и начало другой. Новое тысячелетие скромно мялось на пороге, не решаясь войти в Казахстан – с одной стороны, вроде как положено по летоисчислению. С другой – в этой стране до сих пор продолжала править другая «историческая эпоха» - эпоха экономики зятьев. По всем признакам это был «наш сегодняшний», 2007 год. Даже экономические показатели сегодня соответствуют самим себе семилетней давности. И в 2007 году мы взялись за исправление ошибок шестилетней давности. В следующем году, к моменту, как эта работа закончится, исполнится семь лет с тех пор, как мы упустили шанс войти в новое тысячелетие и в новую, на этот раз рыночную эпоху. Священное, магическое число – 7. Семь тучных лет и семь лет тощих. Семь лет, отданных никому ненужному временному витку, крутнувшись по которому Казахстан вернется в начало – к смутному времени (блядству) конца, когда новое тысячелетие мнется на пороге, не решаясь его переступить. А вдруг опять не вовремя?!

Ликвидационная политика Казахстана

Даже минимизированная в своих возможностях оппозиция необходима власти для формирования общественного диалога. И пусть его функция - чистая формальность, но он  хотя бы позволит не разучиться говорить и формулировать программы. Теперь это просто не с кем делать. Власть напоминает Робинзона, попавшего из шторма собственных политических страхов на Необитаемый остров. А перспектива любого Робинзона - атрофия человеческих качеств и депрессия. Для начала от отсутствия разговоров забывается речь. Дальше - добро пожаловать на дерево. езальтернативная ситуация с последними выборами создает откровенно авторитарную перспективу для казахстанской власти. Пусть и помимо ее воли - но от этого никому не легче. Никому, и в первую очередь ей. Она рискует утратить все способности не просто захватывать позиции, но и удерживать их. Прежние лидеры были яркими и оценивались прежде всего по шкале лояльности-нелояльности. В тех условиях это было если и не правильно, то по меньшей роли объяснимо. Но сейчас условия совершенно другие, прямо противоположные. Сейчас оппозиция системно необходима. И не обществу, которое к политике относится с таким же снисходительным цинизмом, с которым власть относится к самому обществу. Нашему обществу оппозиция безразлична, о чем оно ясно дало знать на последних выборах. И это поражение президентского лагеря, для которого необходима демократическая система, если он намерен вести дело к интеграции в развитой мир, если он заинтересован в приведении государства к конкурентоспособным критериям, к перспективе участия казахов в мировом распределении труда. Второй путь - это путь к деградации, а третьего нет.

1. Дверь в Башли


«ВЛАГЕЛИН. КОНЕЦ?» (трилогия): Как произошло превращение мальчика из интеллигентной семьи, каковой можно считать семью хирурга Мухтара Алиева, в подозреваемого, над малой толикой деяний которого сейчас бьется суд, в одночасье лишилась мужа и друга Армангуль Капашева – пожалуй, самая трагическая фигура в последнем акте этой человеческой драмы - так вот, как Рахат Алиев стал угрозой обществу, мы не знаем. Это – вопрос к психологам. Мы же можем указать им на внешние условия, которые привели «мальчика из хорошей семьи» к эмиграции и заочному судебному процессу, подробности которого будоражат общество.

УРАЗАЛИЕВА Г.К. доцент СФ РГГУ. Зачем Казахстану Председательство в ОБСЕ?

В известной казахской пословице "Шакырган жерден калма, шакырмаган жерге барма" говорится о том, что не стоит пропускать тех мест, где ты желанный гость, но нежелательно появляться в гостях там, где тебя не ждут. Именно вторая часть народной мудрости была подзабыта казахстанской властью, затеявшей проект "Председательство РК в ОБСЕ в 2009 году". Неважно, что и сам проект затевался по досужим домыслам бывшим зятем Президента РК - Р. Алиевым, неважно и то, что перенесено окончательное решение на год по кандидатуре Казахстана.

Кто копает под чекистов Казахстана?

В минувшие выходные на Интернет-сайте «Куб» появилась очередная распечатка телефонных разговоров, где якобы известные в стране чиновники высшего ранга и крупные бизнесмены якобы обсуждают актуальные вопросы казахстанского партстроительства. Очередная порция компромата и молчание отечественной элиты по этому поводу снова выносит на острие обсуждения вопрос эффективности отечественных спецслужб. Вне зависимости от того, фальшивые ли записи разговоров выкладываются во всемирной паутине или нет, на репутации наших чекистов снова появилось пятно, которое отмыть невозможно. Можно даже сказать больше: если проанализировать все самые громкие политические события последних лет, создается устойчивое впечатление, что отечественную Лубянку кто-то пытается подставить. Печально, что «кому-то» это удается. Есть ли будущее в казахстанских чекистов?

Страницы