Екатерина ГРИГОРЬЕВА, Александр ЛАТЫШЕВ. Вне зависимости от Грузии

Россия взяла на себя ответственность за будущее самоопределившихся республик - Абхазии и Южной Осетии

Об этом в специальном заявлении сообщил 26 августа президент Дмитрий Медведев. Он признал - это был "нелегкий выбор". Риски обоих ответов  - и "да" признанию независимости, и "нет" - действительно весьма велики. Тем не менее решение принято. Что оно принесет России?

В сочинскую резиденцию президента "Бочаров Ручей" журналисты кремлевского пула приехали во вторник утром в полном неведении относительно того, что именно им предстоит услышать и увидеть, но в полной уверенности в том, что именно на этих встречах так или иначе будет определяться судьба Южной Осетии с Абхазией. Слухов было полно, и все абсолютно противоречивые. В такой нервозной обстановке собравшиеся в пресс-центре журналисты вдруг узнали: первым делом Медведев встретится с президентом Дагестана Муху Алиевым и президентом Ингушетии Муратом Зязиковым.

С Алиевым, например, Медведев абсолютно спокойно говорил о строительстве стекольного завода, который, по словам дагестанского лидера, "будет выпускать бутылку". Самое интересное, что по лицу главы государства нельзя было сказать, что эта встреча была ему не интересна и он в этот момент думал о чем-нибудь другом. Этой выдержке можно было поразиться, ведь как раз в это время этажом ниже в здание резиденции входили члены Совбеза - премьер Владимир Путин, спикер Госдумы Борис Грызлов, министр обороны Анатолий Сердюков и другие. А через считанные минуты - уже без присутствия журналистов - им предстояло обсудить проблему, которая касалась будущего уже не только Абхазии и Южной Осетии, но и России в целом. Проблему, с которой наша страна еще ни разу ни сталкивалась за свою новейшую историю.

Через два часа это решение было объявлено.

Понятно, что все возможные негативные последствия этого шага и Медведевым, и Путиным, и другими членами Совбеза учитывались. Волна критики и угрозы санкций от США и Запада; латентное недовольство тех стран, которые сами имеют территориальные проблемы (например, Китай)... Но в данном случае вполне подходит принцип: "предупрежден - значит, вооружен". Все последние дни Россия доказывала: угрозы в ее адрес ни к чему не приведут. А изоляция бессмысленна, потому что еще неизвестно, кто кому нужнее. От охлаждения отношений Запад и США потеряют больше, чем Россия. Если в итоге "нелегкий выбор" оказался именно таким, значит, российское руководство уверено - весь "негатив" можно либо нейтрализовать, либо пережить.

В любом случае это чрезвычайно смелый шаг - по крайней мере, на какое-то время Россия сознательно ставит себя в положение одиночки, действующей, вопреки всем правилам, без очевидной подготовленной поддержки. США, например, готовя почву для признания независимости Косово, сначала провели массированную негласную агиткампанию, собирая "пул" стран, готовых поддержать такое решение. А без международного признания независимость двух республик все же будет неполноценной.

- Как вы думаете, кто признает независимость Абхазии и Южной Осетии помимо нас? - спросили во вторник "Известия" у главы российского МИД Сергея Лаврова.

- Не буду гадать. Но я уверен, что если бы все члены международного сообщества руководствовались фактами, которые нами сегодня самым подробным образом изложены и которые многократно излагались в прошлом, то признание, наверное, получило бы очень широкое распространение. К сожалению, в мире продолжают действовать правила, которые заставляют многие страны - не вполне самостоятельные в своих внешнеполитических решениях - руководствоваться не только фактами, но и своими конъюнктурными соображениями, связанными прежде всего с колоссальным давлением, которое оказывается со стороны сильных мира сего в Западном полушарии.

- Так, может, и нам оказать давление?

- Знаете, это не наша культура! Меня тут уже спрашивали: почему нас "дружно, в один голос, безапелляционно не поддержали наши союзники"? Мы хотим, чтобы наши союзники принимали решения сами - конечно, и взвешивая ценность для них отношений с Россией, но и, безусловно, учитывая и их интересы в отношениях с остальным миром. Мы, конечно, считаем, что союзники должны быть союзниками, но выкручивать им руки, как это делают в других частях Западного полушария, - это не в нашей политической культуре. Мы считаем это ниже своего достоинства.

Причем у тех, кто откажется признавать независимость Южной Осетии и Абхазии, тоже есть не только политическая, но и юридическая база. В международном праве до сих пор нет четкого определения подобной процедуры. И даже Декларация 1970 года о принципах международного права, касающихся дружественных отношений между государствами, на которую ссылался Медведев, дает простор для маневра. С одной стороны, она говорит о том, что "принцип равноправия и самоопределения народов является существенным вкладом в современное международное право" и "его эффективное применение имеет первостепенное значение для содействия развитию дружественных отношений между государствами", а с другой - в соседнем же абзаце указывает на важность соблюдения территориальной целостности.

...Сразу после того, как в эфир вышло президентское обращение, в пресс-центре "Бочарова Ручья" появились четыре иностранные съемочные группы от телеканалов CNN, BBC, TF1 и "Аль-Джазира". У каждой из них, как выяснилось, была договоренность на отдельное телеинтервью с Медведевым. Проигранная в первые дни нашего конфликта с Грузией информационная война, судя по всему, стала уроком, из которого сделаны выводы.

Почти сразу после трансляции обращения по российскому телевидению Медведев пешком пришел в пресс-центр и в течение нескольких часов общался с иностранной прессой, которая, естественно, задавала ему самые сложные вопросы.

Тем временем министр иностранных дел Сергей Лавров сидел с соседнем помещении - в столовой пресс-центра - и давал интервью остальным журналистам, в том числе представителям западных агентств. Редкий случай, но общение Лавров прекратил не потому, что у него закончилось время, а потому, что у журналистов закончились вопросы. После этого брифинга министр решил передохнуть за чашечкой кофе, но не получилось: то и дело на мобильном раздавались звонки, и Лавров, наверное, не меньше часа раздавал интервью на английском - все на ту же тему.

По крайней мере, внешне эта информационная контратака смотрелась эффектно.

"Нам предстоит тяжелый период интенсивной дипломатии"

Сергей Марков, директор Института политических исследований:

- На Россию сейчас будет оказываться давление, но ничего страшного не произойдет, поскольку реальным интересам Запада конфликт признания Южной Осетии и Абхазии не угрожает. После какого-то небольшого кризиса ситуация нормализуется. Интересы США и Евросоюза кардинально противоречат друг другу: ЕС заинтересован в мире на Кавказе и успокоении ситуации, а администрация Буша, которая сейчас работает над избранием Джона Маккейна, заинтересована в войне и обострении ситуации. И мы должны максимально работать с нашими европейскими партнерами, вместе с Европой мы должны остановить взбесившихся неоконсерваторов, потому что эти люди уже развязали войну в Ираке и готовы развязать еще не одну войну. Нам предстоит очень трудный и тяжелый период интенсивной дипломатии, но завершится он успешно. Главное - не совершать других резких и радикальных действий.

Конечно, нас будут запугивать, но мир не состоит только из Запада. В мире есть большинство человечества, которое не испытывает особого счастья от поведения Запада. Есть Китай, Азия, Латинская Америка, где наши действия, скорее всего, найдут сочувствие. Большинство мира нас все-таки поддержит, хотя признает Южную Осетию и Абхазию небольшое количество стран. Только жестко антиамериканские государства типа Венесуэлы или Кубы. В большинстве стран мира есть свои проблемы с сепаратистами, и они, конечно, не хотят, чтобы после прецедента Косово последовал прецедент Южной Осетии и Абхазии. Поэтому такое, чтобы около ООН развивались флажки этих республик, случится еще нескоро.

Сергей Караганов, председатель президиума Совета по внешней и оборонной политике:

- Началась "холодная война", и, будем считать, надолго. Сейчас вопрос не в последующей реакции тех или иных стран, а в том, как мы будем входить и выходить из этой "холодной войны", которую нам навязали. Если поведем себя глупо, можем ее и проиграть. Если же будем вести себя умно, сможем выйти из нее с минимальными потерями, а то и с выигрышем. Но в чистую выигрыш в "холодной войне" невозможен.

Признание Южной Осетии и Абхазии - маленький ход в большой игре, которая предпринимается против нас. Мы вошли в острую сферу борьбы, поэтому изоляция, контризоляция - сейчас это вопросы совершенно другие. В условиях, когда Запад уже не владеет подавляющей частью мировых экономических и человеческих ресурсов, никакая изоляция России невозможна. Со стороны Запада мы можем ожидать лишь шаги осуждения и мелкие санкции. Ничего существенного он сделать не может. Но в долгосрочной перспективе возможны и более сложные шаги.

Вадим Густов, председатель комитета Совета федерации по делам СНГ:

- Мне пока трудно судить о том, какие страны вслед за Россией могут признать независимость двух республик. Американцы, немцы, французы и англичане уже заявили, что они этого делать не будут. Соответственно, пойдет давление. Сегодня я встречался с украинским послом, он тоже сказал, что ни в коем случае Украина не поддержит в этом вопросе Россию, потому что, дескать, мы и отделение Косово не поддержали.

Процесс простым не будет. Нашей дипломатии нужно сейчас колоссальную работу провести для того, чтобы доказать геноцид осетинского народа, а на основании геноцида почти 50 государств уже признали независимость Косово. В Цхинвале же этническая чистка была в еще более жесткой форме. Доказательная база есть. Это единственный выход избежать там войны в дальнейшем. Потому что, если наши миротворцы оттуда уйдут, вооруженная Грузия, конечно, новую бойню устроит. Поэтому России, собственно, ничего не остается, как признать независимость Южной Осетии и Абхазии и держать там пока воинский контингент.

Алексей Арбатов, директор Центра международной безопасности ИМЭМО РАН:

- Признание республик приведет к дальнейшему обострению отношений между Россией и НАТО и ускоренному принятию Грузии в НАТО в качестве жертвы агрессии. Сейчас интрига в отношениях России и Запада, наверное, будет самой большой со времен ввода советских войск в Афганистан в 89-м году. Наверное, уже можно говорить об очередной "холодной войне".

В экономическом отношении говорить об изоляции России нельзя, поскольку в торговле с Россией, особенно в ее энергосырье, заинтересованы многие государства, особенно в ЕС. Но теоретически это возможно, особенно если нас не поддержат союзники по ОДКБ и ШОС. А они пока не демонстрируют такого желания. В мире почти двести государств, и среди них конечно же найдутся те, кто последует нашему примеру и признает Южную Осетию и Абхазию. Но среди постсоветских республик непохоже, чтобы такие союзники нашлись. Если бы они были, они поддержали бы нас во время военного кризиса, но все они хранили красноречивое молчание. Трудно ожидать, чтобы сейчас они бросились к нам на выручку.

Михаил Маргелов, председатель комитета по международным делам Совета федерации:

- Времена меняются: когда-то Россия спасала грузинский народ от угрозы тотальной гибели, теперь же Россия спасает осетин и абхазов от Грузии. США, Британия, ОБСЕ и Евросоюз тотчас выступили за территориальную целостность Грузии. При этом конечно же ссылаются на международное право, которое якобы Россия нарушила. Опускаю "косовский прецедент": признавать отделение автономий не Россия начала. Президент Медведев перечислил основные правовые документы, дающие возможность России признать независимость Южной Осетии и Абхазии. Отличие России в том и состоит, что она исполняет международные законы, те, которые есть, а не те, которые удобны. Кстати, уникальность ситуации в бывших автономиях Грузии не уступает особенностям бывшей автономии Сербии. Южная Осетия и Абхазия существовали в самостоятельном режиме двадцать, а не восемь, как Косово, лет. А восьмого августа Саакашвили совершил военное преступление в Цхинвале, которое тянет на геноцид. По железной логике вещей и требованиям морали Косово должно бы в числе первых признать независимость Южной Осетии и Абхазии. Но сделать это косовскому руководству не разрешат. Теперь после признания независимости народы Южной Осетии и Абхазии могут чувствовать себя в безопасности - Россия сможет защищать их легитимно.

Вячеслав Володин, секретарь президиума Генерального совета "Единой России", зампредседателя Госдумы: "Наша сила - в правде"

Решение президента России признать независимость Абхазии и Южной Осетии - мужественный, смелый, а главное, гуманный поступок.

Признанием независимости этих двух республик Россия, по сути, спасает их народы от геноцида и устанавливает мир на Кавказе, предотвращая возможность возникновения новых локальных войн.

Мы призвали парламентариев других стран также признать независимость Южной Осетии и Абхазии. И я уверен, рано или поздно они ее признают, так как все здравомыслящие люди понимают, что иначе разрешить эту проблемную ситуацию невозможно.

Известия

Рейтинг: 
Средняя: 0 (0 votes)

Комментарии

И кого поздравлять? Кучку охуевших горцев?

На вилы народа: казахгеит убежища ШОС, ОБСЕ, ООН, убийц евродоллара, курсодемпинга, антиисламбанкинга, селокарателей, недрокланы, внепроизводственную буржуазию. Оккупант: СМИ, суды, УПК, статистика, премьеры, акимы без сел-гор-раи-обл-нац-рентабельности. Уголовные: деньги(90%), финпаспорта, миллионеры, доходы, зарплата, цены, тарифы, налоготдача, бюджеты, штаты, оклады вне потребительских бухгалтерии(акцепта). М Ишаев БИсовет развития, безопасности тел 2252511, +77016711095 znanie_sila_kz@mail.ru администрация Г Керей: управление погодой, стихией, эпидемиями, болезнями, судьбами, КРПН безденежной экономики, помощи селу, СУЛ, молодоженам Алмагуль +77054196946