Айгуль ОМАРОВА. Придет новая оппозиция

Если в партии нет идеологии, то управлять мыслями людей и направлять их будут другие

Отчет о поездке казахстанской делегации в Париж, где состоялось заседание одного из комитетов ПАСЕ (Парламентской ассамблеи Совета Европы), помещенный в газете «Литер», наглядно демонстрирует нам отношения оппозиции и власти. Оставим в стороне сетования по поводу того, что «мусор из избы» не выносят. Поговорим о другом. Поведение казахстанцев в Париже еще раз доказывает, что политической культуры в стране нет. Мы ушли от «одобряем-с» КПСС, но не выработали свою модель отношений. И это каждый раз проявляется во время вот таких встреч. Трудно представить себе, что подобный тон ведения дискуссий допустят представители самого демократического государства в мире - США, к которому так часто апеллируют представители казахстанской оппозиции. Ведь чувство патриотизма у них, вероятно, перевешивает заботу о насаждении демократии в других государствах мира. У нас же преобладает другое, а именно: желание показать себя, любимых, как единственных людей, радеющих о благе народном, о судьбе Отечества. И потому с пыла-жара используются  аргументы, которые не стоило бы выносить на обозрение европейской общественности. Такие споры лучше вести у себя дома, потому что они не только снижают авторитет страны, но и портят имидж самих политиков. Кстати, налицо и отрицательный результат: рассмотрение вопроса о статусе Казахстана в качестве наблюдателя при ПАСЕ вновь отложено.
Зато после таких фактов осознаешь, почему широкие слои населения в Казахстане не торопятся поддерживать оппозицию, хотя протестного электората у нас достаточно. И дело не только в отсутствии патриотизма, неумении уважать чужое мнение, нежелании прислушаться к доводам оппонентов и неспособности вести дискуссию. Скорее, дело в другом. Люди видят, что зачастую лидеры оппозиции не в состоянии дать внятное объяснение своим программным заявлениям, собственным действиям. Более того, на суд общественности не выносится план действий, имеющий идеологическую составляющую. Но если партия не имеет четко обозначенную идеологию, то вряд ли ее поддержат массы. И стоит ли удивляться тому, что оппозиционные партии теряют сторонников с каждым годом. Более образованные люди, разделяющие демократические настроения, видят беспомощность их идеологических установок, соглашательскую позицию  по многим принципиальным вопросам и потому уходят в сторону. Менее образованный электорат пугается радикальных лозунгов и также сторонится оппозиции. В такой ситуации управляют общественным сознанием власть предержащие.  Споры же, подобные парижским дискуссиям, еще больше способствуют снижению положительного имиджа оппозиционных партий. Несмотря на то, что ментально люди в нашей стране не слишком доверяют властям, все же именно власть, увы, остается основной политической силой. И чаще всего этот факт объясняется очень просто:  за годы суверенитета власти научились использовать слово для поддержания своего статус-кво. Из средства коммуникации язык превратился в наши дни в инструмент для манипулирования общественным сознанием. И этим инструментом весьма изощренно пользуются казахстанские власти. Вспомним, как сразу после «оранжевых революций» в Грузии, Украине и в Кыргызстане по республиканским каналам регулярно демонстрировали документальные фильмы о мародерстве, страданиях стариков и детей в этих странах. Результат известен: 91% на президентских выборах за Нурсултана Назарбаева. Да, понятно, что президентские выборы фальсифицированы; да, ясно, что правила игры определила власть; да, известно, что закона у нас не придерживаются. Все это так, но если в партии нет идеологии, то управлять мыслями людей и направлять их будут другие. В нашем случае власть, которая весьма умело использует идеологемы, направленные на укрепление режима. Большинство людей у нас опасаются нестабильности, особенно после того, как все мы стали свидетелями последствий «тюльпановой революции» у соседей в Кыргызстане. И это обстоятельство опять же на руку властям. Вспомним, сразу после событий в Киеве или Бишкеке власти активно использовали  негативные последствия «оранжевых революций» для создания негативного восприятия подобных событий. Те же документальные фильмы сыграли огромную роль в разрушении идеалистических представлений о природе «оранжевых революций». Представители оппозиции, к сожалению, не воспользовались ситуацией для того, чтобы показать, как власти манипулируют общественным сознанием. Вместо этого они продолжали выяснять отношения между собой, вынося на суд общественности многое из того, что могло бы служить предметом межпартийных дискуссий, а не полосканием грязного белья. А одна из партий срочно вдруг занялась разработкой закона об оппозиции, очевидно, посчитав, что других дел нет. К слову, сейчас о судьбе данного законопроекта не слышно, видимо, инициативу перехватывает власть.  И это будет вполне логично, поскольку в преддверии председательства в ОБСЕ президенту Назарбаеву надо торопиться с демократическими реформами. К тому же институт президентства у нас, как и в соседних государствах,  единственно реально действующий политический институт. Партии у нас все еще находятся в аморфном состоянии. И население полагает, что только президентская власть способствует удержанию той стабильности, которая есть сегодня.
Понятно, что на деле никаких реформ у нас, скорее всего, не будет. Однако ясно и другое: власти сделают все, чтобы сохранить сложившуюся ситуацию. А для этого им придется «поступиться принципами» и хотя бы на словах провести реформы. Если же этого не будет, тогда не только о председательстве в ОБСЕ можно забыть, но и подрубить сук, на котором сидишь. Ведь сколь беспомощной не была бы казахстанская оппозиция, время работает на нее. Кризис хваленой банковской системы, факты обмана дольщиков, рост цен на продукты питания и коммунальные тарифы, отсутствие жилья - все это медленно приводит к повышению социального градуса в обществе. Другое дело, что нынешние лидеры оппозиции вряд ли смогут взять на себя ответственность и выступить реальными оппонентами власти. Но не приходится сомневаться, что «гроздья гнева» наливаются и появятся новые лидеры, способные возглавить новые организации и бороться против нынешней власти. Не стоит думать, что власти не понимают этого и не готовятся к такому повороту событий. Очевидно, что те косметические преобразования, которые осуществят в преддверии председательства в ОБСЕ, будут сделаны с учетом всех обстоятельств. И здесь ключевое слово стабильность будет использоваться как никогда для того, чтобы укрепить положение. Российский политолог Лилия Швецова в одном из интервью Би-би-си отметила, что «Лучшие трансформации совершаются не в результате кризиса и обвала, а в результате понимания правящей элитой, что дальше так жить нельзя и нужно избежать кризиса. Приближение кризиса может заставить элиту вздрогнуть, подумать: мы сидим на ветке, но ветка-то гнилая, и в любой момент мы можем обвалиться». А поскольку грядущие преобразования не помешают сохранить статус-кво (расстановка сил остается прежней), то власти охотно пойдут на некоторые изменения в политической системе. Ведь все равно больше демократии не станет, равно, как и честных и прозрачных выборов, свободных СМИ и т.д. А все демократическая риторика будет направлена на то, чтобы сохранить пресловутую стабильность, читай - нынешний режим.
Инициирование в подобных обстоятельствах закона об оппозиции самой властью будет выглядеть последовательным шагом по укреплению статуса-кво. А чего стесняться, когда и так все находится в руках у власти?! Почему бы и оппозицию не сформировать по своему образцу и подобию? И так все нынешние лидеры казахстанской оппозиции являются выходцами из власти и, несомненно, мечтают вернуться в нее. К тому же и общество постепенно приходит к выводу о том, что наличие оппозиции есть свидетельство силы властей. Да и власть, убрав наиболее реальных оппонентов, дискредитировав их, вполне способна сегодня на жест доброй воли по созданию оппозиции. Очевидно, что у Нурсултана Назарбаева остается все меньше времени для того, чтобы реализовать некий стратегический план, который, вероятно, у него имеется. Во-первых, грядущее председательство в ОБСЕ заставляет ускорять события. Во-вторых, перемены, происходящие повсеместно на постсоветском пространстве, также вынуждают торопиться. Именно поэтому сейчас Ак Орда пытается наладить диалог с оппозицией. Собственно говоря, такие попытки и раньше имели место, но успехом не увенчались. Сегодня же само время обязывает идти на диалог. Если подобное произойдет, то Нурсултан Назарбаев вполне оправдает свое звание самого искусного политтехнолога на постсоветском пространстве, дарованное ему кем-то из российских экспертов. Ведь в этом случае президент Казахстана покажет, что приоритетным для него является судьба Отечества, а не сиюминутные политические интересы. Если же такого не случится, то нынешний глава государства может наряду с сегодняшней оппозицией остаться позади, во вчерашнем дне. А их место займут молодые, образованные, воплотившие наяву мечту Назарбаева о знании трех языков, люди, которые будут четко знать, чего они хотят, и за что будут бороться. Для таких стабильность будет позиционироваться с иными понятиями, чем для нынешней оппозиции. И вряд ли они будут сетовать на то, что их не подпускают к «ящику». Главным для них станет не просто приход во власть, а насаждение своей идеологии, формирование другого общественного сознания. Почему я верю, что это произойдет? Да потому, что время иное на дворе. То, что годилось вчера и используется сегодня, завтра будет не нужно. Эти люди хотят гордиться своей страной, и они не станут устраивать публичные разборки в ПАСЕ на потеху всем. А закон об оппозиции, если такой и будет принят, они используют для аргументирования своей позиции и обозначения своего присутствия на политической авансцене. В появлении новой генерации оппозиционных политиков, как ни парадоксально, будет заинтересована сама власть. Главное для нынешней власти - любыми путями удержать власть в  своих руках. А для этого необходимо обеспечить преемственность власти, которая и сработает на конечную цель.
Нестабильность и маргинальность нынешней оппозиции не позволяет ей конкурировать с властью, более того, она не способна участвовать в модернизиции системы, как того требуют амбициозные заявления руководства Казахстана о вхождении в число 50 самых цивилизованных стран мира. Следовательно, надо создать новую оппозицию, которую можно не только контролировать, но и позволить ей конкурировать с властью. Власть при такой тактике выигрывает не просто время, но и получает иные дивиденды. Как, например, сохранение баланса внутри властной элиты, обновление рычагов влияния на группы влияния и общество в целом. И главное - сохраняется преемственность системы. Эта оппозиция будет адекватна курсу власти на инновационное развитие, внедрение новых технологий. Она будет оперировать новым политическим языком, который займет место  нынешних идеологем. Такая оппозиция сможет повлиять на трансформацию системы. Но для этого нужно, чтобы сошлись несколько линий: политическая воля лидера страны, нежелание верхов мириться с нынешней ситуацией, накопление критической массы недовольства в низах. В условиях постсоветского пространства, увы, только оппозиция, созданная по воле властей, сможет стать реальной политической силой. Все другое будет отметено сразу в силу многих обстоятельств, среди которых неумение говорить обществу на простом доступном языке занимает не последнее место.
«Алма-Ата инфо»
Рейтинг: 
Средняя: 4 (2 votes)

Комментарии

Хороша сказочка про новую супер-пупер оппозицию.. Да верится с трудом. Все молодые уже старички...

Нет, посыл у автора вполне резонный. Мы просто не видим новых башибузуков. Точнее, потенциальных башибузуков. Вряд ли они находятся в элитных слоях общества.

А кто если не мы?