Кадыр Маликов: «В обществе зреет опасный конфликт внутри одной нации»

Поводом для беседы с известным экспертом ислама Кадыром ажы Маликовым послужили несколько причин. Во-первых, прозвучавший недавно приговор в отношении нападавшего на Маликова преступника. Суд признал Алибека Тилек уулу виновным в покушении на убийство и приговорил к пожизненному сроку. Во-вторых, публичное выяснение отношений между депутатом Жанаром Акаевым и бывшим муфтием Чубак ажы Жалиловым, в которое оказались вовлечены огромное количество верующих мусульман с одной стороны и сторонников светской системы с другой. В-третьих, я давно хотела узнать личную историю теолога, а именно то, как и почему внук известного народного поэта стал ученым Ислама. Предлагаем вашему вниманию наше интервью.

О приговоре

- Кадыр Курманбекович, недавно прозвучал приговор человеку, который покушался на вашу жизнь. Ему дали пожизненный срок. Как прокомментируете сам приговор и то, как проходил суд?

- Мне трудно комментировать, так как это касается вопроса этики. Но скажу, следующее, что для верующего мусульманина самым важным является жизнь после смерти, поэтому я простил нападавшего в Судный день перед Богом. А в этой жизни, я считаю, что любой человек, совершивший преступление, должен нести уголовную ответственность. Что касается наказания, то согласно шариату – наказание еще суровее. Ведь те, кто пошел на убийство своего брата мусульманина, наказывается смертной казнью как хариджит (вышедший с оружием против мусульман).

О светскости Кыргызстана

- В последние недели произошло несколько событий связанных с отношением нашего населения к Исламу и исламским ценностям. Началось все с выходки молодых парней, которые заявили, что их как мусульман оскорбляют латиноамериканские танцы возле Филармонии и заканчивая сварой между депутатом Акаевым и бывшим муфтием Чубак ажы Жлиловым. Как вы считаете, это звенья одной цепи или случайные стечения обстоятельств?

- Это первый сигнал к тому, что у нас в гражданском обществе идут глубокие, естественные процессы. И эти процессы заявляют о себе с каждым годом все чаще. Связаны они, во-первых, с тем, что среди большей части населения идет разочарование западными ценностями демократии. Образовывается вакуум. И, во-вторых, одновременно на этом фоне идет возврат молодежи к исламским религиозным ценностям. Здесь стоит вопрос будущего, завтрашнего дня Кыргызстана, это примирение шариата и требований части верующих кыргызстанцев со светской системой ценностей. Как будут сосуществовать две разные системы координат ценностей в одном государстве? Результатом этих процессов и являются эти события. На поверхности лежит конфликт, когда мусульманская молодежь сделала замечание тем действиям, которые считаются по шариату и также по национальным традициям, менталитету непристойным публичным поведением, да еще и во время священного месяца Рамазана. Другая часть конфликта - прозвучала жесткая оценка гражданского общества этого замечания. Факт остается фактом, в одном государстве сегодня, где в Конституции прописана светскость государства, одновременно присутствует и религиозный фактор, с которым необходимо считаться. И требование мусульман в реализации определенных своих прав. Если посмотреть в суть конфликта, то мы должны сегодня думать над тем, как создать условия для гармоничного сосуществования двух абсолютно разных систем светской и религиозной. Тем более, что светская система ценностей определяет характер сегодняшнего государства. Это не только из-за определения в Конституции, но и из-за того, что большая часть наших граждан, считающих себя мусульманами, придерживается светских ценностей. Поэтому это можно сказать конфликт внутри общества, внутри одной нации. Эта ситуация еще не достаточно изучена, и она очень опасна. Этот вопрос я поднимал с 2008 года, о том, что нам необходимо раскрыть понятие светскости как модус вивенди. Сожительства на основе взаимоуважения, терпения. Потому что рано или поздно эта ситуация выстрелит.

- А разве того, что прописано в Конституции о светскости нашего государства не достаточно?

- В Конституции прописано, что наше государство является светским и запрещается создание партий на религиозной основе, вмешательство религиозных организаций в дела государства. Но я имею ввиду другое. У нас была попытка прописать систему модели светскости в религиозной концепции. Я один из членов рабочей группы. Но проблема в том, что мы хоть и попытались определить правила игры, где будет проходить граница между светскостью и религиозностью, что допустимо, а что нет. Но к сожалению из за незнания многие до сих пор представляют светскость по-советски, как полное отделение религии от общества и государства, что физически невозможно. Это вопрос уже будущего государства и его внутренней стабильности. Наличие стереотипов, нехватка объективной информации, терпения - все это может подтолкнуть к взаимным обвинениям. Проблема есть. Но ее надо решать путем просвещения, а не противостояния. Чтобы не допустить раскола граждан одной страны, мы должны искать ответы. При этом нужно стараться обсуждать не совсем удобные вопросы, чтобы найти ответ и баланс прав и ответственности в дискуссионной форме не выходя за рамки. Принести хаос или потерять страну очень легко (примеров много вокруг нас), а вот сохранить Кыргызстан и объединить гражданское общество задача посложней.

- А как это определить где должна проходить граница между светскостью и религиозностью?

- Это очень тяжело. Надо учитывать, первое, что большинство населения у нас считают себя мусульманами. Даже первые лица государства люди верующие, они читают намаз, публично строят намазкана. За что подвергаются критике некоторых лиц, которые считают это недопустимым в светском государстве. Одновременно эти же лица критикуют некоторых религиозных деятелей, говоря, что государство светское. Что нельзя рассуждать о политике и вмешиваться в политику, но сами свободно рассуждают о вероучении Ислама, не имею исламского образования. То есть сегодня каша. Как минимум противоречие в словах и делах. Светскость имеет несколько моделей. И каждая страна может выработать свою модель. Есть умеренная светскость, а есть радикальная, атеистическая. У нас сегодня в Кыргызстане светскость больше фанатичная, агрессивная с советским душком. 

В исламе радикализм не приветствуется, так же не должен приветствоваться светский экстремизм с атеистическим привкусом. Эти крайности и создают нам конфликт. Это такое жесткое отделение религии от государства, а это в современных реалиях не возможно. Понятие светскости в современном понимании связано с историей взаимоотношения христианской церкви и государственной властью монархий (королей, императоров, царей) в средневековой Европе. Более того, мы видим, что светскость ни в коем случае не связана с таким понятием как демократия, свобода, права человека и т.д, как нам иногда навязывают некоторые политики. 
Сами подумайте, что такое государство?

- Нас когда-то учили, что государство это аппарат насилия. Так говорил Ленин.

- Я предлагаю другое понятие, государство это все мы, население. А власть это группа чиновников, которые пришли к власти путем выборов. То есть они временно являются слугами народа, обслуживающими их нужды. И поэтому здесь надо определять правила. Есть германская модель, где есть разделение не между государством и религией, а между политическими государственными органами власти о невмешательстве в деятельность друг друга и мечетью или церковью, то есть конкретной организации, но не религии. Это все ставит на свои места. Второе, в светскости прописан конфессиональный нейтралитет. Государство занимает нейтральную позицию в отношении всего, но государство или чиновники, избранные народом, обязаны обеспечивать нужды всего народа. Например, многие мусульмане давно просят, чтобы жума-намаз на час передвинули. Этот вопрос можно было решить без всяких ссылок на светскость. Те, кто сегодня ссылается на светскость, не понимают, что в этом и есть светскость – быть конфессионально нейтральным и обслуживать нужды населения. У нас ведь есть выходной в воскресенье, в этот день православные ходят в церковь, чтобы отправлять свои религиозные обряды. А для мусульман? Почти 90 процентов населения нашей страны считают себя мусульманами. Посмотрите, сколько молодежи в мечетях. Речь шла о том, чтобы передвинуть обеденный перерыв на один час, чтобы мусульмане могли спокойно совершать жума-намаз. И все. Здесь надо было очень тонко подходить, потому что конфликт будет углубляться. Опасность в том, что он может расколоть гражданское общество. Не дай Бог, если этот конфликт перейдет в политическую или идеологическую плоскость.

- В политическую он уже перешел, судя по тому, как депутаты дискутируют на эту тему.

- Страшнее идеологическая плоскость, когда часть населения будет считать политику государства антиисламской. Это самое страшное. Государство должно работать с обоими сторонами. Не только одну сторону принять, а других пожурить. Это должен быть постоянный диалог, поиск решений, как совместить в одном национальном государстве разные системы ценностей. Ведь будущее взаимоотношение ислама (мусульман) со светской властью в лице правящих элит, является на сегодняшний день острым вопросом современных мусульманских обществ, где степень ее разрешения во многом определяет внутреннюю стабильность общества.

- То есть вы считаете, что обеденный перерыв надо было увеличить на час?

- Это не я так считаю. Если вы проведете опрос среди верующего населения, то будет большинство за то, чтобы увеличить на час. На самом деле, в чем проблема? Где потеря светскости от такого решения? У нас в Доме правительства есть намазкана. У нас в здании парламента не одна, а две намазканы. Потеря светскости не в этом. А в опасности, защищая светскость, мы переходим в плоскость радикального светского экстремизма. Это может перейти к авторитаризму и установлению жесткой диктатуры, которые могут обернуться очень плачевно. Поэтому демократия и свобода слова в Кыргызстане дает возможность для лавирования и поиска общего знаменателя, между двумя этими ценностями. Поискать надо. И обслуживать интересы всех групп населения. А для этого нужен постоянный диалог. Нужно уметь прислушиваться. Но сегодня я не вижу диалога. Поэтому в будущем этот процесс может привести к взрыву. Еще пять лет пройдет и будет очень опасно. Потому что уже сегодня есть в социальных сетях люди, и с той и с другой стороны, озлобленные, которые провоцируют конфликт. Обзывают друг друга, оскорбляют религиозные чувства верующих. Вопрос должен рассматриваться на государственном уровне. Я не считаю, что решили конфликт, объявлением выговора Чубаку ажы. Конфликт не решен, он может уйти вглубь. Не было примирения. Хотя была возможность примирения со стороны высших чиновников, усадить за один стол и Жанара Акаева, и Чубака ажы и примирить их во время Рамазана. Но самое главное не было решения причины конфликта, решения вопроса по жума намазу. Вопрос то остался открытым, а значит и проблема.

- Президент высказался по данной ситуации и заявив, что недопустимо вмешательство религиозных деятелей в политику.

- Меня очень радует реакция президента Атамбаева. Он быстро среагировал и собрал духовных лидеров для решения конфликта. Это очень важный шаг, президент показал важность этого вопроса, выступил модератором, и напомнил о некоторых важных моментах. Но многим гражданам хотелось бы, чтобы на этой встрече присутствовали две стороны конфликта. Было бы хорошо, чтобы президент их сразу помирил. Ни та, ни другая сторона не смогла бы отказать, тем более в Рамазан. Думаю, что будут найдены консенсусы и обе стороны прислушаются к позиции главы государства. Тем более это позиция трезвая, мягкая, дипломатичная.

Об уровне исламских лидеров

- Но согласитесь, Чубак ажы повел себя совершенно некорректно.

- Наверно накипело. Хотя кончено всем публичным персонам, чиновникам, и тем более религиозным деятелям нужно очень взвешенно говорить на публике, следить за каждым своим словом. Потому что за каждым религиозным деятелем есть огромная группа сторонников. Не правильное слово, не правильный посыл может привести к расколу общества. Очень большая ответственность лежит на религиозных деятелях. Но и государственным чиновникам, нужно смотреть глубже и дальше. Ведь вопрос даже не в личном конфликте, а в отношении к верующим, равноправным гражданам страны. Посмотрите сколько мусульман держащих пост, а до сих пор у нас нет ни праздничного оформления в столице, иллюминаций в канун Священного месяца, как это бывает в канун нового года, 8 марта или других праздников. И таких примеров много.

- К сожалению, не все религиозные деятели вызывают трепетное отношение.

- Вопрос стоит и в образованности в целом нашей среды. Не хватает мусульманских интеллектуалов-молдо. Нужно их в будущем поколении воспитывать. И у этих интеллектуалов должна быть прокыргызстанская позиция, а не провластная. Власть меняется, а они должны служить народу, интересам своей родины. Здесь вопрос не в одежде, как он одевается в арабской или пакистанской одежде. А в намерении и делах. Если человек служит своему народу ради Аллаха, он будет болеть за свой народ.

О кыргызстанском исламе

- Эти проблемы присущи только Кыргызстану?

- Нет. Тенденции присущи и Казахстану и другим странам региона, особенно на фоне угроз из Афганистана, когда в Сирию уезжают сотнями наши молодые люди. Основные причины радикализации молодежи это незнание истинного ислама, и несправедливость социальная, безработица, бедность, двойные стандарты в обществе. Этими вопросами и манипулируют вербовщики. Поэтому, чтобы строить сильное государство укреплять его надо изнутри, гражданское общество через образование, воспитание, просвещение. Сегодня война приходит не с внешних границ, она приходит изнутри гражданского общества.

- Вы внутри себя сумели сочетать и светские, и мусульманские, и кыргызские ценности. Можно ли в связи с этим говорить о некой кыргызстанской модели Ислама? Уникальной?

- Я не хотел бы называть модели кыргызской, казахской или узбекской. Ислам универсален, он подходит к любой культуре, к любой национальности, потому что он дает базовые основы: не убий, не прелюбодействуй, не укради. Также Ислам это система государство образующая, на основе которой создавались государства в истории, например халифат. Поэтому мусульмане апеллируют и говорят о халифате, как о справедливом государстве. Ведь во время халифата был расцвет культуры, науки, а не сегодняшнее мракобесие, которое происходит в зонах конфликта в Сирии, Ираке. Поэтому Ислам, придя в Кыргызстан, адаптируется к национальным условиям. Ислам с национальной спецификой, учитывающий ментальность, традиции и обычаи. И он у нас есть. Не надо его придумывать. Это тот Ислам, который исповедовали наши деды и бабушки, когда была внутренняя сила их веры. Даже в жесткие времена советского атеизма они продолжали верить, искренне, не напоказ, и в то же время не называли кяфирами не верующих, а несли слово веры, были примером. Сегодня Ислам бурно развивается, мы не можем закрыться от процесса глобализации. Поэтому у самого верующего должен быть фильтр, чтобы он мог отделять зерна от плевел, что является чужой национальной культурой, а что является действительно базовыми ценностями Ислама с которым пришел наш пророк Мухаммад (Мир ему). В Исламе нет враждебного разделения между светской мирской жизнью и религией, нет разделения светскости и религиозности. Все, что мы делаем - живем, воспитываем детей, торгуем, совершаем добрые поступки это и есть Ислам. Другое дело, что столкновения происходят между светскостью на основе атеизма и веры.

- Но танцевать-то бачату можно?

- Если кто-то хочет танцевать, это его дело. Если я хочу молиться, я молюсь, это тоже мое личное дело. Но есть общенациональная этика. Общественная этика. Мы ведь осуждаем девушек, щелкающих на улице семечки, считаем такое поведение не корректным, неэтичным. Так вот, есть некоторые танцы, которые не соответствуют менталитету или культуре кыргызов, которые не совсем этично демонстрировать на публике. Например, Узбекистан, Таджикистан и Туркменистан тоже являются светскими государствами. Но в этих странах на государственном уровне выпустили запрет на определенные, откровенные танцы. Или в Туркменистане запрещены определенные откровенные наряды у девушек, они все носят длинные платья. И если вы приедете в Туркменистан и начнете танцевать бачату на площади, то как минимум штраф получите. В этом смысле мы должны найти баланс на взаимоуважении. Есть вещи, неприемлемые для публичной демонстрации.

- Ну такими темпами мы в исламское государство превратимся!

- У нас есть прекрасные традиции кыргызские. Например, в кыргызских семьях непринято дочкам при отце ходить в открытой одежде, в мини юбках. Считается уят. Вот это понятие «уят» можно перенести на улицу. Раньше у кыргызов считалось уят выражать свои интимные чувства прилюдно, публично. Допустим было не принято молодым парню и девушке целоваться на улице. Сейчас это происходит. Такое поведение и считается не совсем корректным. То же касается и бачаты. Должна быть этика тем более в Священный для мусульман месяц. Если мы говорим о духовности, то духовность должна проявляться не только дома и в мечети, но и на улице. Это мое мнение, я его не навязываю никому. Я не хочу даже касаться этого танца. Посмотрите на культуру вождения на улицах Бишкека. Сколько агрессии у водителей, в обществе! И это несмотря на то, что многие молятся, ходят в мечеть, агрессивность не уходит. Это значит, что мы не учим, не просвещаем духовно. Наша вера не отражается в наших поступках. Это проблема, это кризис. Надо работать с самим собой. Имамы должны больше внимания уделять духовности прихожан. Потому, что мусульманин это тот человек, который ни рукой, ни словом, ни поступком не наносит вред другому. Мусульманин это тот человек, с которым любой другой человек, вне зависимости от религии и национальности чувствует себя в безопасности. А сегодня не так. Необходимо пересматривать свое поведение и изменяться. Но это зависит от двух сторон. Надо изменять взгляд на светскость, быть более толерантными и взаимо уважительными. Нужно изменять внутреннюю психологию мусульман, объяснять, что мы живем в одном государстве, Аллах дал нам такой шанс, жить на своей земле, на которой мы можем само реализовываться. Это испытание от Бога и мы не должны вступать в конфликт друг с другом. Мы должны быть единым гражданским обществом вне зависимости от национальности, религии, культуры, языка, пола, мы должны научиться друг друга уважать и не мешать друг другу. Нам надо ставить вопрос о том, как нам выжить и как укреплять именно национальное государство, чтобы в нем был мир, свобода, равенство и справедливость. Это и есть светскость, конфессиональный нейтралитет. Государство должно быть нейтральным арбитром, должно предоставлять всем равные права, и следить, чтобы эти права не нарушались, не было ущемлений или гонений на верующих или неверующих. И, наверное, самое важное, что государство должно отказаться от радикальной формы секуляризма как средства ведения политики навязывания иных идейных установок, противоречащих традиционным духовным и религиозным ценностям большинства граждан республики.

Путь к Исламу

- Сколько лет вы в Исламе?

- С 1991 года, еще при Советском Союзе.

- Что вас толкнуло на путь Ислама?

- Я из городской семьи, мой дед Кубанычбек Маликов, народный поэт. Мы жили на Дзержинке. Среди родных не было ни религиозных деятелей, все родственники принадлежали либо к интеллигенции, либо к партийной номенклатуре. Как говорится, ничто не предвещало. Сам я начал изучать искусство. Окончил художественное училище им. Чуйкова, по специальности станковая скульптура. На последнем курсе у нас преподавали философию. Я полюбил изучать философию, глубоко изучал классическую греческую философию: Платона, Аристотеля, Сократа, позже средневековую и современную. Этот предмет давал свободу для размышления, поиска себя. Философия задает вопросы, и не отрицает Бога. Она подводит к вере, особенно классическая греческая философия Аристотеля, Сократа и Платона. После окончания художественного училища поступил в Академию художеств. Но, окончив первый курс, я начал осознанно приходить к вере. Это был длительный духовный поиск.

- В чем он выражался?

- Я изучал различные религии, прочитал Библию, Ветхий Завет, Евангелие. Изучал Бхагавад гиту, буддийские источники. Позже познакомился с Исламом. Первый Коран я прочитал в классическом переводе Крачковского, но ничего не понял. Когда еще раз перечитывал, я стал понимать Коран, через Библию. Потом познакомился с вероучением Ислама по самиздатовской книге «О намазе». Она была написана прекрасным русским языком, и, прочитав ее, я начал изучать намаз. Бросил академию художеств, начал ходить в мечеть. Естественно мне не хватало знаний, и я поступил на подкурсы в наше медресе Хазретти умар, сейчас это Исламский университет. После года учебы решил поехать в Пакистан, к тому времени я познакомился с первыми даваатчи в Кыргызстане. Это была группа мусульман из Арабских Эмиратов, я 40 дней ходил с ними по мечетям Кыргызстана, учился проповедовать, приглашали мусульман посещать мечеть. Когда они ходили по мечетям, они проповедовали, чистили наши мечети и каждую мечеть умащали благовониями. Главу группы, звали шейх Салех, он читал намаз по шафиитски. Когда я увидел как он руки положил на грудь, то тоже стал так читать. После намаза он сказал: «Ты не правильно читаешь намаз». Я сказал, что я за ним повторял. «Нет, ваша традиционная школа ислама в Центральной Азии – ханафитская. И ты должен читать так, как принято у вас». Он оказался ученым хадисоведом, придерживался шафиитского масхаба. И объяснил, что здесь я должен придерживаться своей правовой школы. Он был очень мудрый и просвещенный человек. После этого я поехал учиться в Пакистан.

- В каком году это было?

- В 1993 году. Мы были первой группой кыргызстанцев выехавших на территорию Пакистана с целью получения даваата и образования. Мы поехали практически в неизвестность с туристическими визами. Мы провели на даваате в Пакистане 4 месяца. Я исходил весь Пакистан в их национальной одежде. Мы не вызывали косых взглядов, потому что там все так одевались, там такой климат. После этого я учился год в исламском институте им. Имама Абу Ханифы, затем поступил в исламский университет в Исламабаде. Но учиться там не пришлось, так как у меня появилась возможность выехать по государственному обмену в Хашимитское Королевство Иорданию на факультет Шариата. С 1997 по 2001 год, я изучал исламкое право и его основы на факультете Шариата в Иорданском Государственном Университете. Потом поступил на докторскую программу в Мадрид. Мое исследование касалось тенденций развития политического ислама на Ближнем и Среднем востоке. Докторскую диссертацию я защищал в 2008 г. по теме: «Сравнительное изучение политического ислама на примере Ферганской долины и Ближнего Востока».

- А что такое политический ислам?

- Это все современные исламские политические течения и партии от умеренных до радикальных. Сейчас работаю директором независимого аналитического центра, одновременно преподаватель Дипломатической академии МИДа. Преподаю, а в свободное время просвещаю по исламу, веду лекции «Беседы об исламе», выпускаем интеллектуальный исламский журнал «Умма».

- Преподавательская деятельность вряд ли приносит вам большие деньги. Каково отношение к деньгам в Исламе?

- Мусульманин должен стремиться быть небедным для того, чтобы жертвовать и бороться с бедностью. Лучший мусульманин тот, который может дать, а не тот, который только берет. В Исламе заложены основы не только для саморазвития духовного, но и материального, с условием, что это материальное будет жертвоваться на пути Аллаха, бедным. Говорят же, что лучше дать удочку, чем рыбу. В Исламе это правило. Лучше сделать из 10 бедняков одного богатого, чем просто раздать 10 беднякам. То есть отношения к деньгам абсолютно нормально. Деньги это не самоцель, а инструмент, средство для достижения довольства Аллаха, определенных уровней веры. Что касается меня, то я зарабатываю не только преподаванием, но и участвую в различных проектах, тем и живу.

- Вы пришли в ислам, через саморазвитие, сначала изучая углубленно философию, другие религии, а потом обучаясь в различных учебных заведениях. А как простому пареньку, который торгует на базаре и считает себя мусульманином, достичь духовного роста?

-. Те, кто получил глубокое образование, обязаны нести знания и просвещать. Другое дело, что есть нехватка в ученых, есть те, кто получил не совсем профессиональное образование, а есть те, кто несет чуждую культуру и искаженное понимание Ислама. Конечно, мы не можем физически отгородиться от другой информации, сейчас в период глобализации происходит активный обмен информацией. Наши ребята должны получать образование там, где хотят. Но государство должно помочь и предоставить список рекомендуемых вузов за рубежом, где они могли бы получать образование, чтобы наши ребята не попадали в какие-то сомнительны учебные заведения. Второй момент, ребята выезжающие в другие страны на учебу, должны получить базовое образование на территории Кыргызстана. Если они только пришли в Ислам и сразу попадают в чужую среду, они будут полностью копировать ту информацию. Сначала человек должен получить прививку на территорию Кыргызстана. Третье, необходимо просвещение. Мы пять или десять лет подряд говорим о том, что нам в школах надо вводить религиоведческий предмет, рассказывающий нейтрально обо всех религиях. Надо вводить и исламскую этику, что можно делать, а что нельзя. Но нет преподавателей. За это время можно было подготовить хотя бы первых учителей. Все зависит от политической воли и готовности государство финансировать. И самое главное, в борьбе с невежеством мы должны готовить свои кадры на своей территории. Чтобы опираться на национальную исламскую интеллигенцию на территории наших стран. То есть начинать развивать свою исламскую систему образования, своими силами. Это очень трудно. Мы возможно это не потянем, ни финансово, ни интеллектуально. Поэтому есть смысл объединиться со странами региона, например в России с Татарстаном. Недавно в Казани заложили Исламскую академию наук, где будут преподавать только доктора наук. И там можно получить высшее образование, магистратуру или докторантуру по Исламу. Они сделали ставку на подготовку кадров своей страны.

- Что пожелаете кыргызстанцам в период празднования Рамазана?

- Практика показала, что в Рамазан мы должны поститься и воздерживаться не только от еды, но и держать свои языки, свои эмоции под контролем. Рамазан стал реальным испытанием для всех нас, всей мусульманской общины, особенно в соцсетях. Мы должны, если держим Орозо, приучать себя к терпенью, взаимному прощению, великодушию, милосердию и воздерживаться от всего плохого. Хочу пожелать всем гражданам страны в это Священный месяц - мира и веры.

Беседу вела Лейла Саралаева

Sputnik.kg

Рейтинг: 
Средняя: 3.3 (3 votes)

Комментарии

Да... если что и случится теперь в Киргизии, то по этой линии точно...

А кто комментарий написал? Не казах случаем?

О. А что если казах?

Ну просто в Казахстане ситуация ничем не краше чем в Киргизии ) Те же проблемы

По той же линии

Казахи и киргизы тупые... Им бы объединистя - они всхе бы на колени поставили бы...

Оставить комментарий

(If you're a human, don't change the following field)
Your first name.
(If you're a human, don't change the following field)
Your first name.
(If you're a human, don't change the following field)
Your first name.

Filtered HTML

Plain text

CAPTCHA
Этот вопрос задается для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя автоматическую спам-рассылку.
2 + 7 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.