Айгуль АБДЫСАЛИМОВА. Гражданская война исключена? Что сегодня происходит в Киргизии?

Киргизия все последние годы притягивает внимание не только соседей по региону, но и многих стран мира. По весне и осени, а то и летом здесь происходят перманентные конфликты, которые не обходятся без кровопролития. Вот и август этого года не обошёлся без столкновений.

Как разворачивается ситуация сегодня? Об этом мы попросили рассказать независимого аналитика Шерадила БАКТЫГУЛОВА.

- Шерадил, что сегодня происходит в стране?

- На мой взгляд, есть три взаимосвязанных друг с другом ответа на этот вопрос. Первый – АлмазмбекАтамбаев, уходя с поста президента страны, расставил своих людей на ключевых точках контроля политических и финансовых потоков. Все бы ничего, но оставленные люди (политики и чиновники) решили, что теперь они являются «президентами» и вступили в противостояние с новоизбранным президентом Сооронбаем Жээнбековым. Доходило до откровенного идиотизма, например, будучи премьер-министром, Сапар Исаков отдал распоряжение не вывешивать в кабинетах портреты Жээнбекова и оставить портреты бывшего президента Атамбаева. Причем каждое совещание начинал с отчетов по выполнению этого распоряжения, а не выполнивших наказывал. Еще известным в публичном пространстве стал еще один подобный поступок. Президент Жээнбеков уволил зампредседателя ГКНБ КР Болота Суюнбаева. Человек получил высшее образование перед назначением на этот пост и получением звания генерала. Он более 20 лет учился в физкультурной академии и был известен, как близкий телохранитель Атамбаева в звании старшина. Сапар Исаков назначает его главой Финразведки страны. Эти и подобные действия происходили с ведома и при поддержке Атамбаева.

Второй ответ вытекает из первого – Атамбаев развернул очередную кампанию по «свержению» президента Жээнбекова. С марта 2018 года началась массированная обработка общественного мнения. Надо отметить, это была вполне успешная кампания, которая продолжается по сегодняшний день. Кто-то за деньги, а кто-то искренне верит в необходимость силовой смены действующей власти.

Поэтому следует третий ответ – в стране идет радикализация общества, подогреваемая лицами, стремящимися использовать сложившуюся ситуацию в свою пользу. Среди них бывшие и действующие депутаты парламента, политические и общественные деятели разного ранга. Здесь же и религиозные радикалы, утверждающие о неэффективности светской системы управления и требующие установления религиозной системы управления. Наиболее опасным является стремление глобальных игроков создать очаг напряженности в Кыргызстане, что прослеживается в тональности контента сайтов, получающих от них финансирование.

Спецназовцы стреляли поверх мешков с песком

- Какими будут последствия вооружённого сопротивления для Атамбаева?

- Прежде всего, следует отметить, что Атамбаев более полугода вводил население в заблуждение. Он заявлял, что, как экс-президент КР, обладает неприкосновенностью от уголовного преследования и потому не пойдет на допрос. Между тем, согласно как старого, так и нового Уголовно-процессуального кодекса уголовное преследование означает процессуальную деятельность, осуществляемую стороной обвинения в целях изобличения подозреваемого, обвиняемого в совершении преступления и (или) проступка. Экс-президент защищен от уголовного преследования, т.е. не может выступать подозреваемым или обвиняемым, но Атамбаеву трижды присылали повестку в качестве свидетеля.

Своими действиями и призывами Атамбаев и его советники способствовали совершению 7 августа тяжкого преступления в доме Атамбаева – убийство сотрудника ГКНБ КР и покушение на убийство и нанесение огнестрельных и колюще-режущих ранений, в том числе тяжких, более 40 сотрудникам правоохранительных органов, и захват заложников. По этому делу Атамбаев, как минимум соучастник, т.к. он сам заявил, что стрелял в них, и как максимум – организатор.

Понятно, что сторонники Атамбаева, включая его детей, наоборот, обвиняют власти в провокации. Сложно назвать провокацией следование правовым нормам и процедурам со стороны представителей власти. Даже, так называемый штурм особняка, не являлся штурмом. Сотрудники ГКНБ КР не рассматривали привод Атамбаева как боевую спецоперацию. Заходили открыто, не скрываясь, не торопясь.

Известно, что основными особенностями спецоперации являются скрытность подготовки и реализации, неожиданность и быстрота действий. В случае с Атамбаевым сотрудники не проводили спецоперацию, что подтверждается кадрами видеосъемки действий сотрудников. Во двор и дом вошли не спеша, толпу не отсекали, спецсредства применили только против десятка нападавших. Шумовые гранаты бросали перед людьми, а не в людей. Силовики, да и не только они, не считали Атамбаева, Фарида Ниязова и их телохранителей террористами и уголовниками, и не думали, что они начнут стрелять по правоохранителям из автоматического оружия. Ошиблись. Атамбаев в своем доме даже оборудовал из мешков с песком стрелковые гнезда в полный человеческий рост, установил решетки на лестницах. Как признает сын Атамбаева в своем интервью – следов пуль в мешках нет. Таким образом, стреляли поверх мешков сторонники Атамбаева, а силовики не стреляли боевыми патронами.

Как видим, Атамбаев сам провоцировал власти и готовился к подобному исходу дела. Теперь сложно установить стрелявших по правоохранителям и включая того, кто убил выстрелом из СВД в сердце бойца. Тот самый замминистра без перчаток и положенной фиксации изъял снайперскую винтовку СВД, не позаботившись о сохранении места преступления и улик. Преднамеренно или нет, было это сделано, но теперь адвокаты Атамбаева могут оспорить имеющиеся улики на основе нарушения процедур их фиксации и изъятия.

Также следует напомнить, что Атамбаев проходил свидетелем по пяти уголовным делам по особо тяжкой статье – коррупция. МВД КР расследовало только одно дело-освобождение криминального «авторитета», отбывавшего пожизненное наказание. Остальные дела расследуются ГКНБ КР и Военной прокуратурой. Теперь добавляется еще одно уголовное дело, и процессуальный статус по всем делам может поменяться со свидетеля на подозреваемого или обвиняемого.

Статус экс-президента с Атамбаева снят 27 июня 2019 года. Адвокаты пытаются оспорить, мол, закон обратной силы не имеет, и статус снят незаконно. Поэтому в деле с Атамбаевым есть опасный прецедент – прикрываясь законом можно безнаказанно совершать преступления. Именно это вызывает большой интерес у людей.

Очередной передел власти?

- Как восприняли в стране то, что происходило?

- Большинство людей считают, что идет передел власти. До августа 2019 года оппозиция была против Атамбаева. Интересы по смещению Атамбаева с политического Олимпа у разных политиков совпадали. Атамбаев смещён, теперь оппозиция будет формироваться против президента Жээнбекова, т.к. задача по созданию очага напряженности осталась.

Проблема в том, что настроение людей переменчиво, а их пристрастия изменчивы. При стечении обстоятельств вчерашний прилежный студент может превратиться в бесчинствующего мародера. Над созданием таких обстоятельств и работают отдельные «друзья» народа.

Оставшиеся на свободе сторонники Атамбаева уже разыгрывают вторую часть акта – создают образ «народного героя». Многим этот образ нравится.

Но есть люди, считающие, что Атамбаев сам должен был прийти в СИЗО и сесть рядом с Текебаевым (видный политический деятель, осужденный в период президентства Атамбаева за взятку).

- Не секрет, что лето кормит кыргызов и значительная часть населения зиму проживает на те средства, которые заработало летом. В этой связи, как люди оценивают поступок Атамбаева, который грозил дестабилизировать ситуацию?

- На начало августа традиционно приходится снижение пика турсезона. Вместе с ним падают продажи овощей, фруктов, рыбы, мяса, напитков и так далее. Поэтому люди дорожат каждым часом, оставшимся до закрытия сезона. Дорог, в буквальном смысле, каждый час. Поэтому поступок Атамбаева не поддается пониманию. В то же время противники власти в свою очередь используют этот же аргумент – мол, власти хотели дестабилизировать ситуацию. Хотя они соблюдали временные рамки, предусмотренные законом, для привода к следователю.

Наркотрафик или противостояние Севера и Юга

- Аналитики извне говорят о контроле за наркотрафиком, противостоянии Севера и Юга. Что на самом деле имеет место быть?

- Занятые в транзите наркотиков через территорию Кыргызстана люди являются частью транснациональной преступности, и в этой иерархии не занимают влиятельных постов. Их задача – обеспечить безопасное прохождение наркотиков, т.е. им, так же, как и законопослушным инвесторам, нужна тишина. Кто-то может попробовать установить контроль над небольшим участком наркотрафика, но следует понимать, что за наркотрафиком в Кыргызстане присматривают граждане других стран. Поэтому версия о переделе контроля за наркотрафиком несостоятельна. Также не состоятельна версия о противостоянии Севере и Юга. Кыргызы севера и юга давно связаны друг с другом родственными и дружескими связами. Более того, президент Жээнбеков из рода «адыгене», представители которого издавна живут как на севере, так и на юге страны. Напомню, что жестокое подавление восстания 1916 года привело к массовому переселению родов из севера на юг, и с юга на север. Подобные конструкции традиционно используются для раскола общества и призваны «раскачать» ситуацию в стране и создать очаг напряженности в Центральной Азии. Схожие анализы и комментарии были в преддверии событий марта 2005 года и апреля-июня 2010 года, приведших к насильственной смене двух президентов и печально известным Ошским событиям.

- Что же тогда есть?

- В это трудно поверить, но президент Жээнбеков и его команда, действительно, стремятся к созданию правового государства. У них есть понимание, что коррупцию в один день победить не удастся, она пустила очень глубокие корни в сознание людей. Поэтому существует парадокс – коррупцию осуждаем, знаем, что плохо, но если коррупционер «наш», то его не надо наказывать, а если он еще барашка зарезал, то надо выйти в его защиту. 

Умирать за Атамбаева никто не собирается

- Всё те же аналитики из других стран кликушествуют, предрекая гражданскую войну. Так ли это?

- Гражданская война исключена. Атамбаев много говорил, что он сверг первых двух президентов – Акаева и Бакиева. То, что он был активным участником и главным спонсором, это правда. Однако те события стали возможными, благодаря консолидации политиков против Акаева и Бакиева. Среди узнаваемых: Роза Отунбаева, Омурбек Текебаев, Омурбек Бабанов и другие, может, менее узнаваемые, но влиятельные на местах, политики. Вот эти самые политики выступили против Атамбаева, кто-то открыто, кто-то не поддержал, но нейтралитет никто не сохранял. Это не вызывает удивления.  Дело в том, что в период правления Атамбаева на основе голословных заявлений до 40 человек получили сроки заключения по особо тяжким статьям – госпереворот, подготовка насильственного захвата власти. Поэтому умирать за Атамбаева никто не собирается. Кто-то из односельчан, сородичей, вероятно, и готов отдать свою жизнь за Атамбаева, но ответ большинства простых граждан лаконичен и не в пользу Атамбаева.

Другое дело, что ситуацией может воспользоваться большая заокеанская страна. По разным оценкам, от двух до трех тысяч уроженцев Кыргызстана воюют в Сирии, Ираке, десятки совершили теракты в Кыргызстане и России, есть даже соучастник теракта во время Бостонского марафона в США. Большинство из них - этнические узбеки и уйгуры, которые объявили собственный джихад после Ошских событий. Для нас террорист остается террористом, для западных стран, если террорист воюет против Асада, то становится «иностранным боевиком», обучаемым и финансируемым США и ЕС, ну а, если поддерживает Асада, – то террорист. Выходцы из Кыргызстана находятся в «обойме своих» для западных стран. Их террористические организации не входят в список запрещенных. Часть из них уже вернулась в Кыргызстан, часть ожидает своего часа в Афганистане и странах СНГ. Поэтому гражданская война возможна только при внешнем вмешательстве западных стран. Порой кажется, что заявления о наркотрафике и разделе страны на север и юг являются словесным «флером» для подготовки общественности разных стран к развязыванию очередной войны, на это раз в Кыргызстане.

- А как противостоять этому?

- В 2019 году исполняется 20 лет Баткенским событиям. В 1999 году боевики «Исламского движения Узбекистана (ныне Туркестана)» вошли на территорию Кыргызстана из Таджикистана, захватили заложников, убили кыргызских военнослужащих, требовали коридор в Узбекистан. Первая группа была до 50 человек, в дальнейшем была наращена до 800 боевиков. В Кыргызстане выучили уроки Баткенских кампаний. Поэтому в Канте размещена авиабаза ОДКБ, мандат которой охватывает Кыргызстан, Таджикистан и южный Казахстан. Правовые нормы ОДКБ позволяют использовать военный потенциал стран-участниц против третьих стран или групп лиц, желающих дестабилизировать ситуацию в той или иной стране – участнице ОДКБ. Поэтому ОДКБ «отрезвляет» головы «ястребов» из разных стран.

Ждать ли новой «революции тюльпанов»?

- СПДК, лидером которой является Алмазбек Атамбаев, - самая большая партия страны. Как она ответит на арест Атамбаева и грядущий суд над ним?

- СДПК - неоднородная партия, но она была сильна региональными лидерами. Избирательная система Кыргызстана требует от людей, желающих стать депутатами, вступать в партию. Люди, стремящиеся занять депутатское кресло, являются прагматиками и ставят на партию, чей лидер занимает высокую должность, тем самым повышая свой шанс на получение депутатского мандата. В период президентства Атамбаева такой партией была СДПК. После сложения им президентских полномочий начался раскол партии. Пример подал сам Атамбаев, проведя в марте 2018 года съезд без ряда ключевых лиц. Далее было создано движение «СДПК без Атамбаева», лидеры которого, используя несовершенство законодательства, добились своего, перерегистрировав в Минюсте новое руководство СДПК. Поэтому в стране фактически две партии СДПК, также как и две коммунистические партии.

Поэтому СДПК Атамбаева поддержит своего патрона. Есть ряд депутатов от СДПК, выступающие в его поддержку, но пока троллинг еще не набрал обороты. Проблема для Атамбаева временная, т.к. «главный мозг» партии – Фарид Ниязов, находится в СИЗО г.Бишкек. Однако этот пробел восполнится после установления коммуникаций «сидельцев» со своими сторонниками на воле.

- Надо ли ждать очередной революции тюльпанов?

- Как вы знаете, развитие может идти эволюционным или революционным путем. Простите за тавтологию, но «революционная» революция не имеет оснований быть, а вот «эволюционная революция» вполне возможна. Уровень коррупции все еще остается высоким, низкий уровень доходов и высокие цены вызывают недовольство. Мало кому интересны причины такого положения дел, и при каком президенте они стали возможными, все шишки сыплются на действующего президента и правительство.

Плюс в 2020 году пройдут очередные парламентские выборы, которые в свете событий лета 2019 года обещают быть чрезвычайно «революционными». Как видим, кыргызстанцев ждут богатые на события осенне-зимний и весенне-летний периоды. Мы станем свидетелями новых компроматов, главное «вместе с грязной водой не выплеснуть ребенка».

Рейтинг: 
Средняя: 2 (1 vote)