Ярослав РАЗУМОВ. Саммит ОБСЕ: после-Славо-Словие

Коллеги из одной авторитетной казахстанской газеты рассказали - в редакцию пришло электронное письмо из одного известного министерства, озаглавленное так: «цитаты по Саммиту ОБСЕ для использования в работе». В письме – подбор десятков высказываний политиков и журналистов, официальных и неофициальных, но неизменно благожелательных, по поводу недавнего саммита. Благожелательных, местами, до чрезмерной пафосности. Кое где, правда, авторы подборки постарались разбавить все это «живинкой», например:
«А журналистка из Бельгии Оливия Рутазиева в Астане впервые в своей жизни увидела снег и почувствовала первые пощипывания мороза. Но говорит, что здесь царит настолько дружелюбная атмосфера, что она по-настоящему чувствует себя в огромном медиа центре как у себя дома».
Насколько подходит такая цитата для статей о саммите в серьезных, аналитических, изданиях – адресатах рассылки? Вопрос открытый. Видимо, по мнению чиновников, вполне подходит. Как говорится, о вкусах не спорят.
Эта история напомнила две другие. Весной 1999 года, когда в Казахстане в один день курс национальной валюты обесценился на половину, что, естественно, стало главной темой всего информационного пространства, из тогдашнего Министерства культуры, информации и общественного согласия (МКИОС) редакции СМИ пришла рассылка под названием "Рекомендации для СМИ по освещению социально-экономической ситуации в условиях плавающего курса тенге". С «ценными указаниями» - как освещать это, грустное, событие. И не просто как, а какие слова использовать, а какие – нет. Например, очень не рекомендовалось писать что «курс тенге по отношению к доллару упал» или что ни будь подобное. Выглядело это все как сюжет в известном анекдоте про Вовочку, которому учительница в школе запретила называть известную часть тела ее известным именем под тем предлогом, что нет такого слова. А Вовочка удивился, мол, странно - …. Есть, а слова нет!
Тогда в министерской рассылке предлагались какие-то казуистическо-стилистические формулировки, которые, вероятно, по мнению министерских чиновников, должны были поддержать честь страны и тенге. Но та история попала в прессу, получила известность, в том числе, и с сатирическим оттенком. Очень хорошая статья на эту тему тогда вышла под заголовком «Курс тенге п..., с... и д...» («Панорама», №15, 1999, доступна на сайте газеты). Рекомендую. В статье про министерскую рассылку было сказано – «Этот документ настолько замечателен в своей непосредственной простоте, что хочется привести его дословно, без сокращений».
Прошло несколько лет, и прецедент повторился. В 2002 году в Алматы прошел саммит глав государств СВМДА. Проходил он в сложный политический момент (хотя, бывали ли другие в последние десятилетия?). Может быть, поэтому рассылка в редакции СМИ, озаглавленная на этот раз как «Тезисы – об итогах саммита», пришла без обратного адреса, поэтому об ее отправителе можно только догадываться (может, были учтены предыдущие ошибки?), по факсу. И, почему-то, с грамматическими ошибками, будто писали или иностранцы, или наши, но очень впопыхах. Главный тезис звучал так:
«Единодушное мнение участников, СМИ, аналитиков – в мире появился новый авторитетный форум, который уже может рассматриваться в качестве инструмента в решении международных проблем не только региона, но и в глобальном масштабе».
Или вот еще одно место оттуда, очень характерное:
«В связи с этим ссылка на японского обозревателя Эн-Эйч-Кей, заметившего в кулуарах, что «если СВМДА и в последующем будет столь же эффективно, то мы столкнемся с проблемой отсутствия проблем»».
Были в рассылке и другие перлы.
Насколько прав оказался японец сегодня спорить не приходится. Но вопрос не в эффективности той или иной организации или инициативы, а в том, как это потом трактуется у нас. И какими методами оказывается воздействие на информационное поле.
Последние, «саммитовские» ЦУ по освещению ОБСЕшного мероприятия, странно смотрятся даже на фоне той казахстанской традиции, о которой здесь идет речь. Во-первых, практически все издания имели своих корреспондентов на саммите, и те могли слышать «спущенные» сверху цитаты из первоисточника. Во-вторых, после открытой трансляции заключительного заседания саммита, с главами делегаций, потерявшими голос в ходе закрытой дискуссии, такой, чисто «конфетно-букетный» цитатник смотрится, мягко говоря, односторонне. Все понятно – установки, информполитика, но стоило бы хоть попытаться соблюсти если не объективность, то видимость ее. А то будет с этим саммитом как с тем, СВМДА – возьмут люди через несколько лет те СМИ, которые писали о нем, почитают, как это делалось, и скажут – погорячились, однако, тогдашние журналисты и чиновники по части позитивных прогнозов.
Я позвонил коллеге, автору статьи «Курс тенге п..., с... и д...», рассказал со смехом про письмо «Цитаты по саммиту», предложил совместно посмеяться. Но коллега ответила: «Что ж тут веселого, грустно, однако».
Рейтинг: 
Средняя: 3.2 (5 votes)

Комментарии

грустно. И вообще сама статья ни о чем.

Да не-е-е. Статья по делу. С доказтельствами... Но грустно. Согласен!

Писуля, а не статья...

а я не знал, что настолько тупо устроена у нас гос-пропаганда. Теперь буду знать.

у меня возникает только один вопрос - а зачем? Зачем государство пытается создать этот конфетно-букетный смазливый образ? Саммит должен был поднять серьезные проблемы в регионе и которые должны решатся в срочном порядке. А получается что саммит проводился для того чтобы показать, ах какой замечательный Казахстан. Опять одна показуха и нет реальных решений насущных региональных проблем... Поддерживаю автора - грустно это...