ДУМЫ

думать приходится каждому лично, над тем, что уже сказано; думается, что сказано – подумав о думах других.

Нора БЕКМАХАНОВА. В мире богов. Часть III

Деятельность шамана представляла собой постоянное балансирование между человеческим и природным, сознательным и бессознательным. Раздваиваясь между двумя мирами, он ни одному из них не принадлежит вполне. В этой со-природности шамана, растворении его «я – для – себя» в «я – для – другого» кроется, возможно, одна из причин неприходящей значимости института шаманства для аборигенов разных стран. «Чтобы появился ритуал,– считает К. Леви-Строс,– нужно, чтобы какой-нибудь смертный отрекся от ясных и четких разграничений вещей, свойственных данной культуре и обществу, дабы, смешавшись с животными и уподобившись им, вернуться к естеству». Как жертвователь и жертва, лидер и изгой, человек и дух, шаман как бы примиряет дуализм культуры и природы. Для носителей мифологического сознания мир, понимаемый как «ты» является полноправным участником диалога. Следствием такого отношения к миру, как можно предположить, была особая психологическая атмосфера: общество доверяло и рациональному знанию, и предчувствию, неясному ощущению. Тем более оно доверяло шаману, который на глазах соплеменников творил «иной» мир в слове и жесте, в состоянии транса.

Дмитрий ВЕРХОТУРОВ. Полная демократия приведет к победе Нур-Отана

Итак, в условиях полной демократии в Казахстане, основной расклад сил в сущности не поменяется: власть, полномочия и влияние останутся в руках представителей президентского политического лагеря. А оппозиции останется лишь усилить как можно больше свою социальную демагогию и огульную критику власти и президента, в надежде хоть как-то увеличить свое политическое влияние. Единственным результатом введения полной демократии станет увеличение количества карликовых партий, увеличение огульной критики в прессе и обещаний "золотых гор" со стороны оппозиции. Да, еще будут возникать, в основном на пустом месте, многочисленные склоки, свары и конфликты. Причины этого прозрачны и понятны. В Казахстане нет политика, сопоставимого по весу, авторитету, или хотя бы по перспективам с президентом. Кто из политиков может взять и заменить собой Нурсултана Назарбаева? В Казахстане не выдвигались идеи, которые были бы лучше и перспективнее, чем идеи президента. Ни одна другая партия такой идеи не выдвинула. Оппозиция за годы своей борьбы родила только одну идею - "отнять и поделить" в форме прямого раздела нефтяных доходов между гражданами Казахстана. В идеях уравниловки всегда есть тенденция, что лозунг "отнять и поделить" перекинется с экспорта нефти и сырья на что-то другое, например, на "роскошные квартиры" (как уже предлагало ОСДП), на "сверхдоходы" или еще на что-то, вплоть до тотального грабежа под лозунгом социальной справедливости. Так что нет ничего удивительного в том, что избиратели массово не голосуют за оппозицию.

НОРА БЕКМАХАНОВА. В мире богов. Часть I I

Ушли ли сегодня древние мифы из нашей жизни? Ни в коей мере. Наши предки не изобретали мифы, они их переживали. Мифы имеют жизненно важное значение. Они не просто представляют психическую жизнь примитивного племени, они и есть сама эта жизнь. И если племя теряет свое мифологическое наследие, оно незамедлительно распадается и разлагается, как человек, который потерял бы свою душу. Мифология племени – это его живая религия, потеря которой – всегда и везде, даже среди цивилизованных народов – является моральной катастрофой. Религия же – это живительная связь с душевными процессами, независимыми от сознания и происходящими за его пределами, в темных глубинах души. Многие из бессознательных

Карл ЮНГ
процессов могут быть косвенно вызваны сознанием, но никогда – сознательным выбором. Другие, по-видимому, возникают спонтанно, то есть без какой бы то ни было видимой или поддающейся определению причины. Это отличил по поводу древних мифов великий швейцарский психолог Карл Юнг.

Нора БЕКМАХАНОВА. В мире богов и духов

Умственная жизнь наших предков зависела от того основного и первоначального факта, что в их представлениях чувственный мир и мир «иной» составляли нечто единое. Совокупность невидимых существ для них не разделена от совокупности существ видимых. «Иной» мир дан не менее непосредственно, чем видимый, он обладает большей действенностью и внушает более страха. Поэтому он в большей мере владеет их душой и уводит в сторону сознание от изучения объективного мира. Зачем все это, коль скоро жизнь, успех, здоровье, строй природы, наконец, зависят в каждый данный момент от мистических сил? Если человеческие усилия могут что-нибудь дать, то не должны ли они быть направлены в первую очередь на то, чтобы истолковать, отрегулировать, а если возможно, и вызвать проявление таких сил? Именно по этому пути наши предки и пытались в действительности развить свой опыт. В фольклоре каждого народа имеется особый ряд мифических персонажей, которые в повседневной жизни именуются «нечистой силой» или просто «нечистью». Зародившись в первобытном сознании наших далеких предков, они проявили удивительную живучесть. Не все конечно и не во всем многообразии, но следует признать, что это делает их еще более загадочными и привлекательными для нас.

Тимур ИСАХАНОВ, независимый журналист. Парламент не место для дискуссий?

Данная статья представляет собой очередной отклик  на  последние футурологические материалы Адиля Тойгонбаева.

Наталья ЮХНЁВА. Русские евреи в России и Израиле

Феномен русского еврейства и еврейства как такового, находившегося и находящегося вне возрожденного еврейского государства Израиль вместе с тем имеет черты универсальные. История еврейства это своеобразное зеркало, в котором отражается человечество, народы и нации.  Евреи же обосновавшиеся и основавшие Израиль - это тема не менее огромная, очень  переплетенная  с историей русского еврейства.

Евгений РАХИМЖАНОВ, Казахстан (Аналитическо-информационное бюро ПИК). Национальная идея как рефлексия постсоветской интеллигенции

Пока в головах граждан Казахстана бродят совершенно различные термины, в разных случаях обозначающие сходные, а то и кардинально разные понятия, прибегать к формулировкам «национальный» не стоит. Интеллигенция этого понять либо не может, в силу всегдашней оторванности от «пролетарских» масс, либо (в казахстанском случае) прекрасно понимает и сознательно использует формулировки «национальный», «нация», обращаясь к представителям лишь одной национальности, входящей в общий многоэтнический состав граждан страны. В связи с чем в отношении Казахстана и консолидирующих его граждан идей и проектов, по нашему мнению, следует оперировать терминами «государственная идея», «республиканская идея», исключив из терминологии слова, могущие подразумевать какой-то один из этносов, имеющих казахстанское гражданство. И мы тогда точнее будем указывать на, собственно, предмет наших поисков – некую идею, цементирующую саму государственность Казахстана, определяющую роль и место нашей молодой республики в мире. Это позволит нам отбросить любые отсылки к делам давно минувших дней. Сведение исторических счетов должно быть покончено – причем на государственном уровне. Нурсултан Назарбаев уже делал попытки установить отсчет времени новой республики, заявив как-то, что до сих пор не было государственных границ у Казахстана. Мол, 1991 год можно считать Рождением нового государства, а отнюдь не воз-Рождением старого. Однако эта попытка была отвергнута, казахская интеллигенция настаивает на продолжении прерванного «советской оккупацией» пути, который и является национальной идеей. А ее первым пунктом, судя по всему, значится повальное овладение всеми казахской речью. Казахская молодежь, в особенности та, которая не имеет альтернативных источников информации, проникается этими идеями. «Национальная идея» уводит общество в русло неразрешимых противоречий, которые неразрешимы лишь потому, что обсуждаются преимущественно в эмоциональной сфере, в качестве доказательств каждая сторона потрясает связками скелетов и громко воет о «любви к отеческим гробам». Отход от поисков «национального» пути и приход к поиску государственной идеи позволит нам задавать иные форматы дискуссиям. К примеру, мы можем спокойно обсуждать вопрос «Каким должно быть государство Казахстан» (или, банальнее, «С чего начинается Родина?»), не скатываясь к его моно- или полинациональным характеристикам. Потому что и без них хватает тем для обсуждения – политический строй, наиболее эффективный для такого уникального общества, каким является наше, роль государства в экономике, система управления, меры противодействия коррупции, уровень самоуправления, потенциально эффективные пути развития. Словом, та же стратегия «Казахстан – 2030», но с точки зрения не только экономических свершений, а с позиции развития государства как сообщества его граждан, имеющих равные права и обязанности, от каждого из которых страна должна получить только лучшее, но и наградить его тоже – лучшим.  Подоспевший экономический кризис позволяет нам пересмотреть даже стратегию «2030», с прикидкой на изменившиеся реалии, учесть ошибки минувших лет независимости. К примеру, в сфере образования. Или в сельскохозяйственном секторе, на селе. В банковской сфере.

Талгат ИСМАГАМБЕТОВ, политолог. Ассамблея народа Казахстана: статус и возможности

Практически все имеющиеся научные разработки по теме казахстанского патриотизма не получили должного отклика в общественном мнении. Слова о  «гражданской и духовно-культурной общности народа Казахстана» чем-то напоминают тезис о новой исторической общности – многонациональном советском народе. Утверждение о консолидирующей роли казахского народа вряд ли будет с восторгом  принято представителями неказахских этносов. Закон есть Закон, но есть и мнение народное. Сможет ли такой тезис сам по себе изменить баланс в сторону единства казахстанцев? Скорее всего, нет. Одни будут «за», другие – «против». Просто не найдены стремления общих для граждан всех национальностей.  Толерантность, гостеприимство, уважение прав и свобод –это условия для межэтнического согласия. Согласитесь, что хотя без толерантности и согласия не может быть консолидации, но формирование гражданской идентичности  и нации  – это иная постановка вопроса.  И насколько технологичен на практике такой тезис? Примечательно, что выступавшие на XIV сессии АНК представители этнокультурных объединений умолчали о своем отношении к формированию единой нации. В этом смысле вопросов не меньше, чем ответов оставила недавняя сессия Ассамблеи.

Адиль ТОЙГОНБАЕВ. Перейти мост

Президентская республика предполагает чью-то победу при поражении всех остальных. Всегда. Как шахматы – побеждают белые, черные пишут оппозиционные статьи, надеясь в следующий раз изменить ситуацию прямо наоборот. Но народ – не крестики с ноликами, не шахматный ряд черных и белых. Скорее уж радуга – но как может представлять радугу один человек? Парламент – может. Он является ситуационным представителем всех внятных общественных групп. И то, что представлены они в разной степени – опять же справедливо. Авторитарное общество может только предполагать, сколько за ним тех или иных общественных групп, каков реальный баланс его сословий и в чем их теперешний интерес, или пытаться быть справедливым ко всем. Демократическому обществу предполагать незачем – оно знает. Получается, парламентская республика по смыслу подходит демократии, реализуя власть народа. Президентская республика, даже в самом идеальном случае создается властью большинства. И в раскладе, когда из двух лидеров, предполагающих диаметрально противоположные подходы, один получает 50 процентов плюс один голос, то он получает все 100 процентов власти. И половина нации остается на правах статистической погрешности. С точки зрения демократичности такая система основательно несправедлива, отчего возникают очевидные конфузы – победивший кандидат обещает представлять интересы всех (то есть сразу предает свою программу, еще вчера звучащую четко и последовательно), начинаются разговоры о назначении вчерашнего соперника вторым лицом в государстве и т.д. – то есть профессиональные политики осуществляют самый настоящий сговор, решая вместо избирателя.

Нора БЕКМАХАНОВА. Тридцать третий потомок Чингисхана

Если предположить, что социум по каким-то причинам перестанет существовать, то вместе с ним разрушиться система получения новых знаний, а старые знания станут недоступны. В этой ситуации взрослеющий индивид не сможет воспользоваться опытом своих предшественников. Его индивидуальное сознание не сможет самостоятельно воспроизвести громадный Монблан знаний, накопленных и обобщенных миллионами людей за всю историю цивилизации. Если только индивид не экстрасенсорно одаренная личность, он вырастет начисто лишенным какого-либо мировоззрения. Его «социальная» душа не разовьется, а общественное сознание будет безмолствовать. Вместе с гибелью общества исчезнет и общественное сознание индивидов, характерное для данного общества. Очень вероятно, что личность, лишенная подпорки в виде общественных моделей мышления и поведения, значительно «поглупеет» по отношению к своим воспитанным в социуме предшественникам. Это также может явиться началом реальной психической деградации части людской популяции. Мышление таких «брошенных» людей, будет представлять из себя карикатуру на мышление разумного человека. Вполне возможно, что вследствие деградации появится новая популяция быстро звереющих людей. Как говорили древние философы и мистики, их поддерживают современные исследователи, мы можем увидеть, что в каждом человеке парадоксально по воле Бога-Творца соединены два начала – божественное и звериное. Социальные отношения, в которые вступает человек в земной жизни, уравновешивают в его душе эти два начала, создавая между ними определенный баланс. Общественная среда также регламентирует с помощью правильного воспитания, через систему запретов и предписаний проявление этих начал в человеке. Таким образом, индивид постоянно – от первого вздоха и до последнего – испытывает на себе жесткое давление общественной среды. Если это давление прекратится, то в человеке с младенчества начнет развиваться то начало, которое ближе его душе и с которым душа стремится себя ассоциировать

Страницы