Культурная революция начинается сверху

В РК началось общественное обсуждение нового государственного проекта под названием: «Концепция культурной политики в Республике Казахстан», разработчиком которого является Министерство культуры»
 
Изба-читальня

Концепция изначально была обречена на большую дискуссию: представители разных профессиональных сфер скорее всего найдут в этом документе немало спорных моментов. Это связано с тем, что культурная среда, как торт «Наполеон», всегда многослойна. С точки зрения любого государства, культурная политика – часть идеологической машины. Та самая изба-читальня, которая должна не только повысить грамотность населения, но и нашпиговать его идейной начинкой. С точки зрения творца, культура – катарсис и самореализация человека как личности. С точки зрения ремесленников, массовая культура – банальный способ извлечь прибыль. И серьезной ошибкой является попытка сделать акцент на один из этих слоев в ущерб остальным. 

Естественно, при всей своей внешней аполитичности проект концепции несет в себе немало политических вопросов. В этом нет ничего удивительного, так как сами разработчики документа рассматривают культуру в том числе и как инструмент формирования национальной идеологии. Вот только проблема в том, что, с идеологической точки зрения, концепция изначально напоминает подарочную коробку, внутри которой ничего нет.

И здесь заложено первое противоречие. Сначала в документе говорится, что основой национальной идеологии (которой у нас фактически не существует) является культура. Затем авторы проекта ссылаются на то, что фундаментом новой культурной политики в Казахстане должна быть идея «Мәңгілік Ел», которая пока еще сырая. По крайней мере, после президентской презентации она была направлена на доработку в администрацию главы государства, в правительство, в Ассамблею народа Казахстана, а также в Общенациональное движение «Казахстан-2050», чтобы на выходе общественности был представлен патриотический акт «Мәңгілік Ел» - отшлифованный вариант очередной национальной идеи.

При чтении концепции культурной политики постоянно всплывал вопрос: «Чего же в документе больше: искренней заботы о культурном развитии страны или продвижения даже не государственного, а ведомственного представления о том, какой должна быть культура современного Казахстана?». Ответ не так прост. Как обычно, всё дело в соблюдении баланса.

Понятно, что всегда найдутся противники государственного вмешательства в сферу культуры. И в чем-то они будут правы, так как эта сфера слишком субъективна. Для кого-то «Черный квадрат» Казимира Малевича – шедевр, а для кого-то – мазня. Но такие оценки могут давать посетители музеев, культурологи, специалисты по живописи, искусствоведы, но не чиновники от культуры. В противном случае на выставках тех же художников-авангардистов снова зазвучат хрущевские возгласы: «Что это за безобразие, что за уроды? Где автор?» или «Вы что, рисовать не умеете? Мой внук и то лучше рисует». Поэтому в самой концепции смущают некоторые тезисы такого рода: «Не сформирована эффективная система стимулирования творческого потенциала отрасли на создание современного востребованного продукта культуры». Если речь идет о государственном стимулировании, то опять же - где граница между реальной востребованностью в обществе и госзаказом, который, как показывает практика с нашими медийными продуктами, работает скорее во вред, чем на пользу?

Конечно, нужно быть реалистами. В отличие от бизнеса, который в отношениях с государством нередко придерживается принципа «Не надо нам помогать, просто не мешайте», культурная сфера состоит не только из непризнанных гениев, но и  из инфраструктуры – библиотек, музеев, театров. Эти объекты нуждаются в финансировании, а на поддержку всего хозяйства меценатов не наберешь. Хотя в концепции говорится о слабых инструментах современного менеджмента в управлении традиционными культурными институтами, в этом нет ничего удивительного. Такая ситуация будет продолжаться до тех пор, пока, кроме чиновников от культуры, в этой сфере будут и агашки от культуры. В конечном счете, практика показала, что из заслуженного деятеля искусств не всегда выходит хороший менеджер.

Разработчики концепции также сетуют, что основная финансовая нагрузка на поддержку инфраструктуры культуры ложится на государство, поскольку в Казахстане слабо развита частная инициатива. Хотя, если начистоту, при должной политической воле многих наших олигархов давно уже можно было не просить, а обязать внести свой вклад в культурное развитие страны, передав им на баланс те или иные объекты культуры. В любом случае, это не Чукотка, которую когда-то дали "в нагрузку" Роману Абрамовичу. Кстати, в соседней России для поддержки культуры давно уже используется  добровольно-принудительный метод давления. По крайней мере, Виктор Вексельберг уже открыл частный музей, посвященный ювелирному искусству Карла Фаберже, а подруга Романа Абрамовича Дарья Жукова курирует центр современной культуры «Гараж».

В концепции культурной политики также говорится, что в Казахстане не развиты институты меценатства, спонсорства и волонтерства, а также слабо используется потенциал государственно-частного партнерства в сфере культуры. Как отмечают эксперты, в мировом рейтинге благотворительности (World Giving Index) в прошлом году Казахстан занял лишь 66 место из 135 стран. Естественно, возникает вопрос: «Кто или что мешало за двадцать с лишним лет принять соответствующее законодательство, которое стимулировало бы меценатство и благотворительность в Казахстане?» 

Ведь здесь ничего сложного нет. Стоило бы начать не с продвижения аморфного понятия «социальная ответственность бизнеса», которое до сих пор по-разному понимают во власти, в обществе и в самом бизнесе, а с введения налоговых послаблений для тех, кто занимается благотворительностью и меценатством. Хотя можно предположить, что в правительстве, где всеми силами пытаются расширить налогооблагаемую базу для бюджета, такие предложения вряд ли вызовут энтузиазм.

Теперь посмотрим, к чему приведет обсуждение законопроекта «О благотворительной, спонсорской и меценатской деятельности», которое только в июне 2014 началось в мажилисе и, надеюсь, продолжится осенью, когда депутаты вернутся с каникул. Интересно, что в 2012 законопроект назывался по-другому: «О благотворительности и благотворительных организациях». Как видно, названия меняются, а воз пока и ныне там.

Культ личностей

Можно согласиться с разработчиками концепции культурной политики в РК, когда они говорят о том, что в казахской культуре немало образов национальных героев, которые должны стать образцом для подражания для молодежи. Также необходимо находить и создавать образы современников, способные стать положительным примером и идеалом для подрастающего поколения. Но если со списком исторических личностей еще можно разобраться, то с современниками все гораздо сложнее. В том же рейтинге Forbes Kazakhstan прописались сплошь нефтяные, алюминиевые, медные и банковские короли, чья заслуга состояла лишь в том, что они оказались в нужном месте в нужное время с нужными связями, что помогло заработать им нужные капиталы, которые тратятся на нужных людей, помогающих им всегда быть в нужном месте.

В глазах одних молодых людей именно эти современники являются примером для подражания. Гораздо хуже, если для другой части молодежи кумирами являются те, кто ходит с поясом шахида. Но ни те, ни другие не знают, что где-то в другом мире люди зарабатывают вполне приличные деньги, не сидя на «трубе», а, скажем, виртуозно играя на трубе или занимаясь писательским трудом. И даже умудряются делать это без союзов писателей и министерств культуры! Нам действительно нужны не мнимые, а настоящие герои, которые должны сформировать абсолютно новый образ жизни благодаря не «толкачам» сверху, а своим способностям и талантам. Власть должна понять, что если она, например, хочет создать свою Силиконовую долину, то сначала пускай создаст условия для появления местного Стива Джобса или Билла Гейтса, за которыми пойдут остальные. Если вы рассчитываете на новые олимпийские медали, то надо раскручивать национальных героев спорта, как в Древней Греции, где им ставили памятники. Нужны поэты, чей глагол жжет сердца. Нужны и писатели, чьи произведения не просто дарятся на юбилеи, а вдохновляют на благие дела.

Всех этих героев не надо искать. Следует начать с простого: не мешать им появляться. А где появились – активно поддерживать. Казахстану нужны «люди-бренды». Нужен культ созидательных личностей, с которыми должен ассоциироваться Казахстан. В конечном счете, это дополнительный кирпичик в фундамент социальной стабильности. Конечно, всегда есть соблазн управлять невежественной толпой. Но это мина замедленного действия, так как в толпе обязательно появятся свои деструктивные герои и радикальные псевдопророки, за которыми пойдёт молодежь, не нашедшая других ориентиров и кумиров.

Кстати, в концепции нет ни слова о том, что важным элементом культурного развития общества также является рост количества образованных людей со средним достатком. Проще говоря, в бедном обществе любая книга воспринимается в первую очередь как средство для топки печи, а театр – как место сбора «зажравшихся буржуев». Но у человека всегда должен быть не только выбор, что почитать, кого послушать или куда сходить, но также свободное время и деньги, которые он может потратить на свое культурное развитие. Эксперты называют это «ликвидацией социального и территориального неравенства в доступе к культурной инфраструктуре». И, конечно, не будем забывать о таких институтах социализации, как семья, школа, религиозные учреждения, высшие учебные заведения и т.д., которые с самого рождения формируют человека и его культурный уровень.

Святая инквизиция

Особенностью этой концепции является то, что она часто скрещивает культуру с экономическими задачами развития страны. По крайней мере, в документе черным по белому написано: «Сфера культуры становится важным фактором экономики, привлекательной инвестиционной сферой для бизнес-инициатив, что позволяет вывести отдельные виды искусства и организации культуры на экономически прибыльный (рентабельный) уровень». Хорошо, что речь идет лишь об отдельных потенциально рентабельных видах искусства, так как объединять понятия культура и прибыль – то же самое, что пытаться скрестить крылатого Пегаса с бегемотом.

Что касается экономической выгоды от функционирования некоторых организаций культуры, то и здесь возникает замкнутый круг. Ведь отдельные сферы культуры только тогда станут рентабельны, когда работающие в них люди будут иметь высокий социальный и материальный статус, что позволит привлекать в эту сферу хороших специалистов и менеджеров. В свою очередь, этот статус тогда будет высоким, когда некоторые сферы культуры уже станут рентабельными.  

При этом не забывают разработчики и про формирование конкурентоспособной культурной ментальности. В результате даже отдельные культурные сегменты называются кластерами, которые должны успешно повлиять «на развитие экономики и формирование позитивного международного имиджа страны». Помнится, в свое время у нас уже создавали 7 экономических кластеров в рамках индустриально-инновационной программы развития страны. А теперь пытаются о них забыть.

Не меньше вопросов вызывает и предложение создать так называемый Национальный совет по литературе и искусству при президенте РК. Интересно, что в другом варианте проекта концепции речь шла о создании Национального совета по делам культуры и искусства. В любом случае, по идее авторов концепции, под крышей Нацсовета должны собраться 7 художественных советов, каждый из которых отвечает за свой сегмент: от театра до литературы. И главным куратором этих худсоветов должно быть Министерство культуры РК. Вообще возникает ощущение, что в сфере культуры хотят создать аналог ФНБ «Самрук-Казына», где роль национальных компаний будут играть эти самые худсоветы, принцип формирования которых с точки зрения человеческого капитала пока неясен, а риск бюрократизации довольно высок. А там, где бюрократия, - там и финансовые черные дыры, и бюджеты на содержание чиновников и агашек от культуры.

Кроме того, интересно, кто от имени государства будет отделять зерна от плевел, творчество от ремесла? Не секрет, что многие представители так называемой «творческой интеллигенции» не обременены ни творчеством, ни интеллигентностью. Зато власть крепко держит их на коротком поводке материальных благ, званий, премий, жилплощади и всего остального, что имелось у советской творческой интеллигенции. Так что с позиции чиновников легче вновь загнать всех под одну крышу в попытке создать коллективный разум. Но у меня лично есть опасения, что подобное слияние закончится борьбой за ресурсы и влияние, и этот «коллективный разум» будет поддерживать конъюнктурных сальери, а не помогать казахстанским моцартам. Еще хуже, если эти самые сальери начнут играть первую скрипку и в Национальном совете, и в худсоветах в условиях, когда все процессы – от финансирования до поддержки творческих проектов – будут закрыты для общества. И тогда появится в стране своя «святая инквизиция» в сфере культуры, которая начнет "сжигать" еретиков и бунтарей от искусства.  Ведь никто не отменял печального правила из одной песни: «Сегодня умрешь, завтра скажут - поэт!».

Конечно, авторы концепции утверждают, что такая структура вертикального соподчинения поможет государству более эффективно реализовать культурную политику с единой идеологической платформой. Но опять же - о какой платформе речь? О «развитии единого многонационального культурного пространства страны» или о «приоритетности национального культурного наследия, определяющего самобытность и национальную идентичность отечественной культуры в глобальном мире»? Мне кажется, будет трудно разработать единую культурную политику в обществе, которое уже сильно фрагментировано в рамках идейного сепаратизма. Даже спустя 20 с лишним лет после развала СССР у нас до сих пор не утихают споры о том, какая форма идентичности должна быть в стране - гражданская или этническая. А то, что в нашем обществе у разных социальных групп существуют конфронтационные представления о «своем Казахстане», показали баталии вокруг Доктрины национального единства.

В любом случае, концепция культурной политики вызывает противоречивые чувства. В ней есть толковые мысли, но немало и пустых слов и лозунгов. Концепция чем-то напоминает программу ФИИР, в которой также было много умных мыслей, рациональных предложений и красивых фразеологизмов, но на практике гора родила мышь. При этом цена этой мыши равнозначна стоимости целого слона.

Рейтинг: 
Средняя: 2 (1 vote)

Комментарии

Мощная культура - как правило: мощное государство.

Про ФИИР хорошо аналогии провел. Страна, несмотря на помпезный театр оперы и балета в столице давно скатилась в бескультурье... И это чревато.

Культуру однозначно можно начать поднимать только сверху.

"Вперед и только вперед! Потом наверх, а потом обратно вниз!

Каждый из нас — это один, но мы все вместе — это мы. И мы все здесь перевернем.

Независимость — это моя прерогатива. Власть не существует! Остается только одна мысль в каждом нашем теле — это мысль к существованию настоящему. Бытие не есть сознание, бытие есть подсознание, освобождаем себя: вперед! А потом обратно. Консервация времени — это наш девиз, но мы его закрыли, потому что ты не оправдал мое доверие. И ты тоже не оправдал мое доверие. Я распускаю всех и сам распускаюсь. Упал и поднялся! Нет! Лежать, раз упал!"

Тринадцатый, это цитата или это ваш собственный умозаключение?

Это цитата-монолог Спартака из Иглы, как нельзя точной на мой взгляд отражает существующую сейчас "культуру"и"идеологию"

Про "сальери" понраивлось. Все к этому идет.

Иными словами, если верить плюгавому татарину (из Иглы!) все это напрасные потуги? Или просто культура она есть или ее нет и в помине. И она не подчиняется власти, тем более такой некультурной?

Да не надо никому верить. После прочтения статьи пришла цитата в голову. А причем тут национальность? Кстати Алма Ата тех времен, была гораздо культурней сегодняшней Алматы. Вон на соседней новости котакбасят друг друга в коментах. Вот она наша культура в ее проявлении. А власти, действительно не хватает культуры, понтов немеряно, а с ней "родимой" проблеммы.