Ербол ЖУМАГУЛОВ. «Подрывные» проекты

Реализация прорывных проектов «30 корпоративных лидеров» все еще оставляет желать лучшего

Не успел глава Национального космического агентства РК Талгат Мусабаев доложить о потере связи со спутником KAZSAT-1, описав ситуацию словами про «плохое дыхание» аппарата, как сразу же обозначил виноватых. Виноватыми, по словам Мусабаева, оказались некомпетентные чиновники и представители Национального инновационного фонда, непосредственные заказчики KAZSAT-1. «Спутник – детище тех людей, которые ничего не понимали в космонавтике” – бойко отрапортовал он.

О том, что первому казахстанскому спутнику, скорее всего, грозит не самая долгая эксплуатация, я узнал еще три года назад – от близкого друга, несколько последних лет работающего в конструкторском бюро имени Хруничева, где и был произведен летательный аппарат стоимостью 65 миллионов мертвых американских вождей. Будучи инженером-конструктором ракет класса «воздух-воздух», мой 24-летний чалкарский кореш (единственный, по сути, специалист на всю страну) убеждал меня в том, что с таким подходом к делу, вкупе с дешевизной спутника, было бы слишком оптимистично ждать успешных результатов.

Под «таким подходом» подразумевалось полное непонимание со стороны официального заказчика многочисленных нюансов инженерного дела. К тому же, над проектом постоянно висел дамоклов меч спешки, в результате которой инженеры не успели в достаточной мере протестировать аппарат, но зато кое-кто успел-таки за две недели до дня рождения Отца нации придать именинам весьма помпезный антураж.

Таким образом, символ космических завоеваний Казахстана (а, вернее, единственное оправдание существованию программы по освоению вселенной), видимо, беря пример со своих свободолюбивых отправителей, откочевал в неизвестном направлении. Но важно не то, какие галактические джайляу бороздит «первенец» отечественной космонавтики. Как метко говорили древние латиняне, masele onda emes, что в переводе означает «проблема не в этом».

Проблема в том, что проект KAZSAT – очередной гнилой фрукт на общем натюрморте нашей неконкурентоспособной родины. Взгляд на это нетленное полотно даже не требует особой пристальности внимания, на какую инновационную ягоду ни глянь – всюду коррупционные черви и повсеместная тля профнепригодности. Вообще говоря, громко анонсированные прорывные проекты «30 корпоративных лидеров» - это все те же красивые слова, чье воплощение в поступки невозможно без кардинального изменения общественно-политического ландшафта.

И что такое «30 корпоративных лидеров»? Или – кто? Тридцать олигархов-богатырей в государевой тени вящего Черномора? И почему именно 30, а не, скажем, 24 или 11? Меня очень смущают эти вот цифры, откуда они берутся? Да и с конкурентоспособным «полтинником» - та же беда. Только безнадежный неудачник будет убиваться ради того, чтобы замкнуть пятую десятку рейтинга. Куда проще и практичнее быть первым в нескольких сферах, чем плестись в середине колонны по всем направлениям.  

«Ситуация со спутником – это даже не коррупция, скорее, это вопрос компетенции», - считает заместитель председателя партии «Азат» Петр Своик. – «У нас даже в банковской системе, которая попроще, в отличие от космической, однозначные проблемы с компетентностью и квалифицированностью, так что удивляться происходящему не стоит.

Честно говоря, приоритетным для страны мне представляются проекты по доведению до ума отечественной продукции, как то: переработка нефтепродуктов по всему ряду ГСМ и снабжение внутреннего рынка отечественными товарами. А то получается, что мы лидеры по производству железа, но до последнего времени ту же арматуру покупали импортного производства. То же самое со всем остальным – от сельского хозяйства до образования и науки».

На вопрос «какие по настоящему прорывные проекты осуществляются среди прочих?» г-н Своик ответил, что «затрудняется ответить, так как не видит таковых, в первую очередь, относительно эффективности громких инноваций». Оно и понятно: трудно назвать прорывным проектом сборку автомобилей марки «Нива» или производство дешевых DVD-плееров.

Между тем, если взглянуть на опыт стран юго-восточной Азии, то там прорывные проекты развивались согласно географическим и ментальным особенностям каждой страны, никто не думал об освоении космоса вперед импорта риса, чая и компьютерного железа.

«Проблема Казахстана в том, что мы шарахаемся из стороны в сторону, в то время как нужно развивать те сферы, которые наиболее в наших условиях благоприятны», - считает политолог Досым Сатпаев. – «Что касается пресловутого спутника, то нужно было прислушиваться к критикам навроде Буркитбаева, который предсказывал такой исход задолго до запуска. Но нам, как обычно, понты оказались дороже качества, репутации и бюджетных денег. Вот и получается, что все грандиозно начинается, вбухивается огромное количество денег, а на выходе слон рождает мышь».

Происходящее невразумительно еще и потому, что государство бессмысленно распыляет нефтедоллары, неумело пытаясь сделать конкурентоспособными сразу все отрасли. Необходимо начать с того, к чему более всего предполагает опыт и сложившаяся ситуация. А все остальные отрасли подтянутся сами по себе, поскольку они в наших условиях – локомотивы, а нам попервоначалу нужны паровозы, которые, продолжая метафору, потянут за собой весь остальной состав. У Казахстана есть, как минимум, пять очевидных сфер, в которых он мог бы быть конкурентоспособен в 21 веке.

  1. Сельское хозяйство. Население планеты растет год от года. Грядущий век готовит миру острейший дефицит продовольствия, которого однозначно не будет хватать на всех. Учитывая тысячелетний опыт скотоводства, все возрастающую актуальность и дороговизну товаров с приставкой «био», Казахстан мог бы занять лидирующие в мире позиции по экспорту высококачественной натуральной сельскохозяйственной продукции. Тем более, Казахстан уже является одним из крупнейших игроков на мировом рынке зерна.
  1. Транзитный потенциал. В силу географического расположения, Казахстану предопределена роль связующего звена между Востоком и Западом. Развитие разного рода коммуникаций и соответствующей инфраструктуры позволит стать мощным транспортным хабом, что благоприятно скажется на инвестиционном климате не только в стране, но и в регионе.
  1. Нефтехимия. ГСМ – это товары с высокой добавочной стоимостью, а страна, имеющая такое количество нефти, просто обязана перерабатывать ее самостоятельно, для большей прибыли и обеспечения внутреннего рынка горюче-смазочными материалами собственного производства.
  1. Урановая промышленность. Мы уже сейчас занимаем третье место в мире по экспорту урана, являясь ключевыми партнерами Японии, Китая, Франции и ряда других стран. Уран, как альтернатива нефти и газу, все более и более востребован в современном мире. Как в качестве ядерных таблеток, так и в любом другом виде.
  1. Образование и медицина. Без серьезных реформ в этих двух сферах никакие амбициозные проекты не будут реализованы, и «мозги», в лучшем случае, придется импортировать. Так или иначе, пока в стране не появится широкая прослойка образованных и квалифицированных специалистов, о прорыве можно и не думать.

Впрочем, вышеперечисленные приоритетные сферы давно известны тем, кто, по идее, должен претворять в жизнь смелые замыслы главного нуротановца. Собственно говоря, главными проблемами в реализации прорывных проектов являются отсутствие кадрового потенциала и неуемная жадность чиновников. Ну, и групповое изнасилование Фемиды многими нашими рулевыми агашками.

Безнаказанность (за бездарно потраченные деньги, за  массовое заражение детей ВИЧ-инфекцией, за оболванивание дольщиков, не суть важно) – раковая опухоль казахстанского общества. Люди, записавшие себя в элиту, как правило, по материальному принципу, безоглядно и по-свойски осваивают многомиллионные бюджеты, а львиная доля здравых начинаний вместо категории «быть» привычно перетекают под категорию «казаться». Имитация бравого труда (не перед обществом, но перед главным агашкой), приправленная собственноручной статистической галиматьей, стала обыденным делом, коррупция стала основной номенклатурной религией, а у бога новое имя – откат.

То есть, современная чиновничья каста не просто бездарна, она бездарна – витиевато. Этим юрким детям и племянникам шымкентизированных министерств, акиматов и департаментов одинаково неинтересны ни поставленные перед ними общественные задачи, ни общество как таковое. Рубить бабло везде, куда угораздит сесть высокопоставленному сородичу – главное кредо для  громоздкой армии бюджетных соплеменников, находящих в слове «нанотехнологии» несколько иные смыслы, и не отличающих трех поросят от трех мушкетеров.

Профессионалов, способных обеспечить Казахстану реальный прорыв не то, чтобы нет совсем. Просто количество тех из них, кто все еще живет в Казахстане, таково, что позволяет говорить о ложке меда в огромной бочке дегтя. Да и они либо разбрелись по частным лавочкам, либо вместе со всеми «пилят бюджет» в стальных тисках системы.  

Сказать иначе, кризис идей Казахстану не страшен, поскольку по этой части существует стандартный мировой опыт, опираясь на который мы могли бы претендовать на реальную конкурентоспособность. Однако опыт этот недоступен в силу чудовищного кадрового дефицита. Недаром даже президент без устали повторяет про человеческий капитал.     

Говоря про изменение общественно-политического ландшафта, я имею в виду, прежде всего, ситуацию, при которой власти не остается ничего, кроме как думать о благах большинства. В этом смысле, часть вины за низкие зарплаты в сфере, например, образования лежит на самих учителях, директорах школ, деканах, профессорах и прочая. Трудно представить, как отреагирует Ак Орда, если хотя бы половина учителей скажет объединенное «нет» и просто не выйдет на работу. Но, видимо, нам чужды устои иных бунтующих европейцев, страдающих фигней, вместо того, чтобы переименовывать Берлин в Ангелу и обгонять по встречной кредитные «мерседесы».

То есть, какими бы нанотехнологичными и инновационными не были проекты, пестрящие с телеэкранов, и какой бы выгодной ни была официальная статистика, льющаяся медовыми ручьями из уст особо приближенных прихлебал, Казахстану не светит ничего прорывного, пока устройство нашего социума не будет включать в себя механизмы цивилизованного взаимодействия государства и общества.

Ну, а пока – проекты есть, но прорывами, как говорится, даже не пахнет. Самые прорывные проекты в головах наших чиновников связаны с чем угодно, только не с насущными проблемами казахстанцев. Потому и в разгар кризиса депутаты принимают не законы экономического характера, а превращают день рождения президента в национальный праздник. Так и хочется сказать им: «Сколько можно ублажать начальство? Ублажите хоть раз отчизну – мать вашу!»

Рейтинг: 
Средняя: 4 (1 vote)

Комментарии

Очень талантливо!

Четал и смеялсо. Но со стула не епнулся

Бодро! Фтыкнуло:)))