Адил МУКАШЕВ. Завтра будет война! Готов ли Казахстан принять десятки тысяч иранских беженцев?

Похоже, заклятые враги Иран и Израиль вступили на тропу большой войны на сирийской земле. Тегеран и Тель-Авив, не имея дипломатических отношений, время от времени грозят уничтожить друг друга, и риторика, исходящая от руководства двух враждующих стран, не оставляет сомнений: большая война между двумя странами может начаться в любой момент. И поводом для такой войны может стать столкновение интересов Ирана и Израиля в Сирии.

Конечно, в Тегеране понимают, что у Израиля есть в запасе ядерное оружие, которое еврейское государство в крайнем случае может применить против Ирана, у которого пока такого оружия нет. Возможно, эта опасность несколько сковывает действия Тегерана в его нынешнем противостоянии с Израилем. После исламской революции 1979 года Иран разорвал дипломатические отношения с Израилем, до сих пор не признавая легитимность существования еврейского государства. В 1986 году Тегеран заявил, что "Иран выступает против любой резолюции или любого соглашения, где признается Государство Израиль". Рассуждая об экологических последствиях от возможной бомбардировки Ирана, представляется разумным рассмотреть две группы объектов, разрушение которых потенциально может привести к возникновению экологической проблемы регионального масштаба. Это - предприятия и хранилища, связанные с радиоактивными материалами, а также предприятия нефтяной отрасли, включая добывающие скважины, заводы по переработке нефти, высокообъемные резервуары. Прежде всего, следует понять, сколько в наличии у Ирана атомных реакторов.

Исходя из открытой информации, действующими энергетическими атомными реакторами страна не располагает. Первый блок АЭС строится российскими специалистами в Бушере, на берегу Персидского залива, но пока реактор остается незагруженным, поскольку делящиеся материалы из России не поставлены.Правда, в Иране имеется как минимум один действующий легководный исследовательский реактор TRR бассейнового типа мощностью 5 МВт, построенный американцами в Тегеране в 1967 году. Характерной особенностью этого реактора является то, что топливом ему служил высокообогащенный (93%) оружейный уран, поставленный из США. В 1992 году реактор был модернизирован для использования урана с более низким, 20% обогащением. Масса урана в активной зоне составляет 5,7 кг. Аргентина передала Ирану для использования в этом реакторе 100 кг урана с 20% обогащением. Модернизация реактора и передача урана велись под эгидой МАГАТЭ. Кстати, заметим, что при повышении степени обогащения до оружейной кондиции этого количества урана с избытком может хватить на одну "минимальную" бомбу. Кроме исследовательского реактора, о котором шла речь, Иран закупил в течение последних 30 лет 2 реактора во Франции, 6 - в Германии и несколько в Китае. Скорее всего, это маломощные, работающие в импульсном режиме исследовательские реакторы для получения нейтронных пучков. В соответствии с международной практикой обеспечения безопасности, ядерный объект (реактор, контейнер с высокоактивными отходами) должен выдерживать удар турбины современного военного самолета, разогнанной до скорости звука.

Однако в случае прямого попадания крылатой ракеты или авиабомбы такая защита объекта все равно будет разрушена, и произойдет выброс радиоактивности в атмосферу. Правда, при разрушении реактора бассейнового типа, где небольшая по размеру активная зона находится в значительной массе воды, не должно быть значительного разогрева активной зоны, горения конструкционных материалов и выброса большого количества радиоактивных продуктов в атмосферу. Есть еще другой, маловероятный вариант. Если время работы исследовательского реактора будет примерно таким же, как у взорвавшегося в апреле 1986 года реактора 4-го блока Чернобыльской АЭС, то первичный выброс радиоактивных продуктов при полном мгновенном его разрушении составит максимум 0,5% от той величины, которая была выброшена в атмосферу в первые минуты аварии ЧАЭС (50 млн. кюри), т.е. - 250 тыс. кюри. Это может вызвать значительное локальное загрязнение местности, однако, серьезной экологической проблемы регионального масштаба все же не возникнет. Логично предположить, что для предотвращения получения Ираном высокообогащенного "оружейного" урана в первую очередь будет разрушен центрифужный завод в районе Исфагана.

По заявлению президента Ирана Махмуда Ахмадинеджада, в настоящее время на заводе используется 3000 центрифуг (хотя до последнего времени было известно лишь о 328 центрифугах). Можно оценить, что одномоментно во всем каскаде центрифуг содержится не более 150 г урана со средним обогащением, допустим, в 1,5%. Активность такого количества смеси изотопов 235 и 238 составит около 5*10-5 кюри. Учитывая значительную площадь, занимаемую заводом, при его разрушении гексафторид будет немедленно разбавлен большим количеством воздуха. В атмосфере гексафторид мгновенно превратится в твердый тетрафторид, аэрозоли которого могут переноситься ветром достаточно далеко, но концентрация урана будет ничтожна и не представит какой-либо радиационной опасности. Однако может пострадать персонал завода.

Представляется вероятным, что в случае американского нападения Иран предпримет попытку ракетного удара по атомным объектам Израиля. Для этого Иран располагает достаточным количеством ракет среднего радиуса действия. Возможной целью иранского удара может стать крупный атомный реактор (150 МВт) в районе Димона, который, по мнению экспертов, используется для наработки плутония. Там же расположен и завод по радиохимическому выделению плутония. Это может вызвать ответные действия Тель-Авива с применением ядерного оружия. По мнению экспертов, Израиль имеет от 100 до 300 ядерных зарядов в виде ракетных боеголовок и авиационных бомб. Такой сценарий развития событий приведет к ядерной катастрофе глобального масштаба. Следует также иметь в виду, что Израиль готов к превентивным военным действиям против Ирана с целью разрушения объектов атомной промышленности. 

Применение Израилем ядерного оружия означает радиоактивное заражение огромной территории Ирана,  радиация конечно же дойдет до Казахстана. В этой связи, мы казахстанцы не уверены что войска химической защиты и МЧС смогут бороться с данной экологической катастрофой. Далее также надо иметь ввиду, что в Казахстан хлынет огромная масса беженцев, среди которых конечно же будут и исламские радикалы ненавидящих Израиль и простых евреев. А это может послужить усилению межнационального конфликта в стране. Хочется задать вопрос премьер-министру Сагинтаеву, сможем ли мы пресечь этот поток беженцев? Вызывает особую тревогу и состояние финансирования пограничных войск РК. Когда в Казахстан поплывут тысячи плавсредств с беженцами как это происходит в Сицилии, то количество военных судов окажутся бессильными.

В целом данная проблема похоже пущена на самотек и конечно же не обсуждается в правительстве. Казахи, сегодня очень негодуют по поводу эмигрантов из республик Средней Азии, которые постепенно становятся хозяевами нашей страны. Если и дальше так будет продолжаться, то нас постигнет участь американских индейцев. Но в развитии такой ситуации виноваты мы, сами казахи. Те кто борется с этой несправедливостью, в том числе и журналисты, сразу же попадают в черный список врагов власти. У читателей может возникнуть вопрос, почему поток беженцев из Ирана хлынет в Казахстан, а не в богатые арабские страны? Ответ очень простой. В настоящее время Иран является врагом саудитов и других ведущих арабских стран. Тегеран и Эр-Рияд находятся на грани войны. Буквально на днях состоялся визит в США и встреча с президентом Трампом и наследного принца Мухаммедом бен Салманна, в ходе которого обсуждался вопрос о наказании России и Ирана за кровавую бойню в Сирии. Поэтому у Иранских беженцев путь через Казахстан и Россию чтобы попасть в Европу. Но все же большая часть захочет остаться в Казахстане. Для нас, коренных казахов, эту будет катастрофой.

Рейтинг: 
Средняя: 4.3 (4 votes)