Казахстанские СМИ - вечная провинциальность и дефицит «провиденциализма»

…В Алматы завершил работу медиафорум: «Информационный образ Большой Евразии: роль медиа в формировании будущего Евразийского пространства». Организаторами мероприятия выступили Политологический центр «Север-Юг», ЦАИ «Евразийский мониторинг», ИАЦ МГУ и экспертный клуб «Урал-Евразия». На полях Форума политический обозреватель ИАЦ Никита Власов встретился с одним из родоначальников казахстанской интернет-журналистки Джанибеком Сулеевым.

- Как вы оцениваете актуальные процессы развития казахстанских медиа? Что принципиально нового мы наблюдаем за последние 2-3 года?

- Казахстанские медиа не являются собственно первородными во всех смыслах, верно? Т.е. вплоть до конца 19 века наши предки не имели текстовую новость, информацию в сколь-нибудь массовом распространении. Т.е. мира СМИ, периодической печати как инструмента общественного, политического, пропагандистского и прочего влияния попросту не существовало... именно у автохтонов этого региона, кочевавших казахов и киргизов. По сути дела, СМИ, как целая отрасль, стали заметной частью общественных отношений только после того, как казахи перешли к оседлому образу жизни, прекратив свое традиционное бытование и вместе со всеми остальными составляющими СССР народами стали поголовно грамотными. Родились, точнее пришли в казахское, а в целом в казахстанское общество, вместе с ростом и развитием городов, такие профессии как журналист, типографский рабочий (печатник и т.п.) Следовательно оригинальными процессы развития казахстанских медиа назвать нельзя и все, что, допустим происходит в России, так или иначе происходит у нас, в тех или иных вариациях. Идет практическое умирание бумажной прессы и исчезающие (и исчезнувшие СМИ) явно перевешивают те СМИ, которые, допустим, создались недавно или создаются прямо сейчас. Другими словами, наблюдается застой и полное отсутствие роста. Переструктуризация, изменение самого медийного ландшафта у нас в Казахстане произошло более бледно и менее продуктивно чем в России. И тут дело не только в разнице самих масштабов – допустим, в Москве бы, убери оттуда в одночасье всё население, вместился бы весь 18-миллионный Казахстан – дело еще в очевидной нехватке, если не сказать отсутствии того, что мы называем креативом...

- А в чем это по-вашему выражается?

- Можно было бы все это назвать одним общим термином... ну типа «провинциальность», «вторичность» и прочее... Однако это не было бы всей правдой. Теперь, когда современные коммуникации, Интернет добрались до Афганистана - тут не может быть одного всеобъемлющего объяснения... Понимаете? Тут много и объективных причин, и субъективных обстоятельств. Например, у нас вроде тоже, ну как минимум не стало меньше людей, занимающихся журналистикой, в мире СМИ появились чисто виртуальные издания, новые специалисты (например, SMS-шники), без которых никуда... Однако сказать, что у нас есть некие СМИ работающие на узкоспециализированную аудиторию, какие-то мощные проекты проявившие себя в так называемых, нишевых сегментах при всем желании не получится. Впрочем, у нас тут не наблюдалось бурного роста даже в былые, более или менее сытые времена, а сейчас тем более. Разве что сравнительно недавно появился телеканал курируемой общественной организацией бизнес-сообщества (Тимур Кулибаев) «Атамекен», но я бы не назвал его явлением. Зато был фактически уничтожен великолепный медийный проект, называвшийся «Радиоточкой» в формате интернет-портала, в котором был заложена платформа интернет-радио (+ видео). Еще год-два и о нем забудут даже люди работавшие на нем. Одним словом, оригинальные проекты в Казахстане случаются, но, как правило крайне редко выживают. Таким феноменами являются, например, интернет-издания вроде Zonakz.net (прежнее название Navigator) и Nomad.su. Но последнее «лица необщим выражением», имевшее определенные перспективы была идея и воплощенный проект интернет-портала «Радиоточка». Но «отец идеи» уехал...кстати, к вам, в Москву и потом проект после целого ряда роковых обстоятельств почил в бозе…

Но одна из самых базовых причин неуспеха всего комплекса СМИ в целом лежит на поверхности. Я бы даже подчеркнул: на самом видном месте. Дело в том, что у нас слабая элита. В каком смысле? Почти во всех, в том числе и в той части, которая касается такого... скажем так, сервиса, как СМИ. Нельзя сказать, что состоятельная часть общества НЕ занимается СМИ, во многом те, кто ещё держится на плаву (я говорю сугубо о частных СМИ), держатся только за счет инвестиций, о происхождении которых не принято трубить. Причем об окупаемости СМИ, там, в принципе, и речи не ведется. Такие проекты, работающие и приносящие хоть какую-то прибыль, можно, наверное, пересчитать на пальцах одной руки. Причем это финансирование зачастую идет не от сердца дающего, потому что дающего (спонсирующего) порой просто обязывают это делать. От кого или откуда может поступать такая «просьба» лишний раз расшифровывать наверное не стоит, остается только догадываться ))). Но какой-то зримой эманации, желания создать в отечестве родном из ряда вон выходящее в медийном смысле, исходящих именно из разных уровней казахстанского олимпа практически уже не просматривается уже много лет... В этом плане Москва по прежнему «свет в окошке»: когда надо послать серьезный месседж – можно дать большое интервью, скажем, «КоммерсантуЪ». Заплатив, разумеется за это, кругленькую сумму... Медиастуктуры не являются у нас даже близко стоящими к понятию «четвертая власть». Безусловно, это инструмент, колющий, режущий, но не более того. Почему так сложилось – опять же вопрос к элите, ну а там как бы расклады таковы, что не способствуют вызреванию такого ценной субстанции как креатив.

- Вы хотите сказать что «слабость» казахстанских СМИ связана со слабостью элиты, по существу – самого общества?.. Я правильно понял? А вот когда вы говорите о прессе, вы больше о какой говорите: которая на казахском языке или на русском?

- Хороший вопрос!.. В смысле нелегкий. Есть такая некая специфическая разность. Казахская пресса и казахстанская (читай – русскоязычная) – это, как принято считать, два мира.... едва ли не два образа жизни. И эта сентенция по-прежнему актуальна. Долго разглагольствовать на эту тему не будем, она сама по себе заслуживает отдельного длительного разговора и аналитики. Укажу только одну причину, почему это так... Кстати, о ней, в принципе, я косвенно уже упомянул в самом начале разговора... Казахи представляют собой осколки древних племен кочевой цивилизации - если можно так запросто выразиться. Но как Нация, а следовательно и как Государство, мы еще очень молоды... И как некоторые утверждают, а я разделяю эту точку зрения, мы еще недобрали определенных параметров, которые бы позволили бы твердо сказать: есть такая Нация, она состоялась... Пока что - да, мы молодая Нация, у которой например, урбанизированная часть существенно уступает той, что живет в сельской местности, и, которая обладает или перегружена т.н. аграрным мышлением. Причем, как гласит статистика, городское население у нас как бы уже превысило сельское, но если говорить отдельно о казахах, то мы еще не стали... условно говоря, Нацией городской, урбанизированной и пр. Я не знаю это минус или нет, но дела обстоят именно таким образом, а следовательно и они явно влияют, так или иначе, на многие вещи и процессы. И это очень заметно на функционировании СМИ... Трагического, наверное, в этом ничего нет, главное, процесс идет... но, как говорится, есть нюансы.

Когда наступила эра «рыночной экономики», пресса оставшаяся от совковой эпохи быстро сошла на нет. Появившиеся частные издания, сначала «Кооперативные новости», потом их перебил прославленный «Караван», а потом «Время» куда потянулись и те перья, которые служили собкорами больших союзных газет, из совкового официоза и т.д. Т.е. русскоязычные быстро соориентировались и ...пошла писать губерния: появились чисто коммерческие издания, желтые издания, первые деловые... Казахи же, точнее казахскоязычная журналистика, основательно застряла на старте, а потом и вовсе упала, как впрочем и большинство общества, на самое экономическое дно. Правда, немного погодя к ней у власти проснулся свой интерес, когда юное государство на фоне подорожания барреля завязало жирок и тут же придумало т.н. госзаказ для государственных СМИ и стало подкармливать прессу в принципе. Думаю если бы не было такой политики, то казахскоязычные СМИ, несмотря на распространение казахского языка, увеличение казахскоязычного населения существовала бы в весьма ограниченном варианте. Нет, конечно, господдержку получают и русскоязычные СМИ, но в приоритетах конечно та, что коммутирует на государственном языке. Что касается частных СМИ на русском языке, то у них были и есть проблемы, но за некоторыми из них стоит поддержка, которая местами выше чем тендер от государства.

Ну а вот теперь я отвечу собственно на поставленный вопрос: прежде всего, несмотря на отток русскоязычных и другие процессы, когда мы говорим о прессе, разумеется, я имею в виду и первым делом русскоязычную часть казахстанских медиа. Потому что эта часть, по-прежнему, выступает в качестве камертона состояния дел во всем медийном пространстве Казахстана. К тому же за этим сегментом маячит большая российская журналистика. Недаром ноги всех ток-шоу, заполонивших казахскоязычное ТВ, растут из российских аналогов (т.е. копия по прежнему идет с русского, даже не с оригинала).

* * *

- На многих дискуссионных площадках по-прежнему обсуждается вопрос о равенстве между блогерами и журналистами. Ваша оценка этой темы.

- Очень обширная тема. Но думаю все упирается в возникновение гаджетов, помогающих коммутации, точнее, упрощающей ее до невиданных ранее возможностей, а также в возникновение новых медиа, прежде всего в Интернете, бурное развитие социальной сетей и, в свою очередь, вылупление из ее недр блогосферы. Это похоже на то, как было изобретена атомное оружие и начался процесс его распространения. Сначала им чуть было не стала обладать фашистская Германия. Но не успела и ее разработками воспользовалась Америка, и тут же СССР стибрил заготовку у Штатов… Какое-то время они были единственными обладателями, но в гонку включились демографические гиганты планеты Китай и Индия, маленький, но удаленький Израиль, древний Иран. А теперь карманную «грязную» бомбу с размером с обыкновенный кейс или клач, который может уничтожить пол-Нью-Йорка или пол-Токио, может соорудить даже не Северная Корея, а какой-нибудь транснациональный криминальный синдикат… Информация перестала быть прерогативой только СМИ или официальных структур – теперь оснащенный всеми видами передающей техники, камерами, осведомителями круглосуточный новостной канал СNN может проиграть в эксклюзивности случайному прохожему, который на Айфон снимет неожиданный сюжет и станет информационным королем дня. Конечно, блогерство, это несколько иной формат, здесь не обязательно должна быть сногсшибающая новость. Тут упор идет на контент. А контент он и в Африке контент. Если контент интересен, чем-то ценен, потребитель, пусть он даже является профессиональным журналистом, не будет вникать, кто его сотворил, верно же? Другой разговор, что таких заметных откровений крайне мало, как, впрочем, и в журналистском цеху. Заметных текстов лично для меня откровенно не хватает, поэтому невольно их начинаешь искать за пределами казахских блогосферы и медиа. В этом смысле страшно завидую людям, понимающим любой из европейских языков и прежде всего – английский.

Есть еще одна заметная вещь, касаемо блогеров: речь идет об ответственности. Как только столкнулся въяве с этим феноменом, сразу отметил для себя, что с этой категорией у большинства блогеров «проблем нет». Они за предоставленную информацию, за ее интерпретацию несут ответственности в разы меньше того, что несет на своих плечах традиционный журналист. Тем более, какой-то нежелательный или ошибочный (допустим, отсутствие фактчекинга) материал, или, как они называют «пост» можно быстро снести. А потом иди и доказывай им что-то со скриншотом на руках. Вместе с тем, я против таких формулировок, что в лице блогеров в текстовое, информационное, медийное пространство вламываются «непрофессионалы». НО, с другой стороны гран истины в этом утверждении есть. Если говорить о Казахстане, то у нас по-гамбургскому счету, давно и практически везде правят бал именно что «непрофессионалы» своего дела. Более того, ведь у нас появились блогеры, которые на самом то деле являлись довольно профессиональными и известными журналистами, газетчиками, т.е. «солью профессии» (газетные журналисты всегда традиционно свысока относились к коллегам с ТВ). Однако став записными блогерами, они во многом превратились в каких-то оголтелых пропагандистов (ну и иногда и критиков!) тех или иных властных персон, тех или иных министерств, корпораций, ведомств и просто политических установок, заказов. Причем делают это очень просто, незамысловато и грубо говоря, делают это очень топорно! И когда с одной стороны идет грубоватость, мягко говоря, стиля от оппозиции, допустим, от того же Аблязова и тут же идет ну в точь-точь такая же ответная волна …да еще подчеркнуто «блогерская» (сиречь «независимая») становится смешно, а местами – грустно… Почему? Я уже пожилой почти человек, член еще Союза Журналистов исчезнувшего СССР и нахожусь можно сказать почти вне профессии. Но слава Аллаху, остатки критического мышления я сохранил, и мой скептицизм дает мне реальную картинку состояния дел. Вот, допустим, мне грустно не от этих досужих разговоров и вердиктов о том, что традиционной журналистике нет места, ей общество не доверяет… Пусть будет так, хотя можно и поспорить. Вопрос в другом – а что, казахстанские блогеры, эти интернет-коммивояжеры рекламирующие черт те что и защищающие невесть кого, они что, сотворили революцию с общественным мнением, или принесли существенную пользу обществу, так сказать, подняв на ранее невиданную высоту ту же пресловутую «свободу слова»? Да нет конечно же… Классический случай, когда хотят виртуально поменять шило на мыло. И потом Интернет принес и общую беду: человек находится под всё умножающимся объемом подчас ненужной, фейковой и агрессивной по своей природе информации. Это своеобразный и беспощадный пресс, иногда банально изматывающий человеческую психику. Такова плата за инновации в сфере коммуникации…

- Какой способ получения информации наиболее значим для казахстанской аудитории – ТВ-контент или интернет.

- Учитывая, что половина титульной нации по-прежнему проживает вне больших городов, в сельской местности, то ТВ-контент еще долго будет в приоритете. Даже если представить себе чудесную ситуацию, что в самый дальний аул завтра придет широкополосный Интернет (а этого еще долго ждать…), что сельские молодежь будет вся оснащена лучшим образцами гаджетов ведущих корпораций, телевизор просто так не сдаст своих позиций. Телесериал, переведенный или изначально сделанный на казахском языке, ток-шоу, детские передачи и мультфильмы (все таки их удобнее смотреть на «большом экране» и коллективно – а на селе еще живут коллективом-родом-кланом-семьей…), новости, причем самые что ни на есть паркетные, в кадре которых Назарбаев встречает, провожает какого-то иностранца, что то там где-то говорит-вещает, такой же паркет про областное начальство и пр. будет привлекать внимание сельского населения! Ну еще как минимум лет 10. На самом деле это огромный срок для современного, быстро меняющегося мира. Дальше заглядывать не буду. А для остального населения, которое сосредоточено в городах будет править свой бал, до победного конца, уже только Интернет.

- Ваш прогноз в отношении казахстанских печатных СМИ какая судьба ждёт эти издания в ближайшие 4-5 лет?

- На дворе бушует цифровая революция. Этот банальная констатация факта открывает небанальные возможности для высших форм журналистики. А любая журналистика, блогерство и даже т.н. ТВ-журналистика начинается с текста. Воистину – сначала было Слово. Уже не обязательно его наносить на какой-то, простите за очередную тафтологию, носитель. Оно должно быть в голове. Оно должно быть проартикулированно машине, роботу-компьютеру. И после чего начнется воплощение некой идеи, проекта и т.п. Но это должна быть стоящая мысль, стоящий проект. Судьба казахстанской печати в том. что будет в головах у журналистов нового поколения, у руководителей государства нового поколения… Если это будет труха, то повторится старая история – провинциализм, вторичность и сумеречный путь в борозде проложенной той же самой российской журналистикой и медийной индустрией. Только копия всегда уступает оригиналу… Учитывая, что за эти годы ярких вспышек было мало, а их периодичность становилась все реже и реже, то ожидаю… ничего позитивного.

Источник: https://ia-centr.ru/experts/dzhanibek-suleev/d-suleev-sudba-kazakhstanskoy-pechati-v-tom-chto-budet-v-golovakh-u-zhurnalistov-novogo-pokoleniya-u/

© ИАЦ МГУ

Рейтинг: 
Средняя: 4 (7 votes)