Казахстанский писатель: Я хочу, чтобы люди стали читать…

Бекнур Кисиков – человек известный в мире бизнеса. Он возглавляет Евразийскую ассоциацию франчайзинга. Но в Алматы его знают, как неутомимого общественника, организатора «Тайказан», «Китапфест». С некоторых пор его имя всё больше соотносится с литературой. С 2014 года он выпустил уже 3 книги и продолжает работать над новыми романами.

- Бекнур, какая книга произвела на вас такое впечатление, что вы ее помните с того дня, когда ее прочитали и до сегодня?

- Давайте я все-таки несколько возьму, потому что это будет несправедливо к другим книгам. Литературная Алма-Ата у меня почему-то у меня очень ассоциируется с «Жестоким веком» Исая Калашникова. Я её прочитал в 10-11 летнем возрасте, достаточно сложном, казалось бы, для восприятия подобных произведений возрасте. Но, тем не менее, это такая увлекательная книга, что она доступна даже ребенку. Я ее читал за Никольской церковью, там есть парк, и были густые кусты, среди которых была спрятана скамейка. Старшие пацаны не любили читать и приставали с вопросами: «Что ты там делаешь со своей книгой?» А это был толстенный роман, который я взял у семьи Мауленовых.

То есть вы были знакомы с семьей Мауленовых?

- Да-да, конечно же, я был с ними знаком, брал у них книги…

- Ну, тогда, конечно же, вы не могли не прикоснуться к литературе. 

- Да, мне повезло, что мне приходилось бывать во многих семьях и дружить. Конечно, дружили родители, а я благодаря такой дружбе прикоснулся именно к тем книгам, которые нужно читать в подростковом возрасте. Поэтому первый роман – это, конечно же, «Жестокий век», который я читал раз 17 или 19, и постоянно открывал в нем что-то новое. Это шикарный роман. Второй роман, который на меня очень сильное произвел впечатление, - «Мастер и Маргарита». Я люблю всё творчество Булгакова, у него все романы уникальны, но я, как писатель, чувствую, что, когда он писал «Мастер и Маргариту», была какая-то неземная сила, которая толкала. Там много магии, это очень сложный роман, я представляю, насколько ему пришлось даже пострадать в духовном плане…

- И выкидывать целые страницы…

- Это такой роман, который в тех годах, когда мы читали, он был не совсем разрешен, и мы чаще всего «Самиздатом» читали. И этот роман повлиял на меня, потому что там каждая строчка открывает новое направление. Даже сравните: «Дни Турбиных», «Белая гвардия», «Собачье сердце» - шикарные социальные романы, но хорошего, добротного писателя, а «Мастер и Маргарита» стоит особняком. Он все-таки гениальнейший. Более того, он близок нам писателям, потому что мы все воспринимаем себя Мастерами и нам всегда нужна наша Маргарита. Ну, и третий роман, который в зрелом возрасте прочёл и полюбил, хотя я люблю и Гоголя, и всех остальных писателей, это роман Джойса…

- «Улисс»?

- Да, «Улисс». Этот роман на меня произвел потрясающее впечатление.

Я его и перечитывал, и всем рекомендовал читать его. Это вообще уникально – за один день передать целую жизнь. Надо быть гением, чтобы создать такой роман. Кстати, мне удалось побывать в Дублине. И я прошелся по всем местам, описанным Джойсом. Более того, я попал на 17 июня, а 17 июня у них, оказывается, «Bloomsday». В романе Леопольд Блюм 17 июня вышел из дома, и целый день ходил  по городу. 17 июня в Дублине фестиваль, посвящённый Джойсу и его роману. Ирландцы меня поразили своим отношением к литературе. Причем, что интересно, роман написан на английском языке, фестиваль проходит на английском же языке, но, тем не менее, вся атмосфера в городе, сугубо ирландская.

К слову, у нас часто упрекают: «Вот, мол,  казах, а казахский язык не знаешь» - но мы не перестаем от этого быть казахами быть! Мы можем говорить хоть на английском или китайском, но мы - казахи. В этом отношении те же ирландцы могут многому нас научить.

Я вспоминаю Джойса, потому что некоторые романы я писал именно в его полистиличном, постмодернистском стиле. Это не эпигонство, потому что быть Джойсом, повторить Джойса просто невозможно. Это один на миллионы лет, наверное.

- Многослойность как пример, как образчик?

- Да, использование работы с текстом, с разным текстом, и разных жанров, полижанровость - вот этим моментам я, конечно, научился у Джойса.

Ну, и конечно, нельзя не упомянуть нашего Чингиза Айтматова, «Плаху». В своё время не до конца оценил его творчество, потому что его творчество все-таки зрелое.

- А как вы думаете, Бекнур, сейчас у нас в Казахстане есть интерес к литературе?  Читают ли у нас?

- Вчера я прочитал исследования у кого-то - в Казахстане 82% не хотят читать или не читали вообще литературу, кроме той, которая в ВУЗе. Это нормальная цифра. Скажу, что «Войну и мир» во время Толстого не читали миллионы, а, максимум, несколько тысяч человек это и хорошо. То есть, литература она всегда была в некотором смысле богемной. Да, в Советском Союзе был эксперимент сделать чтение книг массовым. Мы были читающие, не было интернета, я не знаю, но люди тогда хорошо читали, и за книгами очереди выстраивались. Сейчас определенная категория людей читает, в любом случае мы работаем с текстами, потому что писатель не обязательно должен быть в книгах, он должен быть и в социальных сетях, в интернете, все равно же там везде текст, видео - только часть. Так что в принципе книги не так, конечно, ярко, как раньше читают, но у нас в Казахстане читают. Наверное, не так хорошо, как, скажем так в Нью-Йорке, потому, что мне понравилось, что там в метро практически у каждого третьего был какой-то томик, какой-то томик они читали. Примерно такую же картину  видел не раз в странах Европы. Я хочу, чтобы и к нам это вернулось, неважно, казахстанских они читают или кого, чтобы с собой люди с собой держали книги.

Анлитическо-информационное бюро ПИК

 

Рейтинг: 
Средняя: 4 (3 votes)