ДУМЫ

думать приходится каждому лично, над тем, что уже сказано; думается, что сказано – подумав о думах других.

Айдархан МАВЛЕДОВ. Жили-были два товарища…

Казахстанские оппозиционные партии медленно, но верно превращаются в политические щиты далеко не политических махинаций.

А король то голый…

Одна из самых дискутируемых персон в сегодняшнем казахстанском обществе – бывший зять президента. Его роль в истории современного Казахстана и степень правдоподобности его нынешних заявлений обсуждается с гораздо большим энтузиазмом, нежели очередная программа правительства. Мнения звучат разные, но в целом сводятся к одному - словесный пафос далек от реальности.

Рахатизм …как удовлетворение властью?

Главное в этой свободе то, что она только для тебя, а твой противник ею не наделен. И причина этого одна – ты высший, а он – нет. Такой свободой пользоваться вряд ли отказался бы любой казах. И в силу своего воспитания, изощренности фантазии, инстинктов он мог бы создать свой вариант пользования своей властью. Но нужно только стать таким как Рахат Алиев, занять его место. И превосходство Рахата Алиева пред любым из ныне существующих казахов в том, что он им стал, а они только мечтают об этом. Он - самый лучший продукт существующей системы. Рахата Алиева можно упрекать в том, что он либо не слишком хорошо скрывал свое любование властью, чрезмерно открыто демонстрировал свое желание самоутвердиться, не мог справиться с эмоциями и «мочить» в сортире своих врагов на виду у всего честного народа. Но вся прелесть абсолютной власти в том и заключается – чтобы не стесняться себя, не прятаться, не скрывать, а показывать свою сущность, заставляя тем самым принимать себя таким, какой ты есть.

«Всё зависит от точки зрения»

Cебя Аслбек Мусин называет ярым антагонистом всех форм институизированной церкви, корпоративной церковной иерархии, бюрократии. Очевидно, именно это обстоятельство больше всего и пугает официальные управления мусульман страны, ведь тогда наследие советских времён - ДУМК - окажется не нужным для мусульман. Последователи ислама будут почитать только Коран, о чём и говорит Аслбек со своими единомышленниками, возможно, справедливо считая, что между Творцом и личностью не должно быть никаких барьеров.

События 2001 года в Казахстане: момент истины или политическое табу Рахата Алиева?

Из всего этого следует, что конфликт между Алиевым и Назарбаевым в 2001 году, безусловно, был.
Но он имел совсем иные причины и последствия, нежели те, о которых в настоящее время утверждает первый из них.
И, судя по всему, твердых аргументов в свою пользу у бывшего президентского зятя по этому поводу нет.
Поэтому ему намного выгоднее апеллировать сегодня к трагическим и последующим за ними событиям 2006 года,
нежели вспоминать свое первое политическое поражение в 2001 году.

«Рафинад» пообещал объединить оппозицию (?!)

23 июля 2009 года Рахат Алиев ответил на вопросы читателей веб-сайта BBCuzbek.com - узбекской редакции Радио «Би-би-си».
Это необычный ход, поскольку до сего дня никто из казахстанских политиков, ни сторонников президента, ни оппозиционеров,
напрямую не обращался к аудитории соседней страны.
Тут надо признать за Рахатом (или, как его называют за глаза в Казахстане, «Рафинадом») некоторое "новаторство".

От Желтоксана до Января: крах советской национальной политики

Выступление Алексея ВЛАСОВА на конференции от 21 января 2009 года в РГГУ (г.Москва): Национальный вопрос - материя столь тонкая, что существует только два пути его урегулирования.Либо жесткое подавление любых форм, любых попыток его переосмысления в направлении отличном от официальной идеологии - советский народ как новая историческая общность. Либо максимальный учет всех специфических черт развития каждого народа, населяющего территорию страны. До тех пор пока сталинская система жестко подавляла любые проявления «буржуазного национализма» механизм национальных отношений функционировал в рамках этой логики. Оттепель и последующий застой ослабили жесткие тиски, но ничего не предложили взамен. Кроме реанимирования методов подавления в том случае, если национальная элита или интеллигенция в союзных республиках нарушала установленные правила игры. Простых людей это обстоятельство абсолютно не касалось, они строили свои отношения
НА СНИМКЕ: студенческий городок Якутского университета,
 когда в 1986 году, весной, здесь были беспорядки...


как соседи, а не как жители замкнутых анклавов, сохраняя при этом свою идентичность, хотя и утратив значительную долю национальных обычаев, культуры, традиций, языка (где-то в большей, где-то в меньшей степени). Но в тоже время национальный фактор никуда не исчезал, он сохранялся в многонациональной среде, но никак не проявлялся в "публично" до определенного времени. Первым, кстати, еще до Алматы он «активировался» в Якутске. Сейчас много говорят о том, что события в Казахстане были, в какой-то мере, спровоцированы противоречиями внутри самой республики. Возможно, это и было так. Но для нынешнего, независимого Казахстана, Желтоксан это «момент истины», точка «пробуждения казахского народа». Никакие документальные исследования, свидетельства очевидцев и непосредственных участников событий, даже если они говорят об обратном, эту логику не изменят. Декабрь 1986 года для современного Казахстана - великая дата. А для российских историков? Мы-то никак не можем найти точку приложения научных знаний о предмете - "история перестройки". Кружим в нескольких соснах и пытаемся то ли опровергнуть, то ли согласиться с утверждениями новых национальных историографий независимых республик. По-прежнему все грехи и проблемы межнациональных отношений на пространстве Советского Союза приписываются недальновидной и в целом неконструктивной национальной политикой  Михаила Горбачева и его соперника, а затем и преемника первого Президента России - Бориса Ельцина. Но ведь назначение Колбина было вполне выдержано в аппаратных традициях. В Москве, как мне кажется, просто не могли понять, что же такое случилось в Алматы и почему выражение протеста носило столь массовый характер. Еще раз подчеркну - неготовность к новым вызовам, инерционность мышления, в конечном счете, делали невозможным четкое осознание путей решения все возраставших национальных проблем - после Алматы были события в Тбилиси, затем в Баку - внешне имевшие разную природу и последствия, но выступавшие как звенья одной цепи.Как перестройка не имела четкой концепции, ясного плана, так и национальное переустройство страны происходило хаотично, без учета реальной этнополитической ситуации в различных регионах, что в конечном итоге привело к возникновению локальных вооруженных конфликтов на межэтнической почве. Мне кажется, что события в январе 1990 года это уже окончательный крест, который был поставлен на  мирном реформировании системы, а, в конечном счете, на самой возможности сохранения Союза.Но первая трещина в монолите пролегла именно в декабре 1986 года. Об этом надо помнить, и стремится понять ошибки и просчеты тогдашнего руководства страны, чтобы в нынешней практике наших государств избежать их повторения.

100 дней Дархана Калетаева в должности первого заместителя председателя Народно-демократической партии «Нур Отан»

В целом политическая или даже политико-социальная картина казахстанского «глобуса» всем понятна. Казахстан можно условно сегментировать на три доли – власть, народ и гражданское общество, представленное партиями и горсткой НПО. Точнее, совсем даже не условно – наша республика и является таким социальным пирогом, разделенным на три части. Смычек между частями нет или почти нет. Власть оторвана от народа примерно так же, как древнегреческие олимпийские боги от тогдашнего народонаселения, и воспроизводит уже сама себя (в «дело» пошли племянники и сыновья некоторых нынешних небожителей). Гражданское общество чуть ближе к народу, но все, же прямой связи между деятельностью субъектов ГО и заботами, волнующими казахстанцев, практически нет. Есть конъюнктурные подделки под народные ожидания, есть метания между либерализмом, социализмом и национал-либерализмом, есть сращивание политических структур с ФПГ, которые являются частью власти. Работы с народом, повторюсь, нет. Или почти нет. И это «почти» касается партии «Нур Отан», «приводного ремня» общества, как охарактеризовал эту политическую структуру Глава государства. Точнее, этим «ремнем» партия должна стать, для чего, собственно, на должность первого, после президента, по «Нур Отану», был назначен образцовый чиновник – 36-летний Дархан Калетаев. Образцовый чиновник в том смысле, что карьера Д. Калетаева состоялась на государственной службе, что означает для нашего анализа самое, пожалуй, главное – нет никаких связей с бизнес-сектором. Он не считал деньги в банке, баррели в нефтекомпании или кирпичи в строительстве. Он не «делал бизнес» в 1990-х, как половина оппозиционных политиков, так что порочащих или мешающих его политической деятельности связей у Дархана Калетаева попросту нет.
НА СНИМКЕ: справа Д.Калетаев

МОСКВА. ЭКСПЕРТНЫЙ СЕМИНАР «ГОСУДАРСТВЕННАЯ ПРОГРАММА РЕСПУБЛИКИ КАЗАХСТАН «ПУТЬ В ЕВРОПУ» - ПУТИ РЕАЛИЗАЦИИ И ВЗАИМОДЕЙСТВИИ» (Декабрь 2007)

Экспертный семинар  «Государственная программа республики   казахстан «Путь в Европу» - пути реализации и взаимодействии»  прошел в Москве 18 декабря в 14.00 по адресу: м.Университет, Ломоносовский проспект, д.27/4, первый учебный корпус МГУ, исторический факультет, ауд. А416. Основной блок вопросов, обозначенных в выступлениях докладчиков: международное сотрудничество, контекст внутренней модернизации РК при реализации этой программы, и председательство в ОБСЕ. То есть выступающие постарались максимально широко представить весь спектр вопросов, связанных с этой проблемой. В кулуарах круглого стола был проведен также опрос экспертов по поводу итогов политического 2008-го года.

Антон СОПРАНИН. Несколько слов о прошлом

2008 год уже прошел, и отзвучали поздравительные тосты, а также подведены итоги, в большинстве случаев напоминающие эпитафии. Казахстан вступил в 2009-й. Первые дни оказались снежными, морозными и полными пессимизма. На трезвую голову 2008-й год выглядит в воспоминаниях еще хуже, чем казалось накануне праздника.

Страницы