Адольф АРЦИШЕВСКИЙ. Казахстанское кино: что в приоритете - бизнес или искусство?

Еще до выхода на отечественный экран фильм Эмира Байгазина "Раненый ангел" получил признание международного кино-сообщества, собрал богатую жатву премий и наград. Прошла его успешная премьера за рубежом. В канун премьеры дома, в Казахстане, после предпоказа "Раненого ангела" прессе, состоялось его обсуждение, на котором фильм был принят, мягко говоря, восторженно. А потом начались будни проката. Зрительный зал был удручающе пуст. В чем дело?

Парадоксы "Раненого ангела"

Мы ищем ответ на этот вопрос вместе с директором киноцентра "Арман" Бауржаном Шукеновым.

- Один из пользователей интернета пишет: "Кинотеатр "Арман" - единственное место, в котором идет "Раненный ангел". Вчера сеанс не состоялся из-за незаполненности зала (продали всего два билета). Сегодня куплены 7 билетов"... Как понять равнодушие зрителя?

- Тут ситуация примерно такая же, как с хорошей литературой: ее читают далеко не все, а лишь избранные. Тем более что в обществе нет потребности в произведениях, которые заставляют думать. Да и режиссеров, подобных Байгазину, тоже раз-два и обчелся. Тенденция нашего кино - сплошь развлекаловка, а отсутствие серьезных лент отучило нас от кино, побуждающего думать. Поэтому откат зрительского интереса в данном случае вполне закономерен. Таких фильмов, как "Раненый ангел", мало, и они, к сожалению, погоды пока не делают.

- А "Заблудившийся" или "Рэкетир" Акана Сатаева? Это ведь кино, заставляющее думать, их не назовешь "простушками", а зритель на них шел.

- Фильмы Акана более мейстримовые. Все же там присутствуют и детектив, и интрига, которая зрителю по душе. Фильмы Байгазина из другого теста, они начинают как бы окучивать зрительские мозги. Дескать, думайте, думайте, думайте. Это о вас, о вашей жизни. А зритель в массе своей думать отвык и от подобных фильмов впадает в ступор. Конечно, зрителю надо бы посмотреть эти фильмы, чтобы дать им свою оценку, чтобы решить, нужно ему это или нет. Чтобы понять, почему режиссер поднял именно эту подростковую проблему, чтобы прикоснуться к истокам тех явлений, которые обозначил режиссер и которые не могут не внушать тревогу. И тут тревога возникает уже у нас с вами: зритель, не желающий идти на подобные фильмы, хочет как бы устраниться от проблем его же собственной жизни, от проблем детства, изуродованного из-за безучастности взрослых. А это уже симптом. Не отсюда ли проистекают все болезни нашей эпохи? Байгазин в силу своей молодости особенно остро чувствует это. И со всем максимализмом, свойственным молодым, обнажает раневую поверх­ность жизни, показывая срез за срезом то, что так вот сразу и не обнаружишь.

- То есть отсутствие зрителя в зале - это упрек не Байгазину, а упрек зрителю?

- Однозначно.

- Но, может быть, Байгазину все же имеет смысл прислушаться к зрителю, попытаться понять, чего же зритель хочет, и пойти ему навстречу?

- Возможно, такое устремление к режиссеру придет, он все же молод. Но ведь художник - истинный художник! - слишком обостренно чувствует свое призвание. Я должен делать так и только так, считает он, и никто, кроме меня, это не сделает. И диктовать ему что-либо не получится.

- И все-таки с точки зрения прокатчика, который как никто знает чаяния зрителей, чего, на ваш взгляд, нашему отечественному кинематографу не хватает?

- У нашего кинемато­графа есть практически все. Есть умные режиссеры, худо ли бедно есть деньги. Есть зритель. Но в последнее время я все больше убеждаюсь в том, что у нас нет менеджмента в кинотеатрах. Умного менеджмента. Нет человека, который формирует репертуар кинотеатра. Вещь, казалось бы, крайне банальная, ни от чего не зависящая, которая вроде бы не должна влиять на тенденции целой отрасли. Но человек, который делает расписание сеансов своего кинотеатра, от которого зависит, что и как подается зрителю, - эта фигура становится нынче ключевой. Толковых людей здесь практически нет, а если есть, то единицы. Они в большинстве своем уподобились оптовым торговцам. Они знают: вот это кино им деньги принесет, а вот это - нет. Все прочее их не интересует. Все свое хозяйство, которое у них в подчинении, они отдают преимущественно этому. А на Байгазине он ни копейки не заработает. Значит, он это кино либо не берет совсем, либо ставит его в час ночи, как у нас поступают с фильмом "Аманат" Сакена Нарымбетова. Судьба подобных картин зависит от этих людей, с которыми даже спорить бесполезно. Все мои попытки объяснить им, что так делать нельзя, что в их руках находится судьба художественного произведения, к которому были подключены усилия и таланты десятков, сотен профессионалов, связывающих с этим фильмом свои надежды, свое будущее, а значит и будущее кинематографа, - тщетны. Люди эти страшно далеки от культуры, они в кровном родстве с торговлей. Причем с торговлей ширпотребом. Будучи прокатчиком, я тоже в известной мере торгаш, но я знаю, что продать, когда продать и как правильно, разумно это сделать.

- Но даже если поставить эти фильмы в самое удобное для зрителя время, они все равно прибыли не принесут.

- Не об этом речь. Мало поставить фильм в хорошее время, ты должен сделать все, чтобы зритель пришел. Надо убедить зрителя, что именно этот фильм он должен посмотреть, ему это жизненно необходимо. Надо суметь должным образом подать фильм, его создателей, тот круг проблем, которые фильм поднимает.

- То есть речь идет о рекламе?

- Не только. У молодого человека, организующего кинопоказ, должна быть органичная потребность в диалоге со зрителем. Диалоге доверительном и судьбоносном. Зритель должен понять, что ему предлагают посмотреть фильм эпохальный, который показывает глубинные тенденции современного кино. Это работа не одного дня, это долгосрочные усилия. Надо формировать своего зрителя, формировать репертуар своего кинотеатра, создавать имидж кинотеатра. Вот таких-то людей и нет.

- Вы сказали "у молодого человека, организующего кино-показ"…

- Именно так. Потому что в подавляющем большинстве это зеленая молодежь, нацеленная на бизнес. А бизнес должен быть прибыльным, это для них основополагающий постулат. Кто бы возражал! Но организаторов кинопоказа должны поддерживать местные муниципалитеты, местные отделы культуры, для которых хорошее кино является приоритетным.

В чем конкретно должна проявляться эта поддержка?

- Надо проводить дискуссии, изыскивать возможности для встреч с создателями фильма. И, разумеется, поддерживать сами кинотеатры, работающие в этом направлении. Примером может служить Франция, где приоритетными являются такие вот новаторские фильмы, где особо отмечают и поддерживают кинотеатры, пропагандирующие подобные фильмы и углубленно работающие со своим репертуаром. Причем речь идет о материальной поддержке, поскольку здесь задействованы льготы, связанные с налогообложением, оплатой коммунальных услуг, покупкой технологического оборудования и т.д. Это у них не господдержка, это поддержка со стороны местных органов власти.

- Вообще-то инициатором такой поддержки должно быть Министерство культуры…

- В том состоянии, в каком оно сейчас пребывает, едва ли имеет смысл обращаться к нему за помощью. И того же "Раненого ангела" министер­ские чиновники вряд ли смотрели, зачем он им… Тут ведь нужна большая, вдумчивая работа, чтобы в обществе появилась настоятельная необходимость в фильмах, подобных "Аманату" или "Урокам гармонии". И такую работу должен делать каждый из нас на своем месте - работники СМИ, прокатчики, Союз кинематографистов, местные органы культуры. Каждый вносит свою лепту, создавая среду, в которой формируется потребность в хорошем кино. Общество должно осознать, что плохое кино, как фаст-фуд, вредно для здоровья. Кто спорит: развлекательное кино - это наши будни, но мы не можем ограничиться только им, нам нужна и здоровая духовная пища.

С точки зрения здравого смысла

А вот что думает по этому поводу Жанабек Жетыруов, кинорежиссер, заслуженный деятель РК:

- Фильм "Уроки гармонии" я не смог досмотреть до конца. Мне показалось все это беспросветным. Но режиссер целенаправленно работает на зарубежного зрителя, он знает, какое кино там ждут от нас, и преднамеренно сгущает краски. Не думаю, что у нас в глубинке все настолько безнадежно, как это показывает в своих фильмах Байгазин. А потому, естественно, происходит отторжение нашего зрителя.

- Тогда давайте скажем без умолчаний: съемки таких фильмов финансируются (пусть даже отчасти) из бюджетных денег, а это деньги налогоплательщиков. Но зачем налогоплательщику эти траты, если такие фильмы ему неинтересны и он на них идти не хочет?

- Вот и я так считаю. А Байгазину съемки фильма важны для самовыражения, зрительский интерес он в расчет не берет. К тому же, получив "Серебряного медведя", он забронзовел, почувствовал себя небожителем…

- А может быть, вы говорите это из ревности?

- Что вы! У меня все нормально. Мой послед­ний фильм "Аккыз" участвовал в восемнадцати кинофестивалях. В извест­ной мере это тоже артхаусное кино, но я всегда думаю о зрителе, стараюсь сделать так, чтобы мое кино было интересно людям. Я думал о зрителе, снимая и "Записки путевого обходчика", и "Аккыз". Эту свою ленту я постарался донести до глубинки, показал в пяти райцентрах Кызылординской области, залы были переполнены, на просмотрах люди не могли сдержать слез от волнения. Кстати, "Записки путевого обходчика" я снял практически на собственные деньги. Мне выделили на съемки 4 миллиона тенге - на эту сумму даже документальную короткометражку не снимешь. Подобный фильм обходится минимум в миллион долларов. Снимать я должен был на видеокамеру, мне же хотелось снять полноценную картину. Примерно та же история была и с фильмом "Аккыз". Я вынужден был купить пленку, арендовал кинокамеру, сделал все так же за свой счет копию ленты. До проката она не дошла, а теперь я уж и не хочу отдавать свой фильм на растерзание зрителю. Мне довольно того, что фильм мой был показан в киноакадемии США, англоязычной публике его представил Ермек Шинарбаев. Там фильму дали высокую оценку, при этом было отмечено главное - его национальный колорит. Фильм оказался интересным в равной степени и нашим аульчанам, и искушенному зрителю США. Наверное, неслучайно мой предыдущий фильм "Записки путевого обходчика" на кинофестивале в Турине получил и приз как артхаусный фильм, и приз зритель­ских симпатий. Такое редко бывает.

Да, Байгазин - верный ученик Дарежана Омирбаева. Во всем. Не хочу злословить, но, как сказал один из признанных московских кинорежиссеров, "возможно, Дарежан и гений, но от его фильмов мухи дохнут". Для меня же крайне важен зрительский интерес. Крайне важно, чтобы и артхаусное кино не отрывалось от нашей грешной жизни, от народных корней. Тогда, глядишь, и народ потянется к таким фильмам.

А вообще-то надо взять за правило, чтобы артхаусное, авторское кино снималось не на государственные деньги, а на деньги спонсоров. Пусть наши небожители самовыражаются на денежки из собственного кармана.  

Точки над i

А если глянуть на ситуацию шире: что происходит нынче в нашем кино? Чем занят "Казахфильм"? Где кинопремьеры? Чему отдает предпочтение зритель? И по какой причине кинозал бывает пуст?

- Зритель проголосовал за "Рэкетира" - это было интересно и ново; за "Мын бала. Жаужурек" - выходу на экран этого фильма предшествовала мощная рекламная кампания, - говорит наш ведущий киновед Гульнара Абикеева.

- А дальше зритель идет на "Келинку Сабину", на "Свадьбу для троих" - типичное коммерческое кино. На серьезное кино (а это "Раненый ангел") зритель не идет, потому что ничего о нем не знает. Рекламы-то нет.

- То есть главная причина пустых залов - отсутствие рекламы?

- А вы как думали? На рекламу "Мын бала…" было выложено порядка 100 тысяч долларов, вот зритель и валил валом. А "Раненый ангел"… О нем знала горстка журналистов, вот и все, так что Байгазин тут ни при чем. Да и артхаусное кино у зрителя не в чести, для его рекламы нужны особые усилия.

- То есть коммерческое кино предполагает какой-то возврат денег, а артхаусное заведомо убыточно?

- Конечно.

- Тогда вопрос, навязший в зубах: зачем тратить деньги на артхаус, если зритель его не хочет?

- Здесь как в литературе. Есть высокая классика и есть чтиво, в том числе криминальное, оно хорошо продается и рассчитано на массовое потребление. Байгазина снимать кино на потребу зрителя не заставишь, тут зритель должен поднапрячься, сделать усилие, чтобы дотянуться до высоких истин артхауса, дать импульс работе мысли. Не хотите? Ну так и смотрите на здоровье "Свадьбу на троих".

- И тем не менее: что творится с казах­ским кино? Почему его не видно и не слышно?

- Кто вам это сказал? Ничего подобного! С января по май уже состоялось 18 кинопремьер, такого давно не было. По скромным подсчетам, к концу года их будет уже не менее тридцати. Из этих восемнадцати 16 как бы на потребу зрителя, и всего две серьезные ленты - "Раненый ангел" и "Чума в ауле Каратас". Почему люди не ходят в кино - вопрос особый, но снимается в основном коммерческое кино.

- Значит, какой-то возврат денег есть?

- Разумеется, ведь все это частные студии.

- А "Казахфильм"?

- А "Казахфильм" уже второй год сосредоточен на выполнении госзаказа. Это сериал о "Казахском ханстве" и очередной фильм о лидере нации, который вышел недавно, - "Так сложились звезды", проекты крупные и энергоемкие. Так что тревоги по этому поводу явно преувеличены.

http://camonitor.kz/23599-kazahstanskoe-kino-chto-v-prioritete-biznes-ili-iskusstvo.html

Рейтинг: 
Средняя: 4 (1 vote)

Комментарии

Ну почему на Западе аналогичные заумные фильмы артхаусные снимаются и получают даже дивиденды, а у нас бюджеты старадают? Да и не сказал бы что байгазиевские фильмы такие уж крутые даже в артхаусной призме. Туфта гой... А  с ним носятся как с писанной торбой. 

Педерастическая лобби - вот секрет усипеха Эмира и ему подобных...

Ну не получается у нас кино, не получается. О чем вы тут толкуете? Это старая и непреложная, подтверждаемая десятками лет ИСТИНА!

Оставить комментарий

(If you're a human, don't change the following field)
Your first name.
(If you're a human, don't change the following field)
Your first name.
(If you're a human, don't change the following field)
Your first name.

Filtered HTML

Plain text

CAPTCHA
Этот вопрос задается для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя автоматическую спам-рассылку.
6 + 6 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.