ДУМЫ

думать приходится каждому лично, над тем, что уже сказано; думается, что сказано – подумав о думах других.

Манкурт ШАЛАКАЗАХОВ. Диспозиция: «Одинокий» режим и «Многочисленные» оппозиционеры

Недовольных существующим положением вещей нельзя автоматически записывать в противники режима, потому что поводы к недовольству могут самые различные. К тому же ряды протестных слоев населения тоже отнюдь не плотные. У одних претензии к Ак орде за то, что медленно внедряется казахский язык, а у других за то, что быстро вытесняется русский. В таком случае никакой почвы для совместных действий против политического руководства государства однозначно нет. Пенсионеров тоже нельзя рассматривать в качестве монолитной массы. Повышения пенсий однозначно хотели бы все, но при этом одни против уравниловки в пенсионном вопросе (в силу стажа, условий труда и других моментов), а другие выступают за «равенство», потому что проигрывают по ключевым показателям.

Оппозиционный политик Петр Своик любит заявлять, что общество и политическая система в Казахстане постоянно упрощаются. Реальность же свидетельствует об обратном – все усложняется и достаточно быстро. Да, в стране имеются группы населения (особенно в сельской местности), которые ведут полунатуральное хозяйство, однако таких становится все меньше и меньше. Зато растет число тех, кто работает или ведет бизнес благодаря современным информационным технологиям практически не выходя из дома. Достаточно взглянуть на споры сторонников и противников последней девальвации тенге. По их аргументам было видно, что каждый болеет за свою команду, но сами представленные команды очень разные. Потому что у торговцев сырьем, производителей продовольствия, банкиров, инвалидов, бюджетников, работников сервисных предприятий, рантье вектора интересов совершенно несхожи и часто диаметрально противоположны. В таких условиях говорить об упрощении по меньшей мере странно.

Манкурт ШАЛАКАЗАХОВ. «Борат» для Казахстана все еще живее всех живых

«Борат» считается коммерчески успешным проектом. При бюджете в $18 млн, он собрал в мировом прокате $261,5 млн. И это при том, что в Казахстане, России, Украине и еще ряде государств, у которых с Астаной нормальные отношения, картину в кинопрокат не поставили. Но самое печальное для Казахстана – это то, что люди вроде Лукаса Подольски этот фильм 2006 года посмотрели, помнят и прочно ассоциируют придуманную кинематографистами-юмористами страну с реальной республикой. Хотя, если вчитаться в текст поста футболиста, то явно видно шутку. У Казахстана катастрофическая мания нравиться всем подряд. Напишет какая-нибудь гастарбайтерша по банковской линии про местный ушловатый и ленивый народ (объективно такие вещи много кому можно предъявить) и в ответ поток рыданий, проклятий, упований, безутешных страданий. Вы вдумайтесь в масштаб – это была просто наемный работник на временной основе в банке, не канцлер Германии, не генсек НАТО, не президент США и не председатель КНР. Социолог Сабит Жусупов (к сожалению, давно покойный), в год выхода комедии «Борат» прокомментировал этот фильм как геополитическую игру на понижение акций правящей элиты Казахстана. Казахские элитарии, изрядно накопив нефтедолларов, встали вровень по богатству со многими аристократическими и банковскими домами Старого и Нового света, после чего вести себя стали соответственно (деньги они вообще сильно проецируются на поведение человека). С целью указать им место в иерархии с Запада пошли фильмы «Сириана» и «Борат».

Вилорий ТЭН. Травоядные чиновники?

Рахат Алиев, по сути, был последним из той когорты чиновников, что предпочтут игры в политику перспективе пожизненного (или довольно продолжительного) заключения. Когда начал раскручиваться «Рахатгейт» (где-то за кулисами), Алиев нещадно наказывал жен пропавших менеджеров «Нурбанка» и журналистов в гражданских судах, но сумел вовремя исчезнуть с радаров, когда о производстве уголовного дела по факту похищения Жолдаса Тимралиева и Айбара Хасенова объявили официально. Исчез — чтобы появиться в образе... демократического борца с режимом! Эта шутка долгое время была хитом курилок.

Айгуль Омарова. СОВЕЩАНИЕ, ПРОВЕДЁННОЕ ГЛАВОЙ ГОСУДАРСТВА ПО ВОПРОСАМ ПОДГОТОВКИ ЭКСПО-2017, ОБНАЖИЛО ВСЕ ПРОБЛЕМЫ, СВЯЗАННЫЕ С БУДУЩЕЙ ВЫСТАВКОЙ

Халява, плиз, Милан, Или имиджевое продвижение ЭКСПО-2017

Назира Даримбет. ЕСТЬ ЛИ В КАЗАХСТАНЕ ОППОЗИЦИЯ?

Зачистив цивилизованное оппозиционное поле, казахстанская власть получит экстремистов... ибо «Если раньше худо-бедно оппозиция все-таки канализировала протестную энергию, то теперь единственный выход – экстремизм. Раз собрание, два собрание, борода-самолет-ИГИЛ… и по этому пути идет все больше казахстанцев. И вместо протестного, но все-таки законопослушного оппозиционера с плакатом, которого легко и просто огреть дубинкой и посадить на 15 суток, мы получаем обученного убивать отморозка с гранатометом, который запросто взорвет и полицейский участок, и суд, и акимат… Пока, конечно, такого у нас нет, но где гарантии, что не появится?» — задается вопросом политолог Данил Бектурганов.

Вилорий ТЭН. Думы о реформе

Итак, глава государства сообщил о том, что в стране начинается переход от президентской к парламентско-президентской форме правления... Любопытно, что информация об этом заявлении появилась в прессе, но отсутствует на главном ресурсе страны — портале akorda.kz. Там есть короткая заметка о встрече президента с главами правительств СНГ и приводится лишь одна цитата из его выступления:  «Сейчас, когда мы переживаем глобальные кризисные проявления, снижение цен на отдельные экспортные товары, требуется усиление совместной работы и кооперации. Считаю, что альтернативы интеграции нет, поэтому нами инициируются соответствующие процессы. Функционирует Евразийский экономический союз, который, по моему убеждению, имеет большое будущее, несмотря на сегодняшние трудности. Мы предполагали, что будут подобные риски, но сама суть договора, его цель и поставленные в нем задачи — правильные...». Что же до самой серьезной политической реформы, то цитаты из его высказываний о ней можно обнаружить в других источниках. Нурсултан Назарбаев сказал следующее: «Наверное, больше прав надо дать парламенту и правительству. До сих пор у нас была президентская власть, вы знаете. Серьезная вертикаль, сильная президентская власть. По мере роста количества среднего класса, наверное, надо ослаблять и больше давать возможность самостоятельно работать правительству, и больше передавать полномочия парламенту». Очевидно, что его идеологическая команда, главной задачей которой является информирование населения обо всех инициативах главы государства, не разделяет идей о необходимости ослаблять «сильную президентскую власть». Либо так, либо слова о политической реформы, в ходе которой полномочия от президента уйдут парламенту, предназначались для внешнего пользования — то есть, гражданам и общественным организациям знать об этом необязательно. Отсюда и отсутствие информации и цитат об этом на президентском портале.

Юрий ГАЛЕНОВИЧ. Центральная Азия и «великие державы»


Итак, нации, о которых идет речь, в силу одних обстоятельств, на протяжении длительного времени находились в состоянии «политического анабиоза». В силу других обстоятельств, они вышли из этого состояния, и ныне живут и развиваются, выступая на мировой арене как государства, выражающие интересы своих наций. Каждое из этих государств обладает своим суверенитетом. У каждой нации есть свои вечные интересы, в том числе, и, прежде всего, необходимость выживать, сохранять свою территорию, иметь свои вооруженные силы, свой образ мыслей и свою культуру.

Юлия МАЙСКАЯ. Троянский конь цифровизации: как найти баланс между интеграцией и безопасностью

Необходимо тщательно анализировать предлагаемые технологии, считает сотрудник Института математики сибирского отделения Российской академии наук, профессор Новосибирского государственного университета, доктор физико-математических наук Дмитрий Свириденко.  «Прежде всего, следуя рекомендации президента группы компаний InfoWatch Натальи Касперской, не стоит поддаваться магии чужих технологий. Тот хайп, который поднят вокруг цифровых технологий, попахивает неким управляемым контекстом. Я считаю, что избыточный фанатизм и надежда на фантастические возможности блокчейна инспирирована извне», – отметил Свириденко. Говоря о зарубежных технологиях, он провел аналогию с троянским конем – неизвестно, что скрывается за тем или иным ноу-хау, насколько оно безопасно и эффективно. Дмитрий Свириденко уверен, что наилучший выход – развивать собственные технологии, иначе можно «попасть в цифровое рабство».

Генеральный директор компании «Эксперт – Сибирь» Виталий Букатин поддержал земляка: «Цифровая экономика хороша только тогда, когда находится на серверах, которые стоят в вашей стране. В любом другом случае это будет чужая цифровая экономика».

Манкурт ШАЛАКАЗАХОВ. А «ястреба» мы и не заметили ))) Об изменении политики Кремля в отношении Казахстана на примере одного ток-шоу

Понятно, что по «реальному весу» союзники России никогда не выберутся из статуса «младших братьев». Но ведь это подчиненное положение унизительно не только для элит, но и для интеллигенции, которая во многом определяет вектор направления массового сознания, так что движение от России в сторону Запада казахстанского общества (будем говорить только за себя) фактически гарантировано. Именно для того, чтобы это не превратилось в массовый тренд, поддерживаемый казахстанской правящей элитой, запущена стратегия превращения Казахстана в глазах россиян в неадекватного и неконкретного партнера, готового «при первом же шухере слиться». Затулин в своем выступлении у Соловьева произнес примечательные тезисы, намекающие на дальнейшее развитие наших «добрососедских» отношений с Россией – он сказал, что Казахстан в обмен на внешнеполитическую лояльность получил гарантии невмешательства Кремля в свои внутренние дела. И, дескать, Кремль поэтому не обращал внимание на то, что в Казахстане происходит с проживающими здесь русскими. Видимо, это надо понимать как отход Кремля от политики невмешательства в казахстанские дела – или хотя бы как угрозу такого отхода, месседж правящей элите страны: не поддерживаете нас, тогда мы идем к вам.

Страницы