Олег ЧЕРВИНСКИЙ. Виртуальные миллиарды оплачены казахстанской нефтью

На этот раз мне повезло: я прилетел в Атырау, когда весенняя слякоть уже высохла, а изнуряющая летняя жара с ветрами, поднимающими в воздух клубы пыли, еще не наступила. Весеннее таяние снега или проливной дождь в здешних местах превращает окружающую действительность в стихийное бедствие: атырауская почва влагу практически не впитывает.

Еще каких-то 10 лет назад перед входом в государственные учреждения стояли корыта с водой, в которых просителям надлежало смывать грязь с обуви. В последние годы на центральных улицах, там, где возможно, кладут асфальт, и это спасает. Но все равно город впечатления «нефтяной столицы» Казахстана, как его гордо именуют в прессе, не производит. Хотя центр застраивается высотными красавцами из стекла и бетона, это явно не Дубаи. И даже не Абердин.

Шотландский город Абердин с 2003 года является побратимом Атырау. Туда любят ездить казахстанские чиновники (чаще всего за счет компаний-операторов), чтобы перенимать опыт управления отраслью и рационального распределения нефтедолларов. У городов много общего: оба они – центры нефтедобычи на море. Абердин – на Северном, Атырау – на Каспийском. В шотландском живет около 250 тысяч человек, в казахстанском – больше 330 тысяч. На этом сходство, пожалуй, и заканчивается.

«Мы все часто бываем в Абердине, – говорит Мурат Журебеков, генеральный директор ТОО «PSA» (следящего от имени правительства Казахстана за тем, как недропользователи исполняют условия соглашений о разделе продукции), – и видим, что это город на морском побережье, полный производственных цехов, сборочных производств, всевозможных хабов. В Атырау близко такого нет. Почему?».

Действительно, почему? Ответ искали на прошлой неделе на ежегодной конференции «Казнефтегазсервис-2019», которую в восьмой раз проводит Союз нефтесервисных компаний Казахстана «Kazservice», собирая в одном зале топ-менеджмент крупнейших нефтегазовых проектов и казахстанских производителей и поставщиков товаров и услуг.

Если брать статистику, которая, как известно, знает все, то с так называемым «местным содержанием» в отрасли у нас вроде бы не так уж и плохо: из общего бюджета закупок нефтегазовыми компаниями в 2018 году в 15 миллиардов долларов США, 42% пришлось на долю отечественных поставщиков. Но если из этой суммы выделить закупки именно продукции, произведенной на территории Казахстана, казахстанскими работниками, то эта доля не превысит 5%. Остальные 95% денег, выделяемых на закупки оборудования, запчастей и других товаров, поднимают экономику других стран за счет нашей нефти.

Мурат Журебеков привел показательный пример. Оператор крупного нефтегазового проекта заказывает на месторождение новый компрессор обратной закачки газа стоимостью 1 миллиард долларов. В платежном балансе, который составляет Национальный банк, эта сумма проходит по графе «Иностранные инвестиции в Казахстан». Наверх идут благостные отчеты, все радостно хлопают в ладоши. На деле же ни один цент из этого миллиарда даже на зайдет в Казахстан, а полностью уйдет производителю в солнечный итальянский город Флоренция. Мэр и жители которого аплодируют более искренне.

Компрессор придет в Казахстан как импортный товар, а бюджет даже не получит с него таможенной пошлины, так как крупнейшие проекты у нас, по соглашениям о разделе продукции, освобождены от их оплаты. А стоимость компрессора иностранные участники консорциума заберут казахстанской нефтью, и еще один миллиард осядет на зарубежных счетах. Такая вот арифметика со статистикой.

Можно ли исправить положение? И если да, то как? Ведь до сей поры в том же Атырау, Уральске, Петропавловске, Усть-Каменогорске простаивают производственные мощности бывших оборонных заводов, работавших на военно-промышленный комплекс почившего в бозе СССР. Понятно, что выпускать высокотехнологичные компрессоры на них мы уже никогда не научимся. Но попытаться заместить импортные поставки хотя бы простейшего оборудования надо. Примеры есть.

В Карасайском районе Алматинской области в 2017 году был запущен машиностроительный завод компании «PSI Engineering». Оператор Карачаганакского консорциума разместил на нем заказ по производству металлоконструкций, обеспечив тем самым загрузку завода на целый год. В той же Атырауской области уже много лет успешно действует совместное казахстанско-итальянское предприятие «Ерсай», производящее фундаментные сваи, трубные эстакады. Его продукцию охотно закупал Кашаганский консорциум, сейчас «Ерсай» является поставщиком на Проект будущего расширения месторождения Тенгиз.

Но это единичные примеры. В целом же процесс локализации производства для нефтяников откровенно буксует. Бизнесмены не готовы вкладываться в модернизацию, не имея гарантированных рынков сбыта. Нефтегазовые операторы не готовы закупать технологически отсталую и более дорогую казахстанскую продукцию. Замкнутый круг, который без грамотного и решительного вмешательства государства не разорвать.

Нужно стимулировать недропользователей заключать с производителями долгосрочные контракты (не на год, а на три-пять), чтобы бизнес мог спокойно инвестировать в собственную модернизацию.

Норма о том, что закупки в объеме менее 20 миллионов долларов США не требуют одобрения уполномоченного государством органа, сейчас, после более чем двукратной девальвации тенге, утратила свою актуальность. Планку надо понижать.

Закупки нефтегазовых операторов освобождены от таможенных пошлин, а ввоз оборудования, сырья и комплектующих местными производителями облагается дополнительными налогами, что делает конечный продукт дороже импортного. Надо менять фискальную политику.

Чтобы бизнес мог заранее подготовиться к тендерам на закуп тех или иных товаров или услуг, он должен заранее иметь информацию о планируемых закупках, предстоящих капитальных ремонтах на месторождении и т.д. На критику сервисников об отсутствии подобной информации в открытом доступе в централизованном виде, представители нефтегазовых операторов вполне справедливо парировали, что предоставляют такие сведения регулярно в министерство энергетики. И при желании минэнерго могло бы создать специальный портал с такой информацией. Очевидно, что тем самым от закупок отсеклась бы целая армия «социально близких» посредников, может быть, в этом причина такой закрытости?

И это лишь малая часть предложений, которые срочно надо реализовать, если мы не хотим кормить своими нефтедолларами весь мир. На конференции прозвучал еще один интересный факт: небольшая африканская страна Тунис ежегодно производит на 1 миллиард долларов комплектующих для мировой авиакосмической индустрии. Казахстан же, как грустно сказал один из спикеров, открывает в основном новые рестораны и торгово-развлекательные центры.

holanews.kz

Рейтинг: 
Средняя: 3.7 (3 votes)