ТАМ

информация о политической жизни вокруг 1/6 части суши, бывшей когда-то СССР, ведь там - это далеко не здесь.

"Это очень простые требования"

Международные правозащитники озабочены не только судьбой тех, кто был осужден в 2003 году, но также и тем, что при действующем президенте Туркменистана продолжаются загадочные исчезновения. Например, эксперт по Евразии Кэтрин Фицпатрик, выступавшая на брифинге Комиссии по безопасности и сотрудничеству в Европе Хельсинского комитета США в Вашингтоне 20 февраля 2014 года, называет среди тех, кто исчез сравнительно недавно, Тачберды Тагиева, бывшего заместителя председателя Кабинета министров Туркменистана, который "испарился" в 2009 году. До этого он много раз посещал европейские страны и был хорошо знаком постоянным участникам энергетических форумов, как один из представителей Туркменистана и профессиональный нефтяник. Однако, в 2009 году он перестал появляться, и его исчезновение Кэтрин Фицпатрик связывает с неудачным визитом в Китай, в ходе которого он должен был истребовать с Китая определенную плату за туркменские ресурсы. Его миссия окончилась неудачей и Тагиева, по мнению эксперта по Евразии, за это наказали. Почему экологическая организация взялась за правозащитную тематику? Ответить на этот вопрос нетрудно. В своей деятельности Crude Accountability не раз сталкивалась с ситуацией, когда ей приходилось скрывать источники информации, чтобы уберечь информаторов от преследования, ареста и тюрьмы. Репрессивные наклонности туркменского правительства серьезно препятствуют экологическому мониторингу в туркменском секторе Каспия, поскольку многие люди, которые могли бы помочь, отказываются от сотрудничества из страха ареста. Случаи арестов экологов уже были. В декабре 2006 года по надуманному предлогу был арестован туркменский эколог Андрей Затока. Под давлением международной общественности его вскоре освободили, но был помещен фактически под домашний арест в своем городе Дашогуз, и даже после амнистии в сентябре 2007 года не получил права свободного передвижения и выезда за границу.

Негина ИСМАИЛОВА. Оппозицию таки стало воротить от тошнотворного "сахарка"?

Думается, что окончательный разрыв с экс-зятем и экс-послом для заграничных оппозиционеров есть лишь вопрос времени. Кажегельдин, судя по всему, уже давно сообразил, что нужно нападать на Алиева, чтобы не оказаться связанным с этим субъектом, все больше погрязающим в делах, окруженных тошнотворным запахом трупного разложения. Вскоре, думается, это поймут и другие заграничные оппозиционеры. У них нет, по существу, выбора. Аблязов уже вышел из игры, а связываться с Алиевым себе дороже. Это, конечно, их политическое поражение - столько лет боролись с "режимом", а в конце концов явочным порядком оказались на его стороне. Но им придется это принять.

Пять видов оружия будущего, которое может изменить характер войн ("The National Interest", США J. Michael Cole)

Те системы оружия, которые способны изменить ход и исход крупной конфронтации между двумя армиями, скажем, китайской и американской, окажутся бесполезны при асимметричном сценарии, когда войска будут воевать в городских условиях (например, израильская армия с палестинскими партизанами в Газе или с ливанской «Хезболлой» в пригородах Бейрута. Лучшие в мире боевые самолеты-невидимки пятого поколения могут коренным образом изменить ситуацию в некоторых условиях, но из-за своей колоссальной скорости и неспособности зависать на месте они не подходят для обнаружения и уничтожения небольших отрядов борцов за свободу, действующих в городе, не говоря уже о том, что в борьбе с несколькими вооруженными АК-47 боевиками эти машины будут крайне неэкономичными. Оснащенные «плащами-невидимками» и легкими автоматами с «умными боеприпасами» спецназовцы будут намного эффективнее, а их действия обойдутся намного дешевле.  Еще один сложный момент — это определение революции в разработке вооружений. Должны ли мы измерять его эффективность только мерками разрушительного воздействия и количеством потерь? Или наоборот — способностью оружия достигать поставленной цели с минимальными потерями людских жизней? А как насчет «оружия», которое в упреждающем порядке лишает противника возможности вести боевые действия, устраняя шансы на начало войны с применением кинетического оружия?

Лукашенко и Назарбаев разошлись во взглядах на интеграционное строительство

Минск и Астана боятся диктата Москвы

Джон Маккейн: «Если украинцы попросят помощи, мы должны ее предоставить»

Недавно побывавший в Украине сенатор выступил на заседании Атлантического совета

Зайнидин КУРМАНОВ, профессор. Что делать и с чего начать в Киргизии?

Проблема сегодняшнего Кыргызстана – это отсутствие авторитетного и эффективного управления. Отсутствие в управлении харизматических личностей, умеющих управлять знаниями и переменами. У нас в достатке харизматических лидеров, но без знаний и умений управлять. Они могут делать революции, делить имущество, плести интриги, но не умеют работать с проектами будущего и на будущее. Поэтому, по количеству государственных функций: управления, воспитания и защиты граждан, предлагаю назвать три основные негативные проблемы, переживаемые Кыргызстаном:

1) плохое управление;
2) плохое воспитание;
3) плохая защищенность населения.
Каждая из этих трех крупных проблем может быть разделена на множество подпроблем. Например,
а) олигархия,
б) охлократия,
в) бюрократизм и т.д.
Все это есть следствие плохого управления.
В заключение хотелось бы отметить следующее. Не надо забывать о характере переживаемой нами эпохи, которая называется глобализацией. От нее не спрячешься и от нее не уйдешь. Мы переживаем не этап реформ, а переход от традиционного и советского прошлого к другой цивилизации. В условиях глобализации сокращается роль государства, возрастает значение транснациональных корпораций (ТНК), активно идут процессы интернационализации, интеграции, модернизации, вестернизации, китаизации, исламизации… Ответом на это будет рост национализма. И для сохранения кыргызской национальной идентичности в новых условиях как никогда очень важна роль государства. Без поддержки и усилий Кыргызской Республики, мы растворимся в окружающем нас мире и исчезнем как этнос. Используя преимущества глобализации, можно за короткие сроки прорваться вперед и стать успешной страной, как Япония, Ю.Корея, Малайзия, Турция и т.д. Если нет, то окончательно превратимся в мировую периферию. За 20 лет все наши соседи по СНГ преодолели "этап становления" и перешли к "этапу развития". Кыргызстан все еще находится на этапе становления, чему свидетельством является продолжающиеся обсуждения символики, герба, гимна, форм правления, государственного устройства и т.д. Необученные управленцы всегда заняты "изобретением велосипеда".

Китай бросает не только экономический, но и идеологический вызов Западу

Внутри китайской элиты существует на настоящее время две основные клановые группировки. Условно они обозначаются как "шанхайский" и "пекинский" кланы. Шанхайцы — сторонники курса Дэна Сяопина. Шанхайский сценарий был сценарием капиталистического дрейфа КНР. Пекинцы придерживаются левой платформы. Их идеология — неомаоизм. Долгое время власть была сосредоточена в руках шанхайской группировки. Тиражировался взгляд, будто бы современный Китай волнует исключительно экономика, задач же внешней идеологической экспансии в актуальной повестке развития нет. Но вот, Китай достиг того положения, когда он уже может позиционироваться как сверхдержава, способная бросить вызов в борьбе за мировую гегемонию США. В соответствии с этим вызовом времени в Китае усиливаются позиции пекинцев. Выбранный в 2012 г. Генеральным секретарем ЦК КПК Си Цзиньпин оценивался первоначально как компромиссная фигура между шанхайцами и пекинцами. Но, придя к власти, он определенно занял сторону пекинского клана. Это проявилось как в политических шагах, так и кадровых назначениях. КНР при нем, очевидно, будет усиливать идеологическую пропаганду. Мир вновь вступает в период глобальной борьбы идеологий. Китай все более определенно пытается занять в этой борьбе позицию одного из полюсов.

Подлинного процветания кыргызы достигли именно при СССР

Недавно известный кыргызский писатель Талип Ибраимов специально для информационного портала ИА "24.kg" написал статью. В ней, в частности, говорится: "За советский период кыргызы совершили львиный скачок в цивилизационном развитии. Развитие это было неравномерным: караван духовности протянулся от авангарда, личностей типа Айтматова, до отдаленных и неотдаленных айылов, где преобладало патриархальное сознание, выдаваемое за традицию, за национальное своеобразие. А всю длинную цепочку от авангарда до арьергарда заполняли, располагаясь по степени образованности, группы, предрасположенные и к современному типу мышления, и к традициям".

Отсталость Туркменистана становится региональной проблемой

Итого, с декабря 2007 по май 2013 года Туркменистан справился лишь со строительством 188 км из 444 км общей протяженности линии. При покойном Туркменбаши строительство новых железных дорог велось куда интенсивнее. За те же шесть лет, с 2000 по 2006 была построена Транскаракумская магистраль протяженность 600 км, оборудованная станциями, сооружениями, водопроводом, газопроводом и благоустройством. Нынешнему же президенту Туркменистана не удается повторить достижений предшественника даже при иностранной помощи и на кредиты международных банков: АБР и Исламского банка развития. Когда в Туркменистане появится скоростная линия, подобная узбекской, остается только гадать. Если раньше техническая отсталось Туркменистана была не так заметна на фоне соседей, в особенности до середины 2000-х годов, то теперь разница вполне очевидна. Все соседи Туркменистана значительно рванули вперед, а Туркменистан стал плестись позади. История с железной дорогой - первый серьезный сигнал того, что отсталость Туркменистана в технологиях становится не только внутренней проблемой республики, но и превращается в региональную проблему, имеющую отношение к развитию транспортной и телекоммуникационной инфраструктуры, к безопасности, к экологическим, и ко многим другим важным вопросам.

Страницы