Канат Саудабаев: неюбилейное интервью

18 июля с.г. исполнилось 70 лет Канату Саудабаеву, известному дипломату и государственному деятелю Казахстана. Канат Бекмурзаевич всегда отличался особой скупостью на интервью. Если такое случалось, то исключительно по делу и по особо важным поводам. Хотя жизнь и деятельность этого неординарного человека полна ярких событий и свершений, неразрывно связанных с судьбой нашей страны. О некоторых из них он рассказал нашему корреспонденту.

Во главе Казахского цирка

- В феврале 1972 года ЦК Компартии Казахстана утвердил вас, 25-летнего, на должность первого директора Казахского государственного цирка, и с тех пор ваша карьера шла по восходящей. В чем секрет?

- Я как-то не задумывался над этим, просто работал там, где это было нужно стране. Справедливости ради, надо сказать, что директором Казгосцирка я был назначен Союз­госцирком Министерства культуры СССР, а ЦК КПК поддержал это назначение.

Для меня, тогда совсем еще молодого человека, это было огромным авансом, который я изо всех сил старался оправдать. Надо сказать, что цирк - это очень сложный многопрофильный организм, функционирование которого обеспечивают 350 человек инженерно-технического персонала и порядка 100-120 человек творческо-артистического состава.

Наверняка одних моих стараний было бы недостаточно, чтобы я состоялся как руководитель такого большого и сложного коллектива. С первых дней я ощущал поддержку и помощь со стороны Министерства культуры республики, руководства Алма-Аты и строителей уникального архитектурно-строительного сооружения, каковым являлось здание цирка. Годы работы в нем стали для меня очень важной школой как для управленца, так и для человека. Этот бесценный опыт помогал мне в дальнейшей работе.

6 мая 1972 года строящееся здание цирка должны были посетить руководители республики, и к этому дню стали форсировать завершение стройки и благоустройства территории. Здесь практически постоянно находились руководители города и начальник "ГлавАлма-АтаСтроя" Ораз Макаевич Бейсенов - замечательный человек и высококлассный строитель, который построил в Алма-Ате не один уникальный объект. Все волновались, но я волновался больше всех.

И вот 6 мая в 11 часов к цирку подъехала кавалькада машин, из которых вышли руководители Казахской ССР во главе с Д.А. Кунаевым, членом Политбюро ЦК КПСС, первым секретарем ЦК Казахстана. К сведению сегодняшних молодых казахстанцев: Политбюро ЦК КПСС в составе девяти членов было коллективным высшим руководством Советского Союза. Из представителей 15 союзных республик членами Политбюро были только первые секретари ЦК Компартий Украины и Казахстана.

Надо сказать, что Димаш Ахмедович был очень высокий, статный человек с открытым и светлым лицом, излучавшим тепло и доброжелательность. До сих пор помню безупречно сидевший на нем без единой морщинки темно-синий костюм, светло-голубую сорочку, с большим вкусом подобранный галстук и блестящие черные туфли без единой пылинки. И в день последней моей встречи с Димашем Ахмедовичем, этим великим и святым человеком, в июне 1993 года, несмотря на все невзгоды, он был так же величав и светел. Гостей встречала большая группа людей: руководители города и строители. Докладывать должен был О. Бейсенов, который поприветствовал первого секретаря ЦК КПК и представил меня как директора цирка. Димаш Ахмедович, приобняв меня, с улыбкой сказал: "Это хорошо, молодой строил, молодой будет эксплуатировать. Ну, директор, показывай нам свое хозяйство".

Меня сразу как-то отпустило, прошло волнение, и в течение полутора часов я показывал, давал пояснения, отвечал на вопросы Димаша Ахмедовича, который поощрял меня к тому, чтобы я рассказывал все больше и больше.

Осмотром он остался очень доволен, поблагодарил строителей и поздравил всех с новым очагом культуры. Уже прощаясь, стоя у машины, Димаш Ахмедович сказал замечательные слова: "Когда в семье рождается новый ребенок, он становится для всех предметом особой заботы. Так и цирк, это новое дитя нашей культуры, нуждается в нашей заботе". И, обратившись к председателю Совета министров Б.А.Ашимову, он спросил: "Как, Байкен Ашимович, поддержим молодого директора"? Начиная с этой знаменательной встречи, которая стала для меня поистине судьбоносной, я постоянно ощущал тепло и поддержку этого удивительного человека.

В Министерстве культуры

- В январе 1977 года вы в 30 лет стали заместителем министра культуры, отвечали за вопросы искусства. Именно в те годы в Казахстане появилась замечательная плеяда молодых артистов - победителей международных конкурсов, были созданы новые творческие коллективы, они выступали в Москве, в Ленинграде и за рубежом. По мнению многих, в этом своеобразном ренессансе казахского искусства была и немалая ваша заслуга…

- Благодарен за такую высокую оценку моего скромного труда, но считаю, что этому способствовал целый ряд объективных и субъективных факторов. Прежде всего, руководство республики стало уделять развитию национального искусства повышенное внимание. В августе 1976 года министром культуры впервые был назначен профессиональный деятель искусства и замечательный человек Жексембек Еркимбеков, который, собственно, и пригласил меня на должность своего заместителя. Для меня это было весьма неожиданное предложение, на которое я, осознавая огромную ответственность, не соглашался до января 1977-го. Сразу после наступления нового года меня по телефону соединили с Д.А.Кунаевым, который сказал буквально следующее: "Молодец, что осознаешь ответственность, но когда-то ее надо брать. Меня тоже в 30 лет назначили заместителем председателя Совнаркома. Поэтому надо приступать к работе, тем более что министр сам просит тебя. Будь ему не только заместителем, но и младшим братом".

И так в течение семи лет мы с Ж. Еркимбековым проработали душа в душу. Я очень дорожил его доверием и многому у него научился. Он определял стратегические задачи, нередко мы с ним спорили, но когда решение принималось, старались исполнить его неукоснительно.

Действительно, те годы нашей совместной работы стали весьма урожайными. Роза Рымбаева получила "Золотой Орфей" в Болгарии и "Золотой микрофон" в Турции. Победителями международных конкурсов стали скрипачки Айман Мусаходжаева и Гаухар Мурзабекова, пианистки Жанна Аубакирова и Гульжамиля Кадырбекова, уникальное трио сестер Накипбековых. В оперных и балетных спектаклях Большого театра СССР блистали Алибек Днишев, Рахима Жубатурова, ­Раушан Байсеитова и Рамазан Бапов. А в 1978 году на сцене Большого впервые состоялись полномасштабные гастроли Казахского театра оперы и балета им. Абая.

В Москве успешно прошли гастроли Казахского театра драмы им. Ауэзова, оркестра Курмангазы и оркестра "Отырар сазы" во главе с создателем коллектива, выдающимся композитором и дирижером Нургисой Тлендиевым. Состоялись успешные выступления артистов в Париже, Берлине, Токио и других столицах мира. В те же годы целая группа наших замечательных артистов была удостоена высокого звания народного артиста СССР и Госпремий СССР.

Безусловно, главная за­слуга в этом принадлежала нашим талантливым артистам, но, чтобы они могли сполна реализовать свой творческий потенциал, Министерство культуры республики создавало максимально благоприятные условия, несмотря на все сложности практического и идеологического характера.

Сегодня для развития казахского искусства наступил поистине золотой век. Глава государства не только поддерживает искусство, но знает и любит его, сам являясь настоящим художником и творцом. Благодаря его неустанным усилиям наша молодая столица уверенно становится не только политическим центром, но и духовной столицей страны. Подтверждением этому является одно из лучших в мире зданий театра "Астана-Опера", коллектив которого сегодня находится на творческом взлете. Сегодня немало казахских артистов являются звездами известных зарубежных творческих коллективов.

Подъем национального кино

- В декабре 1983 года вы были назначены председателем Госкино, став самым молодым членом правительства КазССР. Через несколько лет после вашего прихода в нашем кинематографе состоялся прорыв, названный новой казахской волной. Как это произошло?

- Первые попытки реанимировать казахский кинематограф предпринял еще Олжас Сулейменов, преемником которого на посту председателя Госкино я и стал. После семи лет в должности заместителя министра культуры у меня уже был некоторый опыт работы в сфере искусства, различные жанры которого подчиняются в общем-то одинаковым законам. Главной движущей силой искусства является творец, художник, а все остальное должно служить ему.

17 декабря 1983 года меня пригласили к Д.А. Кунаеву, который обстоятельно поговорил со мной о состоянии дел в культуре. Хотя я знал, что Димаш Ахмедович уделял ей пристальное внимание, посещал концерты и спектакли, был лично знаком с мастерами казахского искусства, тем не менее, я был поражен тем, насколько глубоко он знал как успехи, так и проблемы этой сферы. Положительно оценив состояние музыки и театра, он высказал искреннюю озабоченность и огорчение по поводу казахского кино.

Итогом встречи стало предложение назначить меня председателем Госкино КазССР. В то время министры в республике назначались только после утверждения в ЦК КПСС, и это несмотря на то, что Д.А. Кунаев входил в высшее руководство СССР, являясь одним из девяти членов союзного Политбюро. На следующее утро я был в ­Москве у руководителей орготдела и отдела культуры ЦК КПСС, а после этого состоялась встреча с председателем Госкино СССР Ф.Т. Ермашом. Этот замечательный человек немало сделал для развития советского кинематографа, однако в 1986 году, в период разгула демократии, на очередном съезде кинематографистов бессовестно и жестоко был ошельмован некоторыми неблагодарными деятелями кино.

Мне до сих пор памятны его слова: "С утра звонил Димаш Ахмедович и просил поддержать вас. Я ему пообещал оказать вам всяческую поддержку. Говорите, чем я могу помочь?". Я попросил у него возможности приехать для отдельной встречи, после того, как буду готов.

На следующий день вышел указ президиума Верховного Совета КазССР о моем назначении, и меня представили коллективу.

В течение первого месяца я каждый день по 10-12 часов отсматривал продукцию "Казахфильма", начиная с первой художественной картины "Джамбул", дебютных короткометражек и заканчивая последними новинками. Мне было важно увидеть и понять потенциал наших кинемато­графистов. Говоря другими словами, я искал, в меру моего понимания, подлинные таланты среди большого количества работников "Казахфильма". Я сам получил специальность театрального режиссера и был убежден в том, что режиссером способен стать только человек, который имеет что сказать этому миру, а режиссерское образование может только научить его ремеслу, как это сделать.

Из всего просмотренного только несколько лент, в основном короткометражек молодых режиссеров, тронули меня. Я удивился, почему же им не дают снимать полнометражные фильмы? Оказалось, что на студии из-за обилия режиссеров с дипломами образовалась очень длинная живая очередь на фильмы, которых выпускалось всего 4-5 в год. Таким образом, молодым талантам нужно было годами ждать возможности снять свою картину. Сломать эту порочную традицию и дать работу подлинным талантам, а не по очередности - вот что стало для меня самым сложным вызовом, поскольку серость всегда составляет большинство.

Другой вызов: подготовить во ВГИКе не отдельных специалистов (режиссеров, операторов, художников), а готовую съемочную группу, коллектив единомышленников. С такими мыслями я и поехал через месяц в Москву к Ф.Т. Ермашу. По первому вопросу Ермаш предостерег меня, сказав: "Все обиженные, а их будет немало, бросятся на тебя. Если ты готов к этому, я поддержу".

В решении этой проблемы сильно помог Нурсултан Абишевич Назарбаев, являвшийся в то время председателем Совета министров КазССР. Специальным постановле­нием­ правительства он выделил 150 тысяч рублей на дебютные работы молодых режиссеров. Таким образом, удалось избежать напряженности на киностудии. Нурсултан Абишевич также очень помог в создании одной из лучших работ "Казахфильма" - крупного постановочного фильма "Гибель Отрара", выделив сверх сметы 400 тысяч рублей.

Следующая моя просьба была такой: открыть во ­ВГИКе специальную мастерскую для студентов из Казахстана по режиссуре, сценарному мастерству и операторскому искусству, чтобы из выпускников можно было создать три-четыре съемочные группы. Ежегодная квота во ВГИКе для Казахстана составляла 3-4 человека, но Филипп Тимофеевич пообещал выделить 14 мест и помочь с руководителем этого экспериментального курса. Я тоже начал проводить консультации по кандидатуре такого человека и вышел на молодого, но уже известного талантливого кинорежиссера Сергея Соловьева.

Как сейчас помню, у нас состоялся долгий и откровенный разговор, в результате которого он согласился провести отбор студентов и возглавить казахскую мастерскую. Я должен был решить в Госкино СССР все вопросы, связанные с открытием курса во ВГИКе, и дать Соловьеву возможность снять полнометражную картину на "Казахфильме" с привлечением казахстанских студентов, чтобы они уже с первых дней учебы стали участниками реального производственно-творческого процесса создания фильма.

Все лето С. Соловьев просидел в Алма-Ате, читая огромное количество литературных опусов, просматривая кучу фотографий, микрометражек, рисунков, архитектурных проектов и проводя беседы с многочисленными претендентами. В итоге из нескольких сотен он отобрал 20 человек, из которых 14 стали его студентами. Они образовали впоследствии новую казахскую волну в кинематографе, и их первой работой стал фильм "Чужая, белая и рябой" их мастера, выдающегося режиссера Сергея Соловьева.

Первый посол Казахстана

- Как произошло, что вы, режиссер, 23 года проработавший в сфере культуры, стали первым послом независимого Казахстана?

- Это было абсолютно ­неожиданное и весьма сложное для меня решение президента еще Казахской ССР Н.А. Назарбаева. После неудавшегося путча 22 августа 1991 года Нурсултан Абишевич сказал мне, что теперь с Москвой у нас будут другие отношения. КПСС не будет, да и Советского Союза, скорее всего, не будет. "В это непростое время мне нужен доверенный представитель в Москве, который будет оперативно информировать о развитии ситуации в Центре и обеспечивать при необходимости прямую связь с М. Горбачевым, Б. Ельциным и другими персонами, в том числе послами иностранных государств". Президент учредил новую должность полномочного представителя КазССР в СССР, который стал фактически первым послом Казахстана.

16 сентября в Кремле Н.А.Назарбаев представил меня в новом качестве М.С. Горбачеву, который на это с горечью сказал, что это второй полпред в истории страны после Подвойского.

Работая до 22 мая 1992 года в Москве, я стал свидетелем многих драматических событий, силы и слабости, мужества и предательства многих власть предержащих, развала великой страны. И в этой отчаянной ситуации ­Н.А.Назарбаев показал себя действительно лидером от Бога. Он поднялся над текущими интересами и сделал все возможное, чтобы энергия распада огромной страны не привела к гражданской войне, обеспечил мирный развод республик.

Именно благодаря высокому авторитету и стратегическому видению нашего президента 21 декабря 1991 года в Алма-Ате впервые без оглядки на Москву собрались руководители союзных республик. Здесь по инициативе и под лидерством Н.Назарбаева была принята историческая Алматинская декларация, фактически и при этом мирно упразднившая СССР и положившая начало созданию СНГ. Как справедливо подчеркнул в этой связи известный американский политик, советник президента США по национальной безопасности в 1988-1992 годах, трехзвездный генерал Б. Скоукрофт, "истории еще предстоит по достоинству оценить выдающуюся роль президента Назарбаева в мирном исходе советской катастрофы".

- Насколько, по-вашему, справедлива критика в адрес Н.А. Назарбаева за то, что он до последнего держался за Советский Союз?

- Действительно, такое мнение имело место быть. Но оно не отражает сути и, я бы сказал, первопричин позиции и действий Н.А. Назарбаева в той критической ситуации. Нурсултан Абишевич до последнего бился не за сохранение Союза, а за сохранение экономических, гуманитарных связей между республиками, составлявшими единый производственно-экономический комплекс СССР, моментальное разрушение которого могло бы похоронить и так дышащую на ладан экономику и привести к обнищанию миллионов ни в чем не повинных людей на бескрайних просторах огромной страны. И все годы после распада СССР Нурсултан Абишевич был привержен идее экономической интеграции постсоветских республик.

Однако его коллеги - руководители новых независимых государств, к сожалению, не смогли увидеть и понять стратегическую глубину и социально-экономическую целесообразность интеграционных инициатив президента Казахстана. И только почти через четверть века они стали приходить к пониманию необходимости экономического объединения на благо своих стран, и сегодня ЕАЭС, детище Н. Назарбаева, - тому подтверждение.

- Вы, наверное, как никто другой должны были ощущать первое восприятие обретения независимости Казахстана зарубежными государствами, поскольку они тогда были представлены своими послами только в Москве. Как это происходило?

- Надо сказать, что буквально с первых дней работы полпредом я по поручению Н.Назарбаева стал налаживать контакты с послами зарубежных стран. В полпредстве был создан международный отдел. Его возглавил советник МИД СССР, замечательный человек и талантливый дипломат Касым-Жомарт Токаев, который впоследствии многие годы возглавлял МИД и правительство Казахстана, был заместителем Генерального секретаря ООН, а сегодня является спикером сената парламента РК.

Мы начали со встреч с послами ядерных держав, которые испытывали особую тревогу по поводу огромного ядерного потенциала, находившегося на территории Казахстана. Эти страны не хотели расползания советского ядерного оружия по национальным квартирам, о чем ясно давали нам понять. А когда Казахстан 16 декабря объявил о своей независимости, начался настоящий парад признания нашего суверенитета. В числе первых, кто объявил о признании независимого Казахстана, были Турция и США, с президентами которых Тургутом Озалом и Джорджем Бушем-старшим у Нурсултана Назарбаева уже были установлены личные отношения.

В один из приездов Н. Назарбаева в Москву мы организовали первый официальный прием в известном Доме приемов МИД СССР. На нем присутствовали практически все послы, аккредитованные в Москве, и представители российской политической элиты. В своем кратком, но весьма содержательном выступлении наш президент изложил основные принципы строительства независимым Казахстаном своих отношений с другими странами: мирные, равноправные и взаимовыгодные.

Именно эти принципы по сей день остаются надежным фундаментом успешной внешней политики нашего государства, которое за 25 лет из никому не известного осколка бывшей Советской империи превратилось в авторитетную и уважаемую в мире региональную державу.

Страна и ее лидер

- Вы более 15 лет проработали послом Казахстана в ключевых столицах мира - Москве, Анкаре, Лондоне и Вашингтоне, дважды за годы независимости находились во главе внешнеполитического ведомства страны. Поэтому, наверное, не понаслышке знаете, каких усилий стоило достичь такого признания, доверия и уважения в мире к Казахстану…

- После распада СССР Казахстан считался наиболее проблемной страной. Мировые эксперты склонялись к довольно пессимистичным прогнозам относительно самого существования Казахстана как суверенного государства, и для этого было немало объективных причин.

В то время ряд бывших советских республик уже сотрясали межэтнические конфликты, в результате которых проливалась кровь. Соответственно, и многонациональный Казахстан в этом плане был весьма уязвим. Кроме того, на общественном самочувствии в прямом и в переносном смыслах сказывались тяжелейшие последствия двух экологических катастроф, вызванных обмелением Аральского моря и ядерными испытаниями на Семипалатинском полигоне.

Экономика страны, столкнувшись с невиданными трудностями, стояла у самого края пропасти. Промышленное производство сократилось вдвое, сельскохозяйственное - на треть. Останавливались предприятия, катастрофически росло число безработных. Вдобавок ко всему Казахстан справедливо называли сырьевым придатком центра, так как 93% экономики республики были союзного подчинения и только 7% удовлетворяли собственные потребности.

Согласитесь, на таком весьма взрывоопасном фоне каждый шаг президента должен был быть выверен с особой тщательностью. И вопреки бытовавшим прогнозам, что страну разорвет на части, Нурсултан Абишевич и наш народ доказали всему миру обратное. Прежде всего, были обеспечены мир и согласие, единство и взаимопонимание в нашем многонациональном доме.

Благодаря редкому стратегическому видению, удивительной интуиции, дипломатическому таланту и невероятной работоспособности Н. Назарбаев сумел не только удержать ситуацию под контролем, но и вывести страну на траекторию медленного, но уверенного социально-экономического развития, обеспечив для этого максимально благоприятные внешние условия, прежде всего, доверие международного сообщества.

И здесь я хотел бы особо подчеркнуть, что внеш­няя политика - это исключительная прерогатива главы государства, инструментом ее реализации является МИД, а полевыми игроками - послы, назначаемые президентом.

В качестве посла и министра с первых дней ­независимости я был участником многих переговоров Н.Назарбаева с руководителями иностранных государств и правительств, главами крупнейших транснациональных корпораций. И с первых встреч президент еще ­неизвестной страны вызывал у собеседников уважение и доверие своим непоказным достоинством, глубиной знания предмета переговоров, надежно­стью и редким человеческим обаянием.

Именно Н. Назарбаев не только как глава государства, но и прежде всего как человек стал "первым брендом Казахстана", которому мир поверил, и с каждым годом он укреплял это доверие и к себе, и к нашей стране.

На протяжении этих 25 лет ему пришлось поработать с четырьмя поколениями глав ключевых государств мира, и со всеми ими у него складывались достойные, равноправные и доверительные, а зачастую дружеские отношения, которые не прерывались и после ухода этих руководителей со своих постов. Среди них ныне покойные Б. Ельцин, С. Демирель, здравствующие Цзян Цзэминь, Дж. Буш-старший, Б.Клинтон, М.Мохаммад и другие. Сегодня наш президент - признанный патриарх мировой политики, однако, по словам лидеров нового поколения, он остается удивительно молодым и современным. Именно поэтому у него сложились добрые партнерские отношения с В. Путиным, Си Цзиньпинем и Б. Обамой - лидерами новой формации.

Результатом такой многолетней последовательной созидательной деятельности президента по социально-экономическому развитию страны, укреплению авторитета Казахстана на международной арене, обеспечению региональной и глобальной безопасности, актом личного доверия и уважения к Н. Назарбаеву стало единогласное решение 56 государств-участников ОБСЕ о председательстве Казахстана в этой авторитетной международной организации.

Его важность для страны объективно и емко определил сам елбасы, заявив следующее: "Это историческое решение представляет собой справедливую оценку достижений независимого Казахстана. Сегодня Казахстан превратился в активного участника глобальной безопасности, источник мира, согласия и стабильности. Известный своей справедливостью казахский народ первым среди стран Азии и постсоветского пространства принимает у себя саммит такой авторитетной организации. Никогда Казахстан не добивался такого признания".

Благодаря впечатляющей энергетике, глубочайшей эрудиции, непоколебимой политической воле и дипломатическому мастерству Н.А. Назарбаева Казахстан впервые за 11 лет блестяще провел саммит ОБСЕ и обеспечил согласование и принятие всеми 56 государствами исторической Астанин­ской Декларации. Это был действительно звездный час Казахстана, заслуженный личный триумф Н.А.Назарбаева, яркая демонстрация миру величия казахского народа, единства и сплоченности казахстанцев.

Среди таких звездных высот, подлинно исторических достижений нашего президента перед собственным народом и миром находятся также закрытие Семипалатинского ядерного полигона и отказ от ядерного арсенала, создание СВМДА, впервые в многовековой истории казахского народа урегулирование международно-правового статуса государственных границ Республики Казахстан и, конечно, строительство новой столицы независимого государства.

Ну и самое важное - все эти годы обеспечиваются мир и согласие, единство и взаимопонимание в нашем многонациональном доме. Как и главное право казахстанцев - право на достойную жизнь. Как заявил президент: "Казахстану жизненно важно найти оптимальный баланс между экономическими успехами и обеспечением общественных благ. Именно в этом я вижу ключевую задачу".

Еще одним впечатляющим свидетельством объективного признания Н. Назарбаева лидером подлинно мирового масштаба, его высочайшего международного авторитета является эффективная деятельность нашего президента по урегулированию кыргызского кризиса в 2010 году, ситуации вокруг иранской ядерной программы и особенно недавнего российско-турецкого конфликта. Кому еще в сегодняшнем раздираемом недоверием, противоречиями и конфликтами мире по плечу такая многотрудная гуманная миссия?

Наконец, в этом ряду особняком стоит недавняя впечатляющая и поистине историческая победа прежде всего президента и всей казахстанской дипломатии - избрание нашей страны непостоянным членом Совета безопасности ООН на 2017-2018 годы.

Слово о президенте

- Вас называют человеком, который на протяжении многих лет близок к Н. Назарбаеву, и даже более того - его другом, соратником. Не могли бы вы рассказать об этом?

- Действительно, я многие годы являюсь человеком, близким к Нурсултану Абишевичу, - как и миллионы казахстанцев, вот уже четверть века выбирающие его своим Президентом, доверяющие ему свою судьбу и судьбу страны. Думаю, называть кого-либо другом - это исключительное право самого президента. К слову "соратник" я отношусь весьма ответственно.

Думаю, что подлинные соратники были у Ленина (они брали с ним Зимний), у Фиделя Кастро - это те, кто брал с ним Монкаду. А у Нурсултана Абишевича все, кто с ним работал и продолжает работать - это его назначенцы, его воспитанники, призванные им на конкретный срок решать конкретные задачи. В этой связи совершенно был прав и честен Карим Масимов, заявивший при его назначении премьер-министром, что "он был, есть и будет помощником президента".

Впервые о Назарбаеве я услышал от Д. А. Кунаева в конце 1973 года. До сих пор помню те слова: "В Темиртау есть молодой парторг с огоньком в ­глазах, и имя у него под стать - Нурсултан". В декабре 1979 года Нурсултан Абишевич стал секретарем ЦК КПК по промышленности, самым молодым партийным лидером такого уровня во всем Советском Союзе. Надо сказать, что он с первых дней своего появления в Алма-Ате на фоне общепринятых, хотя и неписаных норм поведения столичной бюрократии ярко выделялся удивительной внутренней свободой, общительностью, раскованностью и искренним интересом к искусству, литературе, в отличие от многих своих коллег, которые практически не выходили за рамки своих служебных полномочий. Конечно, эти качества молодого секретаря ЦК особенно импонировали творческой интеллигенции, которая всегда считает себя обделенной вниманием власть предержащих, и она ­искренне потянулась к Нурсултану Абишевичу.

Пожалуй, Назарбаев был единственным из высшего руководства республики, который постоянно посещал концерты, спектакли, более того, мастерские художников, общался с артистами и писателями. Для представителей творческой интеллигенции было приятной неожиданностью, что Нурсултан Абишевич наизусть знал стихи Абая и современных казахских поэтов, замечательно пел и играл на домбре. Пожалуй, он лучше всех партийных и правительственных руководителей КазССР владел родным языком, что для меня до сих пор остается загадкой.

Да, Назарбаев окончил казахскую школу, но с 1958-го до 1979-го он был практически вне родного языка. И в Темиртау, и в Караганде, а затем и в Алма-Ате официальным рабочим языком общения был русский. Редкие одиночные выступления на казахском языке на республиканских форумах воспринимались тогда как специально подготовленные номера.

Думаю, может быть, именно эта неизбывная боль за годы унижения родного языка подвигла впоследствии Нурсултана Абишевичак к тому, чтобы так мощно его поддержать. Естественно, не в ущерб "великому и могучему", которым он тоже владеет в совершенстве.

Буквально за год пребывания в Алма-Ате новый секретарь ЦК своей компетентностью, глубоким знанием предмета, огромной работоспо­соб­ностью,­ принципиальностью, феноменальной памятью, умением разговаривать с людьми и редким обаянием завоевал авторитет и уважение не только среди работников промышленности, транспорта и связи, которые он курировал, но и у творческой и научной интеллигенции Казахстана. Поэтому Д.А. Кунаев нередко давал ему поручения, входившие в сферу ответственности секретаря ЦК КПК по идеологии.

Так, организацию и проведение в Москве отчетного концерта фольклорного оркестра "Отрар Сазы" под руководством Н. Тлендиева на предмет присвоения ему звания народного артиста СССР курировал Нурсултан Абишевич, который блестяще провел меро­приятие, и Н. Тлендиев заслуженно был удостоен почетного звания.

Когда в Казахстан приехал президент АН СССР, "отец" советской атомной бомбы, выдающийся ученый, трижды Герой Со­циа­листического Труда А.Александров, его встречал Нурсултан Абишевич, хотя это тоже было сферой ответственности секретаря ЦК по идеологии. Так же он принимал главного редактора "Правды", газеты №1 в СССР, академика Афанасьева. Эти факты убедительно свидетельствуют о том, что уже в то время интеллектуальный и организаторский потенциал Н. Назарбаева значительно превышал его функ­циональные обязанности секретаря ЦК КПК по промышленности.

Я до сих пор помню первое выступление Нурсултана Абишевича в качестве председателя Совета министров КазССР на расширенном заседании правительства. Молодой, ладно скроенный, с мощной энергетикой, он предстал перед элитой республики как сильный и уверенный руководитель, досконально знающий состояние дел в Казахстане, ясно видящий цели и знающий пути их достижения.

Уже тогда Назарбаев убедительно продемонстрировал те качества, которые сделали его впоследствии лидером подлинно мирового масштаба. Как метко сказал после того заседания правительства один из старейших министров, "пришел настоящий хозяин, с ним не забалуешь". И, слава богу, Н.Назарбаев вот уже более 30 лет своим беззаветным служением Казахстану сполна оправдывает эти, как оказалось, пророческие слова.

На злобу дня

- Какие, на ваш взгляд, вызовы стоят сегодня перед Казахстаном, особенно в свете последних событий, таких, как протесты в связи с земельным вопросом и теракт в Актобе?

- Известно, что Казахстан является органичной и неотъемлемой частью мирового сообщества. Поэтому он, естественно, не застрахован от процессов, происходящих на планете. К сожалению, мир наш не становится безопаснее и лучше. Затяжной экономический кризис серьезно сказывается на благосо­стоянии граждан, казалось бы, даже в самых благополучных странах. Продолжаются локальные войны, уносящие десятки тысяч жизней и заставляющие бежать от смерти миллионы людей, меняя гуманитарный ландшафт многих стран.

Эти проблемы усугубляются вспышками национализма, религиозной нетерпимости и экстремизма, блоковыми и страновыми противоречиями государств. Вот такой мы имеем сегодня мрачный внешний фон.

Однако в Казахстане в результате многолетней последовательной экономической политики главы государства, несмотря на известные трудности, практически не сокращаются социальные программы, т.е. не ухудшается благосостояние наших граждан. И это главное, о чем постоянно говорит президент.

Касательно земельного вопроса. Небольшая часть казахстанцев, как свободные граждане свободной страны, выразила свое несогласие, и власть ее услышала. Более того, президент наложил мораторий на введение закона, однозначно заявив, что стране не нужны законы, не отвечающие интересам народа. Именно в этом кредо и квинтэссенция деятельности Назарбаева все эти годы - "Делать все с народом и для народа".

Кроме того, эти события показали уровень демократии в Казахстане, продемонстрировали, что власть слушает и слышит народ. И это дорогого стоит. Важно, чтобы такой диалог между обществом и государством по наиболее судьбоносным вопросам был постоянным.

Трагические события, произошедшие в Актобе, еще раз показали, насколько опасен идеологический вакуум в обществе. После коллапса СССР и крушения коммунистической идеологии, к сожалению, ни в одной из бывших союзных республик не нашлось адекватной ей замены. Вместе с золотым тельцом, фетишем рыночной экономики к нам пришли разного рода религиозные течения. Для нас, казахов, кочевников и тенгрианцев, ислам был больше интимным семейным делом.

У нас не было глубоких религиозных традиций и институтов, которые имело многие века христианство в России, находящееся сегодня в тандеме с российской властью. И вот после десятилетий запрета на религию в советское время маятник качнулся в другую сторону - вчерашние парторги стали муллами, стихийно стали появляться мечети, которыми увековечивали имена своих предков новые казахские нувориши, вместо того, чтобы построить в родном селе школу или больницу. За эти годы появились тысячи мечетей, но в них не было достойных пастырей, несущих людям свет подлинного ислама. Да и невозможно на голом месте сразу вырастить зеленый английский газон.

Муллы, получившие образование за рубежом, естественно, привержены догмам и идеалам своих наставников, мысли и цели которых нам неизвестны. И этот локальный рецидив в Актобе, который был своевременно погашен, должен стать поводом для тщательного изучения состояния и перспектив развития религиозной ситуации в стране, выработки и реализации серьезной информационно-просветительской программы, принятия адекватных мер по пресечению противоправной, антисекулярной религиозной деятельности и проповедей. И это должно стать важнейшим приоритетом не только в центре, но прежде всего на местах, где и сконцентрированы служители культа. Причем это должно стать длительной, повседневной и важной работой акимов всех уровней, а не очередной кампанией.

Существует острая ­необходимость в восстановлении Агентства по делам религии. Только так мы сможем ликвидировать первопричины таких актов, а не заниматься ­устранением их последствий. При всем при этом я хочу особо подчеркнуть, что случившиеся события еще раз продемонстрировали силу и прочность нашего государства, единство лидера и нации. Именно в этом залог дальнейшего поступательного развития нашей страны, которая сегодня готовится достойно встретить 25-летие своей независимости.

Для истории это лишь миг, но для Казахстана по степени кардинальности и глубины преобразований они стали равны эпохе, справедливо называемой эпохой Ренессанса многострадального казахского народа, вновь обретшего свою государственность. И это стало возможным, прежде всего, благодаря тому, что на стыке тысячелетий, в момент тектонических перемен в мире, 1 декабря 1991 года казахстанцы доверили свою судьбу и судьбу страны Нурсултану Назарбаеву, единодушно избрав его первым президентом Казахстана. И все эти 25 лет Нурсултан Назарбаев, уважительно названный самими казахстанцами елбасы, сполна оправдывает доверие и надежды своего народа, без потрясений и колебаний, уверенно и последовательно ведет родной Казахстан по пути мира и прогресса.

И разве может быть большая привилегия, чем возможность, которой одарил меня Нурсултан Назарбаев - стать участником и свидетелем самых важных и судьбоносных событий в новейшей истории Казахстана, в меру моих сил и возможностей быть все эти годы полезным родной стране. Этим жил, живу и буду жить!

- Канат Бекмурзаевич, спасибо вам за интересное и содержательное интервью, но, по-моему, это лишь вершина айсберга. Мне кажется, вам обязательно надо написать книгу, которая будет интересна не только нам, но и потомкам. Вы не думали об этом?

- Теперь буду думать. Спасибо вам и успехов!

http://camonitor.kz/24364-kanat-saudabaev-neyubileynoe-intervyu.html

Рейтинг: 
Средняя: 2 (1 vote)

Комментарии

Сыркач!

Опала заканчивается????

Ловкий управленец, заматеревший. Но проколовшийся: ))))