Нора БЕКМАХАНОВА. Чингисхан – строитель государства. Часть 1

А. Панарин, оценивая ситуацию конца ХХ и начала ХХI столетия писал: «Каждое поколение является заложником поступков и решений предшествующих и если называть это драмой, то драма не новой истории как таковой, а драма человеческого бытия вообще. Но на самом деле человеческое бытие не мозаично, а ход истории не является плавно линейным, они организуются вокруг некоторого «ядра», смыслового и событийного. Событие и поступки, идущие мимо этого ядра, не являются судьбоносными – программирующими биографию в целом. Как в биографии личности, так и в биографии народа банально-инерционное течение жизни прерывается в неких узловых точках, в которых совершается выбор и предопределяется судьба.
Вряд ли сегодня кому-либо в цивилизованном мире незнакомо имя Чингисхана, как никто другой, он оставил после себя глубокий след в истории и до сих пор не ослабевает интерес к этой личности. Выходят все новые и новые книги, фильмы, исследования. Нас в первую очередь интересует Чингизхан – как строитель государства, мы остановимся на точке зрения трех исследователей – американца Д. Уэзерфорда, французов
Р. Грусе, Ж. П. Ру и русского – А. Бушкова.
«Чингизхан прямо-таки ударными темпами начинает строить государство, проводя разнообразнейшие реформы во всех областях жизни. Делает все, чтобы превратить скопище кочевых родов в настоящий эль. Возникает держава – несомненно, по примеру прежних каганатов.
Начинается все с армии. До того войско было чертовски архаичным, построенным по принципу родового ополчения. Десятки, сотни, тысячи формировались из родичей…
Чингизхан в первую очередь организует гвардию и использует ее, вот парадокс: в точности так, как пятьсот лет спустя Петр I: гвардия превращается не только в воинское подразделение, но и некий административный аппарат. Гвардейцы Чингизхана выполняют функции полиции и охраны караванных путей, заведуют дворцовым имуществом, хранением штандартов и барабанов, берут на себя судебные функции и даже наблюдают за тем, как ведется хозяйство в улусах. Все это им приходится делать, потому что администрации как таковой пока что попросту нет.
В армии вводится другой принцип, который можно охарактеризовать как «всеобщую мобилизацию». Воинские подразделения теперь формируют уже не из родственников,  распределяя «призывной контингент» по усмотрению командования.
Параллельно меняется законодательство. До Чингизхана действовала архаичная система. Он заменил этот пережиток системой писаных законов – под названием «Яса» – уголовный, гражданский и административный кодексы, вместе взятые. Судьи отныне были обязаны судить по писаным законам, а не по прецедентам и «родовому праву». Для руководства ими Чингизхан назначил Верховного судью государства.
Точно такие же реформы нашлись и в экономике. Вместо прежних «обычаев» хозяйственной деятельностью теперь стали руководить специальные чиновники, занимавшиеся к тому же и налогообложением. Размеры и сроки взимания налогов, распределение пастбищ и прочие хозяйственные дела фиксировались в книгах. Именно тогда появилась знаменитая «татарская десятина» как минимальная налоговая ставка, десятая часть скота, зерна, денег, которые следовало отдавать в казну. К слову, когда явившиеся на Русь татары потребовали с населения десятину, они вовсе не занимались беспределом, а брали столько, сколько со своих.
Стало формироваться и чиновничество, где большую роль играли инородцы".
По мнению А. Бушкова за преобразованиями Чингизхана явственно проступает весь предшествующий многостолетний опыт тюркских каганатов, опыт человека, опиравшегося на богатое наследие предков – государственников. Именно повелитель татаро-монголов, так считает исследователь, показал всему миру настоящую Азию – не дурацкие необозримые степи, по которым носятся примитивные кочевники, а Великий континент. Великую цивилизацию, на просторах которой существовали могучие империи, опережавшие Европу по всем параметрам.
Р. Груссе интересовал еще один ракурс государственного строительства. Империи кочевников Монголии образовывали общий котел, в котором не просто растворялись разные государства, но и «варились» элементы разных культур, смешивался опыт Христианской, буддийской, конфуцианской и исламской цивилизаций. Мировые религии широко распространялись в мобильной кочевой среде и сосуществовали с традиционными верованиями и таинственной религией Великой Степи – тенгрианством.
Редкие различия в типе хозяйственно-культурного развития у народов, проживавших в монгольской степи и ее периферии, обусловливали высокую степень их взаимозависимости, глубокое межрегиональное разделение труда, интенсивный обмен, караванную торговлю и, как следствие, динамичный общественный прогресс. Историческая жизнь кочевых империй с центром в Монголии протекала не только внутри собственных границ, но и в сфере межгосударственных отношений с империями оседлых народов, прежде всего с империями и государствами Китая.
Характерной особенностью кочевых держав была их огромная зависимость от международного разделения труда, торговли. Это побуждало кочевников выступать активной стороной в установлении регулярного обмена с соседями. Военные столкновения на этой почве заканчивались не только великими потрясениями, смешениями народов и взаимопроникновением культур, но и подписывались мирные соглашения, устанавливались брачные союзы правителей и «родственных» отношений между государствами.
В культурном, политическом, военном отношении Китай и кочевые империи уравновешивали друг друга, причем свободные от крайних форм принуждения и насилия производственные отношения, религиозная и этническая терпимость степняков определяли новые исторические ориентиры. При этом многие достижения кочевой и оседлой цивилизаций родились именно благодаря их взаимодействию. Влияние конфуцианства на кочевников компенсировалось их предыдущим влиянием на взгляды китайцев, распространением ими в Китае шаманистских представлений, в том числе о Поднебесной империи, лунного календаря. С его животными запасами, буддизма (через Восточный Туркестан из Куманского царства).
Политические структуры, представление о верховной власти, правовые нормы рождались на той и другой почве в процессе тысячелетнего столкновения двух миров, опыта улаживания конфликтов. Из-за постоянной угрозы этих конфликтов кочевой мир оказался в состоянии поддерживать и укреплять свои собственные земледельческие анклавы, а Китай, в свою очередь, научился поглощать кочевые государства. В результате Маньчжурия сменила цивилизационную ориентацию: из земледельческого анклава кочевников она превратилась в полукочевой форпост оседлости.
Монгольские династии исторически оказались в политическом центре кочевого мира. Это и обусловило их активную роль в этом регионе. Чингизхан создал свое государство, истребив половину монгольских родов. Порядок, установленный им в империи отмечали все. За ее рубежами царил хаос. Сама она просуществовала более ста лет. Его потомки правили семь столетий. Последний погиб в 1920 г. в Бухаре, ее последний повелитель. Но, пожалуй, самую высокую оценку деятельности Чингизхана дал
Д. Уэзерфорд.
За двадцать пять лет армия татаро-монголов покорила больше царств и народов, чем Римская империя за четыре столетия. Чингизхан со своими сыновьями и внуками подчинили себе самые густонаселенные страны XIII века. По всем параметрам, будь то количество побежденных, площадь завоеванных территорий или число покоренных царств, Чингизхан превосходит любого другого завоевателя в истории. Кони монгольских воинов пили из каждой реки и озера от побережья Тихого океана до Средиземного моря. В период расцвета его империя достигала 11-12 миллионов квадратных миль (территория равная Африке). Она протянулась от заснеженной сибирской тундры до жарких равнин Индии, от Вьетнама до Венгрии, от Кореи до Балкан. Сейчас большинство людей живут в странах, когда-то покоренных монголами. На современной карте империя Чингизхана покрывает 30 государств с, более чем, тремя миллиардами жителей. Но удивительнее всего то, что число всех подчиненных ему монгольских племен не превышало одного миллиона человека, из этого миллиона он и набирая свою непобедимую армию, в которую входило не более 100 000 человек.

На любом уровне и с любой точки зрения масштаб и величие свершений Чингизхана потрясают воображение и подходят к границам необъяснимого. Когда конница Чингизхана прокатилась по 13-му столетию, она начертала за собой границы нового мира. Он был великим архитектором, но материалом ему служили не камни, а народы. Чингизхан объединил мелкие царства в большие страны.
В Восточной Европе татаро-монголы объединили дюжину славянских княжеств и городов в единую Русь. В Восточной Азии за время, пока сменились три поколения, они создали могучее государство Китай, сплетая остатки царств династии Сунн на юге с землями джуршедов в Манчжурии, Тибетом на западе, королевством тангутов на границе Гоби, и землями уйгуров в восточном Туркестане. Расширяя границы своих земель, монголы создали такие страны как Корея и Индия, которые и по сей день существуют примерно в границах, созданных монгольскими завоевателями.
Империя Чингизхана соединила и сплавила множество подчиненных им цивилизаций в новый мировой порядок. К моменту его рождения, в 1162 году Старый Свет представлял собой множество региональных цивилизаций, каждая из которых буквально ничего не знала про другие. Никто в Китае не слышал про Европу, и ни единый человек в Европе не слышал про Китай. К моменту его смерти, в 1227 году он соединил их дипломатическими и торговыми узами, которые остаются действенными и по сей день.
Он уничтожил старую феодальную систему родовых прав и привилегий и создал новую уникальную систему управления, которое основывалась на личных качествах, преданности и достигнутых успехах. Он захватил разрозненные и вялые города по Великому Шелковому Пути и организовал на их основе величайшую в истории зону свободной торговли. Он снизил налоги для всех и полностью отменил их для врачей, учителей, священников и учетных заведений. Он проводил переписи населения и создал первую международную почтовую систему. Его империя не нагромождала богатства и сокровища в подвалах, он широко распространял добычу, захваченную в бою, так, чтобы они могли вернуться в товарооборот. Он создал международное законодательство и признавал высший закон Вечно Синего Неба над всеми людьми. Во времена, когда большинство властителей полагали себя стоящими выше закона, Чингизхан создал закон, которые касались равно и правителей и бедных пастухов. В своей империи он допускал абсолютную свободу вероисповедания, но требовал полной преданности от подданных любой религии.
Он установил власть закона и отменил применение пыток, но устраивал большие рейды по розыску грабителей и убийц. Он отказался от традиции отмена заложниками и стал предоставлять дипломатическую неприкосновенность всем послам, включая представителей стран, с которыми в то время воевал.
Чингизхан оставил своей империи такую экономическую и социальную базу, что она продолжала разрастаться еще 150 лет. Впоследствии, течение веков после ее разрушения, его потомки продолжали править во множестве меньших империй и больших стран, от Руси, Турции, Индии, Китая и Персии. Им принадлежало множество титулов, таких как хан, шах, эмир, император, султан, король и Далай-лама. Остатки его империи оставались под властью его потомков на протяжении семи столетий.
Империи Чингизхана осознанно открыли миру новую форму торговли, где товаром выступали не вещи, а новые идеи и знания… Татаро-монголы привезли немецких горняков в Китай, а китайских врачей – в Персию… Они финансировали строительство христианских церквей в Китае, буддистских ступы в Персии и мусульманских медресе в России. Монголы прокатились по материку, как завоеватели, но в то же время, как несравненные распространители науки и культуры.
Татаро-монголы, которые унаследовали империю Чингизхана, показывали настоящий талант к перемещению товаров и объектов роскоши, но главное – к тому, чтобы создавать из них невиданные и высокоэффективные комбинации. Когда их искусные инженеры из Китая, Персии и Европы соединяли китайский порох и применили европейскую технику отливки колоколов, они произвели на свет пушку – принципиально новое вооружение, от которого происходит все современные виды вооружения, от пистолетов до ракет. Каждое изобретение было ценно само по себе, но монголы достигали невиданных результатов, выбирая и комбинируя их, чтобы получить необычные сочетания.
Татаро-монголы последовательно проводили интернационалистичес-кую линию в сфере своих политических, экономических и интеллектуальных преобразований. Они стремились не столько покорить мир, сколько установить мировой порядок, основанный на свободной торговле, едином для всех законодательстве, и всеобщем алфавите, которым можно было писать на всех языках. Внук Чингизхана, хан Хубилай, ввел бумажные деньги, предназначенные для повсеместного употребления, и пытался создать систему общеобразовательных школ, чтобы обучить каждого ребенка грамоте. Монголы сравнили и свели воедино все известные им календари и получили в результате календарь, рассчитанный на 10 000 лет. Они выделяли деньги на создание самых объемных атласов карт, которые когда-либо собирали. Монголы привлекали торговцев вести дела на территории их империи, а их специально снаряженные экспедиции добирались до самой Африки, стремясь расширить их экономические и дипломатические связи.
Практически в любой стране, которая испытала на себе монгольское влияние, изначальный ужас и потрясение, вызванные нашествием неизвестного варварского племени, быстро сменялись невиданным ростом международной торговли, расширением культурных горизонтов и скачком в техническом развитии. В Европе татаро-монголы уничтожили аристократическое рыцарство, но были сильно разочарованы тотальной бедностью этой территории по сравнению с Китаем и мусульманскими странами, и повернули назад, не беспокоясь, покорять тамошние города, разграблять страны и включать их в свою огромную империю.
Таким образом, Европа меньше всего пострадала от монгольского нашествия, зато получила все преимущества культурного контакта через своих торговцев, таких как венецианская семья Поло, и послов, которыми обменивались монгольские ханы и европейские Папы и короли. Новые технологии, знания и богатства породили Ренессанс, в котором Европа вновь обрела некоторые элементы своей прежней культуры, но, что более важно, получила книгопечатание, огнестрельное оружие, компас и счеты с Востока.
В Европе практически все стороны жизни – техника, искусство войны, одежда, торговля, пища, искусство, литература и музыка – подверглись влияния. Вдобавок и новым формам ведения войны, новым машинам и блюдам, даже самые обыденные аспекты каждодневного быта изменились, когда европейцы переключились на монгольские ткани, одев штаны и кафтаны вместо туник и балахонов, стали играть на музыкальных инструментах при помощи маленького лука – смычка, вместо того, чтобы щипать струны пальцами, и стали писать картины в совершенно ином стиле. Европейцы даже подхватили монгольский боевой клич «ура», в качестве возгласа одобрения и восторга.
Большинство империй в истории наложили свой культурный отпечаток на завоеванные страны. Римляне принесли латинский язык, своих богов, предпочтение к вину, оливковому маслу и сельскому хозяйству даже в те места, где эти ремесла не процветали. По сравнению с ними монголы мало меняли мир, который они завоевали. Они не принесли никакого архитектурного стиля. И при этом они не стремились наложить свой язык и религию на завоеванные страны. Монголы не заставляли подданных выращивать чужеродные растения и вообще не меняли радикально их общинный образ жизни. Умения монголов в области перемещения большого количества людей и использования новых технологий в военных целях сослужили им службу и во время Монгольского Мира. Монголы распределили между родами не только товары, но и людей разных профессий. Они уважали профессионалов, они ценились монгольской элитой, и потому они тоже отправлялись в составе караванов во все уголки империи.
В 1261 году хан Хубилай создал Управление по сельскому хозяйству, которое подчинил 8 управляющим, которые искали способы улучшить жизнь крестьян и увеличивать урожаи. Управление отвечало также за защиту и повышение благосостояние крестьян. Такая политика в отношении крестьян отметила существенное изменение отношения со стороны монгольской администрации, которая раньше относилась к ним со свойственным кочевникам пренебрежением. Монголы поощряли крестьян выращивать те зерновые культуры, которые казались наиболее подходящим для местного климата, типа почвы, системы орошения. Это привело к большему разнообразию культур и повышению производительности.
Татаро-монгольские власти поощряли распространение традиционных китайских культур, таких как чай и рис в новых землях, особенно, в Персии и на Ближнем Востоке. Благодаря монголам в Китае стали использовать улучшенный треугольный плуг, завезенный из Юго-Восточной Азии.
Как только татаро-монголы захватили власть в Персии, они создали подобное управление и там. После многих тысяч лет обработки в Персии были разрушены почвы и урожаи были низки. Монголы стали бороться с этими проблемами при помощи обширного ввода семян из Китая. Иногда они вводили даже побеги, ветви и деревья, которые прививали в недавно созданных сельскохозяйственных угодьях. Они создавали новые культуры риса, проса, корнеплодов и плодовых деревьев. Индия, Китай, Персия выращивали ранние некоторые культуры цитрусовых, но монголы старались создать максимальное разнообразие культур в каждой области. В Персии, в Китае монголы высаживали целые рощи лимонных деревьев. Они испытывали постоянную потребность в хлопке, чтобы изготовлять ткани, бумагу, масло, веревки.
Каждое новшество в той или иной области вызывало нововведения в других. Новые зерновые культуры требовали новых методов вспахивания, ирригации, сбора урожая, молотьбы, помола, транспортировки, сохранения, пивоварения, кулинарии. Новые методы требовали использования новых инструментов и орудий, которые, в свою очередь, нуждались в новых методах изготовления.
Татаро-монголы сделали культуру мобильной. Было недостаточно просто обменивать товары, так как целые системы знания должны были также переправляться с места на место. Лекарства, например, было невыгодно продавать там, где никто не знал, когда и как их принимать. Монгольский двор выписывал персидских и арабских лекарей в Китай, и китайских врачей посылал на Ближний Восток. Монголы создали больницы и учебные центры в Китае, используя лекарей из Индии  ближневосточых стран, а также китайских целителей. Хан Хубилай основал отдел для исследования западной медицины под руководством христианского ученого. Монголы создали Дом Целительства около Тебриза, чтобы он мог служить одновременно больницей, исследовательским центром и учебным заведением для медиков Востока и Запада.
Поскольку монгольская империя быстро превращалась в торговую корпорацию, монголам был необходим универсальный календарь, который бы работал на территории всей империи. Монголы создавали обсерватории, чтобы точно измерять движение планет и звезд и собирали астрономов по всему миру. Монголам требовалось вести учет огромному количеству людей, животных, товаров. Новые формы сельского хозяйства, требования астрономии, система переписей и несметное число других проблем требовали от администрации умения обращаться с большими цифрами. Монгольские чиновники стали пользоваться счетами, которые дошли до наших дней.
Но унификация требовалась не только в области счета и календарей, она была необходима почти на каждом уровне внутренней жизни новой империи. Историография была слишком важным делом, чтобы монголы могли позволить каждой цивилизации заниматься ею на свой лад. Чтобы контролировать свой собственный образ в глазах подданных, монголы должны были добиться того, чтобы письменная история освещала в правильном свете историю монголов. Письменная история была не просто средством записи сведений; она служила инструментом, который должен был узаконить правящую династию и распространить пропаганду о ее завоеваниях и достижениях. Монголам письменная история помогла многое узнать о других народах. Хан Хубилай создал Национальное Историческое управление в 1260-х годах. В соответствии с китайскими традициями, он приказал составить компиляцию полной истории Кизаньских и Чжурдысеньских царств, а также династии Сунн. Это был, наверное, самый объемный проект по созданию сводной летописи в истории. На его реализацию ушло почти 80 лет.
Информация должна была стать массовой в империи, и потому монголы обратились к книгопечатанию. Всеобщая грамотность существенно возросла во время правления монголов, и объем литературного материала вырос пропорционально. В 1269 году хан Хубилай основал типографию, где печатались правительственные решения. В его время публиковались в Китае священные тексты, романы, брошюры на темы сельского хозяйства, альманахи, законы, истории, медицинские трактаты, новые математические теории, песни, поэзия на разных языках.
Во всех своих свершениях, будь то политика религиозной терпимости, создание универсального алфавита, система почтовых станций или печать альманахов, денег, астрономических схем, правители империи монголов проявляли универсализм. Поскольку собственной развитой культуры у них не было, они были готовы принимать и объединять все другие. У них не было собственных культурных предпочтений, поэтому они принимали вполне прагматические, а не идеологические решения. Они искали самые эффективные изобретения и методы, а когда находили, распространяли по территории всей империи.
Их ничуть не волновало, совпадает ли их астрономия с библейским каноном, придерживаются ли их писцы классических принципов первых китайских мандаринов, и одобряют ли мусульманские имамы их скульптуру и живопись. Монголы обрели власть создать новые международные стандарты в области технологии, сельского хозяйства и научного знания, которое заменило им склонности или культурные предубеждения любой одиночной цивилизации, и таким образом, они нарушили монополию на мысль, которой веками обладали местные элиты.
Татаро-монголы не только создали новую систему ведения войны, но и сформировали ядро новой универсальной культуры и мировой системы. Эта новая глобальная культура продолжала расти и после упадка империи монголов. Она прошла длительное развитие в последующие века и легла в основу современной мировой системы, которая отмечена характерно монгольским интерном к свободной торговле, открытому обществу, общедоступным знаниям, светской политике, веротерпимости, международному праву и дипломатической неприкосновенности.
Хотя он и был порождением древнего племенного прошлого, Чингизхан сформировал современный мир торговли, коммуникации и больших светских государств больше, чем любой другой человек. Он был полностью современным человеком в своей мобилизованной и профессиональной войне и в своей верности ценностям всемирной торговли и верховенства светского права и международного законодательства.
То, что началось как война между кочевником и крестьянином, закончилось как объединение монгольской культуры. Его видение взрослело вместе с ним и обогащалось его многообразным опытом. 
Он трудился, не покладая рук, чтобы создать что-то новое и лучшее для своего народа. Армии монголов уничтожили уникальность цивилизаций вокруг себя, разрушая защитные стены, которые изолировали одну цивилизацию от другой и связывая все культуры воедино.
Великие деятели истории не умещаются в тесный книжный переплет… Их действия не столь регулярны и предсказуемы как прибытие иногородних поездов. Большие исторические события, особенно те, которые прорываются внезапно и яростно, долго не заканчиваются. Как колокол, который продолжает покачиваться, хотя уже давным-давно не звонит, Чингизхан уже давно умер, но дело его живет в нашем времени.
Рейтинг: 
Средняя: 3 (2 votes)

Комментарии

Опять плагиат. Любит этот автор сыпать чужими мыслми:))))

Очень хорошо, Нора!

Говоря о наследии Чингисхана, мы говорим о нашем духовном наследии, о возрождении нашего вольного, самобытного и неповторимого духа, который вновь, спустя тысячелетия, пытается материализоваться в сердцах и душах тех, кто ищет связь времен, пространства и народов.

Я уверен, что мы на правильном пути! Да помогут нам Духи наших великих предков!

The Rule of Law

Плагиат не плагиат, а читается легко и просто.

Вперед, Нора, потомица Чингиз хана!!!!!

Джо, что за дешовый пиар? Ты где откопал эту грандиозную картину? И что ты вообще делаешь на этом сайте?

Феномен Чингизхана мог бы стать одной из составляющей национальной идеи. Но есть такеи придурки вроде Шаханова, которые это отрицают, но вместе с тем они в авторитете в национальной среде...

А ведь ничем не освященное казакпайство - это тупик. Ну не под знаменем же коммунистов Кунаева или Назарбаева делать нацидею?!!!

Зачем просто перепечатывать Бушкова под именем Бекмаханова? Купите "Чингисхан и неизвестная Центральная Азия" (кстати в КЗ очень редкая книга) и прочтите. Там все умнее чем в этом опусе. И интереснее

Нора затрагивает тему очень "чувствительную". Объяснюсь.

В эпоху Чингисхана из Аппенин можно было добраться до Каракорума не рискуя быть ограбленным, превращенным в раба или, еще хуже того, убитым.

А при Назарбаеве выйдешь во двор, а тебе в упор застрелил платный убийца. Вот тебе и Чингисхан.

Так что, уважаемый автор, перестаньте будоражить умы. Нам и Назарбаеве хорошо... Я хочу сказать... почти...

Доброго дня.

Да не был он монголом. Он был тюрок из степного кочевого племени, а к нынешним монголам он не имеет никакого отношения, кроме того, что он родился на территории, которую позже заселили предки нынешних халха-монголов.

Полностью согласен, тот же Бушков, только в левой руке. ИМХО, у него гораздо интереснее

Ни одно из нынешних монгольских племен не участвовало в походах Чингисхана. Можете даже в википедии посмотреть. Подавляющее большинство из них казахские роды. А ведь это все не от балды взято. Есть первоисточники. как китайские так и персидские. Так что нынешние монголы имеют отношение к Чингисхану и его империи также как медведь похожий на балерину

имеет отношение к космосу

Eto ego site

Да ну?!!!

Убить врага: капитал, СМИ, власть вне потребительских бухгалтерии (акцепта), импортеров криминала, кризиса($,Е), финсектор стерилизации 6 млн рабмест, госпиратов интеллект-вкладов в нацрентабельность (Белослюдцева, Ботеева итд), законодателеи - горграбежа села, оплаты штатов, выходных, праздников антиконкурентоспособности, миллионеров без акции конечной продукции. М Ишаев ЖУЗсовет развития, безопасности тел 2252511, +77016711095 znanie_sila_kz@mail.ru Мироправительство Г Керей, 0%кредитование, безденежные электрон-банк-бух-расчеты, ТПРУобмен, караван-экономика +77054196946.