Негина ИСМАИЛОВА. Лионское крушение ...мифов

Главным сюрпризом проходящего в Лионе судебного разбирательства по вопросу об экстрадиции Мухтара Аблязова стала информация о том, что французская прокуратура ходатайствует за передачу экс-главы БТА-банка России. Сюрпризом это стало, в первую очередь, для аблязовской команды защитников и пропагандистов, которые, в принципе, даже на украинскую заявку особых ставок не делали. Тем более после проведенной работы по очернению новых властей Украины и вброса информации о попытках Петра Порошенко заручиться расположением Нурсултана Назарбаева. В мифологии аблязовских факиров пропаганды казахстанский президент представляет собой центр Вселенной, дружить с которым или обладать его благосклонностью мечтает каждый политик на планете. Кто после этого будет обвинять именно государственные СМИ, а не аблязовскую прессу, в насаждении культа личности? Только человек, никогда не читавший портал «Республика». То ли еще будет, когда закончится Лионский процесс.

* * *  
 Вообще же, после того, как французские судебные инстанции отказали Аблязову и его адвокатам в просьбе выпустить экс-банкира под залог, несложно было предположить, что лионская Фемида в принципе решила экстрадировать казахстанского финансиста. И если не на Украину — в конце концов, только политиканы могут считать безопасной страну, где полным ходом идет гражданская война и время от времени, но с пугающим постоянством, в столице пытаются организовать новый переворот - то уж точно в Россию. Стремление перевести дело о хищениях в политическую плоскость подвело команду Аблязова и его самого. Политическая плоскость — это довольно узкое пространство, наполненное мифами чуть менее чем полностью. В этом пространстве никому не кажутся странными заявления о деспотизме и беззаконии в России, в то время как человек, свободный от стереотипов, легко найдет и свободную прессу, постоянно критикующую Кремль, и более-менее честные судебные процессы, которые пытаются заретушировать насквозь политизированным делом Магнитского. Короче, увидит нормальную страну, куда можно спокойно сплавить финансового афериста и забыть думать о его дальнейшей судьбе. Последнее и является задачей французского правосудия.

Ну а пока что оно озабочено возможными попытками Мухтара Аблязова ускользнуть из-под его длани — отсюда усиленная охрана, так напугавшая чувствительную казахстанскую интеллигенцию в лице Евгения Жовтиса и Булата Атабаева. К слову, в организации подобного внимания к своей персоне поучаствовал и сам Мухтар Аблязов, в свое время буквально растворившись в туманной атмосфере Лондона и объявившись уже по другую сторону Ла-Манша. Да еще и упомянув на лионском суде о своей связи с чеченскими киллерами, которые якобы сами позвонили ему, что сообщить о том, что получили заказ на его убийство. Очевидно, французское правосудие решило, что чудеса с новой телепортацией или бегством из-под ареста при помощи страшных чеченских боевиков-убийц ему совершенно ни к чему, поэтому позаботилось об усилении охраны Мухтара Аблязова.

А вот о чем думали аблязовские защитники, когда тащили на суд в Лион таких известных, но уже достаточно одиозных деятелей, как Гарри Каспаров, в прошлом великий шахматист, а ныне заурядный либерал-словоблуд, и Лев Пономарев, прославившийся в России своей неумелой торговлей Курильскими островами — совершенно неясно. Естественно, выступить на суде пропагандистам дела Магнитского не дали — отделались отговоркой о том, что если будет время, послушаем. Ну а времени-то не нашлось. А может, оно и к лучшему? Ведь интервью Гарри Каспарова, данное им кому-то из аблязовских информационщиков накануне суда, красноречиво свидетельствует — чемпион мира по шахматам и знать про Аблязова ничего не знает, решил лишний раз пропиариться и о невинно убиенном Магнитском рассказать. Вот лишь несколько цитат: «...Мое дело — сообщить, что в России, безусловно, объективного разбирательства дела быть не может, особенно если речь идет о политическом преследовании. Наверное, если есть какие-то случаи, когда речь идет об элементарном мошенничестве или внутренних разборках, мы можем рассчитывать, что такого беспредела не будет...

...Судя по тому, что я читал, и тем фактам, с которыми я знакомился, Казахстан предпринимает невероятные усилия, дабы заполучить Аблязова себе в руки. Совершенно омерзительная история с похищением в Италии его жены и малолетней дочери. В итоге их вернули обратно, но уже эта история показывает, на что готов идти режим Назарбаева.

Очевидно, что в России сегодня, когда все политические дела являются ангажированными, случай с Аблязовым будет решаться только одним человеком — конкретно Путиным...

(на вопрос, знаком ли с Аблязовым лично) Я был в Астане в 2001 году на турнире — тогда я еще играл в шахматы, — который был посвящен, кажется, десятилетию Казахстана. Выиграл этот турнир. Может быть, тогда встречались, но я не зафиксировал это. Я знаю, что он кандидат в мастера (спорта по шахматам). То есть он достаточно приличный шахматист...

…Все, что я знаю про Аблязова, меня в данном случае интересует постольку, поскольку речь идет о политическом противнике Назарбаева. Я, честно говоря, стараюсь вообще дистанцироваться от каких-то личных контактов. Я рассматриваю его именно в политической плоскости...». Иными словами, я мало что знаю, как бы говорит Каспаров, а с Аблязовым и вовсе не знаком, но если это дело — политическое, то в России справедливого разбирательства не будет, потому что, бла-бла-бла, дело Магнитского, бла-бла-бла, меня арестовывали, 15 суток дали, бла-бла-бла. Ну какой судья, хоть российский, хоть казахстанский, хоть - представьте себе! - европейский будет слушать эти излияния?

В итоге судебное заседание в Лионе прошло именно так, как и должно было пройти — дали высказаться Аблязову, послушали французского и российского представителей прокуратуры, далее последовала унылая пикировка с защитниками, вопросы от ответчика (который почему-то у россиянина спрашивал про свои казахстанские преступления, хотя тот и знать про них не знает, разве что в общих чертах), рассказ Аблязова про чеченских киллеров. Все это длилось целый день. Решение лионский суд огласит 24 октября. И если не произойдет чего-то экстраординарного (вроде телефонного звонка от какого-нибудь важного европолитикана с указанием, как именно нужно решить это дело), то французы отправят Аблязова в Россию.

Для аблязовской команды это, возможно, станет указанием на то, что и французский президент Франсуа Олланд начал плясать под дудку Акорды. Для нас же это должно быть уроком — не стоит без нужды политизировать свое сознание, это может сыграть с вами злую шутку. Крушение политической мифоконструкции — даром не проходит.

Рейтинг: 
Средняя: 1.5 (2 votes)

Комментарии

Получается, что экспресс из Лиона идет только в одну сторону????

Это что за дура?

Нет, не выдадут. Все таки там идут сильные игрища и не все так просто как тут описывается.

Там же все таки Европа. а не Россия, и уж тем более не Казахстан, где суд ни на йоту не отделен от аппарата власти.

ну совершенно оплаченный материал, написан нудно и натужно, без огонька и задора. Барщина в общем!

По степи, по полынной степи

Мчится литерный

Лион - Астана....????

либерал-словоблуд.... это сильно, прямо жандармским стилем

Не скажите, авторша не пожалела красок: - ))) Умеет: - )))

Ну да особенно французский президент который пляшет под дудку Астаны!

Аблязовские факиры, чеченские киллеры, либерал-словоблуд каспаров, лионская фемида, Негина перечитала Донцову с Корецким. Всю статью можно уложить в одно предложение. Аблязова экстрадируют в РФ, а не в КЗ.

Это почище Корецкаго будует!

Все ж таки сдали Мухтара....

Самым бесстыдным образом!!!!!!!!!!!

Ну как он... так и ему возвернулось. Закон бумеранга

Оставить комментарий

(If you're a human, don't change the following field)
Your first name.
(If you're a human, don't change the following field)
Your first name.
(If you're a human, don't change the following field)
Your first name.

Filtered HTML

Plain text

CAPTCHA
Этот вопрос задается для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя автоматическую спам-рассылку.
1 + 1 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.