ПРОФИТ

политинформация об экономике, бизнесе, финансах, рынках как ожидание или отсутствие профита.

Азамат ИБРАЕВ. Регионы: хроника провалов

Кроме того, регионами с самыми низкими доходами остаются Жамбылская и Южно-Казахстанская области, в которых соотношение со среднереспубликанским уровнем составило 60,5-62,6% соответственно. В том числе, соотношение реальных денежных доходов на первый квартал 2016 года по сравнению с аналогичным периодом прошлого года выявило снижение в Кызылординской (76%), Мангистауской (83%), Актюбинской (86%), Карагандинской (88%) областях. Если анализировать уровень официально зарегистрированных безработных, то их доля в численности экономически активного населения наиболее высока в Кызылординской, Атырауской, Мангистауской и Южно-Казахстанской областях.

Китайский средний класс хочет казахского мяса

Живущий в Китае казахстанский предприниматель удивлён недальновидностью тех, кто выступает против углубления сотрудничества с Китайской Народной Республикой. По его мнению, в Казахстане не все понимают, что на поставках сельскохозяйственной продукции только в Поднебесную можно заработать намного больше, нежели на продаже нефти и газа на всех вместе взятых мировых рынках. "Сегодня Китай обеспечивается тем же мясом главным образом за счёт скотоводческих хозяйств Синьцзяна и Внутренней Монголии. Есть, как я уже говорил, поставки и из Монголии. Но этого не хватает. Потому что в восточных и южных провинциях свободных земель для развития скотоводства и садоводства вообще нет. Если приехать в Шанхай или Гуанчжоу, то город от деревни вы не отличите. Можно проехать 300 километров, но так и не увидеть, где закончился один город и начался другой. Плотность населения сумасшедшая - свободного пятачка земли нет. О каких баранах или коровах говорить можно?" - отметил предприниматель.

В Узбекистане строят, в Казахстане – созерцают

Глядя на длинный список невыполненных у нас программ и строящиеся в соседних странах предприятия, приходишь к печальному выводу: Казахстан всё больше становится страной упущенных и нереализованных возможностей. По-прежнему значительно выгоднее наращивать добычу нефти и продавать её, чем заниматься переработкой сырья. Сели на нефтяную трубу, ножки свесили и – хоть трава не расти. Однако "халява" заканчивается, и задаёшься вопросом: а дальше-то что? Без развития перерабатывающих отраслей, в частности нефтехимии, экономические перспективы страны выглядят неутешительными.

СИТУАЦИЯ ПО КАЗАХСТАНУ. Для Круглого стола «Экологическая ситуация в Центральной Азии: проблемы и перспективы решения» (Душанбе 25.05.2016)

25 мая 2016 г. в Душанбе, в Республиканском Пресс-центре «Иттилоот Ва Муошират» состоялся Международный круглый стол на тему: «Экологическая ситуация в Центральной Азии: проблемы и перспективы решения». Мероприятие проводится по инициативе Ассоциации международных постсоветских и региональных исследований (РФ). В ходе дискуссии будут рассмотрены проблемы и перспективы обеспечения экологической безопасности Центральной Азии; экологические проблемы водопользования в регионе, состояние, возможные пути решения; перспективы «Зеленой экономики» - нового вектора устойчивого развития стран Центральной Азии; новые риски и вызовы для стран региона в сфере экологической безопасности. В нем принял участие и представитель Казахстана, Джанибек Сулеев, с сравнительно небольшим докладом, касающейся ситуации по Казахстану. Многие моменты, о которых говорится в докладе, имеют аналоги по всей Центральной Азиии (возможно за исключением разве что Афганистана). Например, такие проблемные вопросы, как т.н. “хвостохранилища», неутилизированная отработанная порода из урановых рудников.

 

Президентская партия и технологическое развитие

В современных условиях правительства различных стран инвестируют огромные средства в научные исследования и инновационную деятельность. Например Германия на научные исследования и разработки направила около 2,7 % ВВП, США — 2,8 %, Япония — около 3,5 %. В условиях кризиса мировой экономики на первый план выходит задача повышения эффективности использования средств, выделяемых предприятиям и научным коллективам. Такая эффективность является показателем того, к какой группе может быть отнесено то или иное государство — в 2007 году на основе метода анализа среды функционирования были рассчитаны показатели технической эффективности для ряда стран Европейского союза. Пока что мы в лучшем случае находимся в третьей группе умеренных инноваторов. Если Казахстан отстанет от технологической революции, проиграет в «технологической конкуренции», то нас спасет от кризиса только чудо.

Анатолий НИКОЛАЙЧУК. Всерьез и надолго

В Казахстане верность левым идеям сохранила лишь одна политическая сила – Коммунистическая народная партия Казахстана (КНПК). И поэтому сейчас она оказалась в уникальном положении. Понятно, что с точки зрения административного, финансового, информационного ресурса она не может тягаться с «Нур Отаном» или «Ак жолом». Зато у нее огромное идеологическое преимущество. Ведь вся та критика, которую эта партия щедро направляла в адрес капитализма, нынче оказалась справедливой. Нынешний кризис, пришедший с обвалом мировых цен на нефть, а затем и с падением курса национальной валюты, делает ненужной агитационную кампанию. А что агитировать? Все итак видно, все итак ощущают по своим кошелькам и перспективам. Нынешняя ситуация – это настоящий подарок для политтехнологов. Ведь  под флагом жесткой антирыночной риторики с примесью популизма можно раскрутить незабываемую кампанию. Однако предвыборная гонка уже близится к завершению, а «народные коммунисты», как видим, не стали «выжимать» все возможное и невозможное, эксплуатируя кризисную риторику. Правильно это или нет?  С точки зрения тактики и пиара, наверное, это можно расценить как серьезную ошибку. Ведь кому, как ни коммунистам, сейчас, в разгар кризиса, быть на коне, объединяя вокруг себя всех - от жертв девальвации до валютных ипотечников?

Раимбек Баталов: «Мы не станем процветающим государством, если не будем более эффективными»

Раимбек БАТТАЛОВ: Девальвация помогла в первую очередь сырьевым компаниям, и это очевидно. Что касается остального бизнеса… С одной стороны, мы в любом случае привязаны к рублю, у нас открытый рынок. Мы несколько месяцев пробыли в дисбалансе рубля и тенге по отношению к доллару и за это время потеряли в доле рынка столько, сколько не теряли за пять лет. А потерять полку и вернуться на нее – это очень дорого и сложно, порой невозможно. Сейчас мы уже в ВТО, нашим производителям приходится конкурировать с крупными международными и российскими компаниям, у которых другие масштабы работы и другие возможности. Впрочем, в основе девальвации лежит целый комплекс проблем, в том числе зависимость казахстанской экономики от импорта. О чем говорить, если мы до сих пор производим соки из импортируемого концентрата, хотя, надеюсь, в этом году получим сырье собственного производства.

Мифы и логистика

В прошлом 2015 году в Европу из Китая по территории Казахстана и России прошло более полутысячи железнодорожных составов. Вещь обыденная и об этом никто взахлёб не говорит. Прецедент, когда единственный состав попал из Украины в Китай другим маршрутом,  превратился в копипаст, суть которого сводилась к описанию какого-то «прорыва» , чуть ли не «революции» в мировой железнодорожной логистике...    

VIDEO

Страницы