Вилорий ТЭН. По принципу отторжения?

Указ президента Касым-Жомарта Токаева «О мерах по снижению долговой нагрузки граждан Республики Казахстан» увидевший свет 26 июня этого года,  вызвал весьма неоднозначную реакцию в обществе. Несмотря на то, что буквально вслед за публикацией этого документа последовало официальное разъяснение его положений , затем,  разъяснение разъяснений, а чуть позже, и пошагово тезисное изложение по принципу «кому, за что и сколько», все равно складывается впечатление о том,  что саму суть нововведения мало кто понял. Это хорошо было видно на примере социальных сетей, где все обсуждение очень быстро свелось к пресловутому:   «не читал, но осуждаю».

И точно так же,  как с случае с вышеупомянутой «цитатой»  (мало того, что она в подавляющем большинстве случаев приводится неполно, неточно, но и вдобавок,  вырвана из контекста),  «трактовка» президентского Указа за номером  34,  мгновенно приобрела у многих наших сограждан самые причудливые формы,  перетекающие в иной раз абсолютно неадекватные эмоции и ассоциации.

  Казалось бы, сам президент разъяснил свое решение  достаточно доступно:

 - Ко мне поступают многочисленные обращения граждан помочь с выплатой потребительских беззалоговых кредитов. Сложилась ситуация, когда наиболее уязвимые в социальном плане граждане в силу разных причин попали в тяжелую жизненную ситуацию, не могут обслуживать взятые на себя кредитные обязательства. Растет долговая нагрузка, снижаются доходы, люди не знают, как рассчитаться с долгами и это проблема для около 500 тысяч наших граждан. Размер более 86 % кредитов составляет менее миллиона тенге. Средний размер задолженности около 200 тысяч тенге. Как главе Казахстана, мне нельзя оставаться безучастным, поэтому я поручил правительству в порядке одноразовой акции принять меры. В качестве прямой финансовой помощи за каждого заемщика из вышеназванных мной категорий граждан государство погасит основной долг и начисленные по нему вознаграждение до 300 тысяч тенге.

Дальнейшие детали можно было прочитать в самом тексте Указа , согласно которому,   под его действие попадают «многодетные семьи, семьи, получающие выплаты по случаю потери кормильца, семьи, имеющие детей-инвалидов, инвалидов с детства старше 18 лет, получатели государственной адресной социальной помощи; дети-сироты, дети, оставшиеся без попечения родителей, не достигшие двадцати девяти лет, потерявшие родителей до совершеннолетия.

 При этом, их общая задолженность не должна превышать  три миллиона тенге по состоянию на 1 июня 2019 года.

Кроме того, Глава государства поручил Национальному банку принять жесткие меры регуляторного характера и усилить ответственность финансовых организаций за принятие на себя чрезмерных рисков.

В первую очередь,  было потребовано ввести запрет на предоставление займов гражданам с доходом ниже прожиточного минимума, ( на сегодняшний день это 29 698 тенге),   во избежание дальнейшего ухудшения их финансового состояния.

Ну и в заключение,  давалось несколько размытое, ( это бесспорно),  определение откуда возьмутся средства на эту, вне всякого сомнения беспрецедентную в истории страны социальную акцию- частично из государственного бюджета, частично за счет банков второго уровня и микрофинансовых организаций.

Дальнейшие разъяснения из «Ак-Орды» , так или иначе повторяли постулаты самого Указа,  плюс  давали некоторый статистический и экономический расклад :

«Для более 55% заемщиков, то есть для 250 тысяч человек, это означает полную оплату общего размера задолженности, включая основной долг и вознаграждение.

Что касается остальных заемщиков, то будет погашена часть их долга в размере 300 тысяч тенге, что станет существенной поддержкой им в восстановлении платежеспособности и снижении долговой нагрузки».

И пожалуй, самое главное- было сообщено, что на следующий день, то есть 27 июня этого года, последует детализация от правительства и Национального банка

 Казалось бы, что проще - набраться немного терпения, дождаться следующего дня и внимательно почитать или послушать комментарии чиновников и экономистов непосредственно по нюансам, и самое главное, по механизмам реализации нововведения.

 Но нет же! По такому скучному пути «продвинутая часть» местного электората идти конечно же не захотела и понесли свои мысли «кто в лес, кто по дрова», с различными конспирологическими ( это еще по доброму, а можно сказать что и шизофреническими ) версиями , попутно что- то на ходу судорожно додумывая и от этого,  впадая в еще большие возмущение и  экзальтированность.

 Первым делом, некоторые начали искать в этом чисто социальном решении политический подтекст- от «задабривания» народа перед парламентскими выборами до отвлекания от других , более острых проблем, например ЧП в Арыси (?).

Да, элемент некоторого «набирания очков» перед малоимущим населением здесь, безусловно, присутствует. Но, для начала, сама предвыборная программа Касым-Жомарта Токаева  в ее социальном блоке,  так или иначе, являлась этим самым «набиранием очков» путем снижения или решения накопившихся проблем. Получается, что президент лишь последовательно выполнять свои предвыборные обещания. Что в этом плохого?  Да и анализируя причинно-следственные связи митингов произошедших в период выборов, Глава государства констатировал, что одним из побудительных мотивов выведших людей на улицу было обнищание народа. С этим обнищанием решили бороться, и был сделан очередной шаг в этом направлении. Получается и это уже не нравится? Или то, что президент делает то, что говорил? Надеялись на другое?

Дальше - больше. Одни представители так называемых «непримиримых», тут же обвинили власть в популизме и желании залезть в их карман. Другие , наоборот возмущались тем, что кредитная амнистия касается лишь определенных слоев населения и пройдет разово. А им,  наверное,  хотелось, чтобы амнистировали всех подряд и делали это ежегодно, если даже не ежеквартально.

Довольно часто звучала мысль о том, что на самом деле это завуалированная помощь банкам (?), при этом оппоненты этой теории, наоборот, сетовали на то, что на банки будет, дескать, оказан нажим для списания задолженности своих несостоятельных клиентов и какое, мол, право государство имеет давить на частный банкирский бизнес?

 Ну и наконец, квинтэссенцией всего этого, стало предположение о том, что власть ничего хорошего не сделает по определению, а значит, надо либо продолжать искать в этой новации еще большие подвохи, а лучше,  просто огульно предать ее анафеме.  Из принципа. Потому что мы «несогласные во всем и всегда».

Определенную ясность в этот сумбур (тут же сдобренный изрядной долей провокационности), конечно могли бы внести комментарии экономистов, особенно из числа тех, кто активно присутствует в соц.сетях  и чьему мнению как правило доверяют. Но, первое время эти уважаемые граждане словно воды в рот набрали. Что кстати, как раз было не удивительно- во первых, они разбираясь в предмете, предпочли дождаться обещанного развития событий и не «бежать впереди паровоза» со своими оценками, а во вторых, начали анализировать и считать в какие примерно суммы обойдется президентская инициатива.

И что любопытно- как показал следующий день, у большинства серьезных  экспертов начавших публиковать свои комментарии,  видение полностью совпало с тем, что чуть позже представили правительство и Нац.банк. Что лишний раз доказывает здравый постулат,  гласящий о том, что прежде чем начинать орать и верещать, надо выдохнуть и хотя бы немного подумать (хотя, возможно,  ряду особо горластых представителей местечковой оппозиции, а ведь их возмущенные голоса предсказуемо раздались первыми, серьезные мыслительные процессы малость не по силам).

Впрочем, Бог с ними с горлодерами,  смотрим,  что говорят специалисты. Вот, например, мнение опытного экономиста, старшего партнера Центра стратегических инициатив,  Олжаса Худайбергенова:

«Мера однозначно хорошая, хотя конечно, остаются риски иждивенчества и дискриминации. Иждивенчество и последующее желание взять новый кредит и ждать, что его так же простят, компенсируется через разовость меры и попадание большей части людей в список плохих заёмщиков, которых скоринг автоматически исключит. Что касается дискриминации (мол, почему не мне, вот я работаю, а помогают не мне, а другим), то она есть, но тут вопрос в том, чтобы расширить возможности для всех людей. По сути, всегда государство помогает одним за счёт других. Сейчас так же государство по факту закрывает протестные дыры, что частично верно, особенно если последуют системные меры по улучшению качества госуправления. Если нет, тогда протестная часть электората получит ощущение, что через протестность можно зарабатывать…

 …Введут запрет на выделение кредитов тем, у кого доход ниже прожиточного минимума. Государству тогда придется расширить социальные программы на всех, у кого доход ниже минимума. Иначе без поддержки и кредитов им прямая дорога к преступности.

Интересно, что рейтинг Токаева однозначно вырос после его поездки в Арысь, а теперь после поддержки 500 тысяч заёмщиков и вовсе станет высоким. Надеюсь, что этот фон будет использован для начала системных преобразований, а не будет местечковым действием для кратковременного обнуления протеста в преддверии возможных парламентских выборов…

В общем, посмотрим, что будет дальше...»

  Согласитесь - гораздо более грамотная и взвешенная оценка нежели истеричные «Все пропало!», «Нас опять грабят!», «Нас опять дурят!». А теперь, изучим позицию оглашенную 27 июня чиновниками ответственными за реализацию указа. Одним из первых выступил перед журналистами заместитель премьер-министра – министр финансов Казахстана Алихан Смаилов, который сообщил, что источником финансирования будут средства, которые ранее были выделены на определенные инвестиционные проекты. В частности, речь идет о перераспределении средств, выделенные ранее на формирование фонда прямых инвестиций. Эти деньги уже были выделены, они находятся в фонде прямых инвестиций, а теперь они будут перераспределены на социальные меры. По пеням и штрафам погашение будет осуществляться совместно с самими микрофинансовыми организациями и банками.

«Фонд проблемных кредитов будет выкупать эти штрафы и пени с дисконтом. Штрафы и пени - это накрученные проценты, и в любом случае их выкуп предполагает определенный дисконт. Выкуп будет проводиться с 70%-ным дисконтом» -рассказал главный финансист страны. И заверил, что работа уже начата, формируется список граждан должников в банках и проводится  сверка с базами данных органов соцобеспечения.

«Чтобы четко понимать, кому мы будем погашать долги»- многозначительно уточнил министр. А в заключении, дал понять что никто суеты создавать не будет, эта работа не одного дня и даже ни одного месяца, на следующей недели документы поступят в парламент, затем уже оттуда опять распределятся по министерствам где и начнется кропотливое сличение данных потенциальных амнистируемых.

  Озвучил свое видение и Национальный банк страны, в лице заместителя председателя Олега Смолякова, особо подчеркнувшего то, что самим гражданам никуда пока обращаться и что- то требовать не надо:

 «После получения информации от министерства труда с перечнем лиц, которые приведены в указе, мы в соответствии с банками состыкуем все цифры. Не нужно ничего делать. Основная работа будет проведена правительством, Нацбанком и БВУ. То есть мы должны выверить сверить цифры и списки, определить суммы, а уже потом деньги пойдут для погашения задолженности. Ожидать, что потребуется большое взаимодействие с банками, идти в банки сейчас не надо. Потому что эта работа требует времени»

 Кроме того, таким образом исключается элемент коррупции, так как никакого контакта с самими заемщиками у представителей банков и государственных структур на этапе выявления тех, кто попадает под действие Указа не будет:

 «Все списки будут сверены с банками, с кредитным бюро. У нас есть актуальные данные об общей сумме задолженности физического лица. Представленные категории граждан мы состыкуем с нашей базой данных и получим окончательный список…»

 Что касается   тех,  кто может рассчитывать на кредитную амнистию, то таковых в общей сложности насчитывается  примерно 500 тысяч человек, то  по данным министерства труда и социальной защиты населения, в Казахстане сейчас зарегистрировано 345 475 многодетных семей, 169 855 семей, получающие выплаты по случаю потери кормильца, 98 580 семей, имеющих детей-инвалидов, инвалидов с детства старше 18 лет. Кроме того, получателей государственной адресной социальной помощи в стране 282 615 семей.

И ведь  просроченные кредиты есть далеко не у всех них. Соответственно, примерно половина граждан из этих малоимущих категорий получит лишь сокращение суммы задолженности, а еще половина действительно может рассчитывать на полную амнистию ( после окончания всей проверки их кредитных историй).

 Так, что «мимо кассы» оказались и демагогические рассуждения о том, что «эти бездельники,  мол, нахапали себе кредитов на айфоны, а я бедолага, годами свой  пупок надрывая,  им еще и погасить долг должен»  (кстати, особо пикантно подобные «рассуждизмы» звучат из уст что называется «профессиональных оппозиционеров», которые воистину прямо «упахались» на тяжелых производствах дабы прокормить семьи).

Так что, спекулировать  этим нюансом,  похоже,  тоже не удастся. Тем более, что все это прекрасно понимают и члены правительства: 

-  Последние 2-3 месяца мы активно встречались с гражданами, кому будет оказана помощь в областях и столице. Когда мы вопросы изучали, то видели, что как раз эти категории не приобретают дорогие вещи, как «айфоны» или супердорогие телевизоры. В основном, у них не хватает на питание, лекарства, на лечение и самое необходимое для жизни,- говорит вице-премьер Гульшара Абдыкаликова.

 В общем, картина становится более- менее понятна. Безусловно, отрадно, что государство сможет помочь наиболее проблемным категориям своих граждан, а именно тем кто по словам президента оказался в «тяжелой жизненной ситуации» (и еще раз повторю- на будущее не дать им возможности проявить иждивенческие настроения и опять ринутся в кредитную кабалу. Скорей всего, будет разработан механизм, по которому амнистированные в принципе уже не смогут  на законных основаниях взять новый кредит.

Кроме того, радует, что новый президент действительно начал бороться с обнищанием общества. Теперь, как видится, скорей всего будут разрабатываться новые социальные программы  с тем,  чтобы давать этим людям «удочку, а не рыбу» и вместо обивания порогов ростовщических контор и банков  получить возможность сводить концы с концами за счет честного труда.

В третьих,после подобного мероприятия почти наверняка будет пересмотрена сама методология кредитования в стране. Сейчас БВУ и МФО получат хороший урок, немного раскошелившись в пользу своих кредитополучателей (ну на самом деле, не все же банкирам помогать, пусть и они кому то хоть раз в жизни помогут), а на будущее,   эти большие и малые финансисты сами предпочтут избегать столь полюбившегося им «ломбардного кредитования», перейдя на более цивилизованные формы работы. Да и контроль за ними явно будет построже.

Так что,  ничего особо суперординарного пока  в принципе не произошло. Просто,  началась обещанная работа по оздоровлению социального климата в стране. Непростая, на первых этапах требующая дополнительных расходов, но обещающая позитивные результаты уже в не самом далеком будущем. И  возможно,  кому- то это очень не понравилась. Хотя бы потому, что на самом деле, в государстве таким образом сокращается тот «протестный электорат»,  который некоторые политические авантюристы уже нацелились было приспособить под универсальное «пушечное мясо». А если вслед за первыми «ласточками» социальных перемен последуют остальные и очередь наконец дойдет и до, например, среднего класса (который в последние годы тоже испытывает не лучшие времена), то действующая власть на самом деле,  изрядно укрепит свои позиции. А это как кость в горле всевозможным радикалам, беглым уголовникам, политическим авантюристам, нацистам и прочей нечисти, которая ищет любой повод для провокаций.

 Конечно, пока это тоже сугубо теоретические рассуждения, и то как на самом деле сложится ситуация с беспрецедентной акцией по кредитной амнистии , и какие из нее будут сделаны выводы,  мы узнаем лишь  ближе к осени. И скорей всего, опять вернемся к этой весьма любопытной теме.

Рейтинг: 
Средняя: 4.3 (4 votes)