Негина ИСМАИЛОВА. Доверие – ключевое понятие президентского срока Токаева?.. Но с кем-то его не будет никогда

В Казахстане начался совершенно новый этап современной истории – уверен эксперт Александр Чулков (гражданин РФ, находящийся в РК). Мы поговорили о том, почему Касым-Жомарт Токаев обречен перевернуть страницу казахстанской книги бытия – и новый президент, судя по всему, осознает эту свою задачу.

– Вот вы говорите – новый этап истории. Однако, если судить по назначениям, точнее – переназначениям, пока ничего особо не поменялось.

– Да, в этом смысле ожидания многих сменились разочарованием, что не шибко помогает власти сбить уже устоявшийся протестный настрой. Тем не менее, я в этом усматриваю умение нового главы государства играть в «кадровые шахматы». Токаев не стал бездумно следовать ожиданиям общественности того или иного населенного пункта или региона. Начнем с того, что новый президент пришел, вопреки сложившейся в правящем слое традиции, без своей команды. И вынужден играть тем, что есть. Казалось бы, чего проще – взять и отстранить действующих первых руководителей местных исполнительных органов, заменив их на их же первых заместителей (схема, использованная в Мангистау и министерстве образования и науки)? Но кто они, эти первые заместители? Не ухудшится ли ситуация после такой рокировки? В этом случае Токаев решил не рисковать, а выждать.

Отдельно хотелось бы обратить внимание на разделение Агентства по делам госслужбы и противодействию коррупции. Вновь госслужба – а это назначения, этика, конкурсы и т.п. – оказалась отделена от силовой структуры – Нацбюро по противодействию коррупции. АДГСПК под руководством Алика Шпекбаева гораздо убедительнее было именно в деле расследования чиновничьих преступлений. Госслужба – это была сопутствующая деятельность. Теперь Алику Шпекбаеву и его команде дадут возможность сосредоточиться на поиске условных крыс, пасущихся на бюджете. И на месте оставшихся в креслах первых руководителей местных исполнительных органов чиновников я бы не пировал. Возможно, остались они как будущие жертвенные коровы, которых надо будет забить в угоду недовольным.

– Ну а, скажем, ожидаемая отставка мажилиса и назначение досрочных парламентских выборов? Этого активно ждали от совместного заседания палат парламента, но президент там даже не появился. Переиграли на ходу или вообще не было в планах отставки парламента?

Ожидания громких политических событий нагнетаются преимущественно из одного источника – Мухтара Аблязова и его секты. На деле же вряд ли о парламентских выборах мы услышим где-то, кроме как на собраниях Национального совета общественного доверия, который хочет собрать Касым-Жомарт Токаев. Те же Аблязов и компания старательно всех убеждают, что Нацсовет будет собран для отвода глаз, чтобы сбить протестный накал. И тут же записывают в «проекты Акорды» любого, кто высказывается за диалог, а не майдан.

Но я считаю, более того, уверен в этом, что Нацсовет – пусть и внеконституционный орган – может стать инструментом реального общественного договора. Выпускать протестный пар лучше на выборах – полагаю, Токаев это понимает лучше многих. А значит, к возможности выставить свою кандидатуру на парламентских или президентских выборах должно иметь подавляющее большинство желающих.

- Но именно массовости протеста власть и боится…

- Она боится массовых уличных выступлений, хаоса и беспорядков - но этого должна бояться любая нормальная власть, которой потом все последствия и разгребать. Причем собстьвенно существующей власти и придется, не дай Бог, что называется, разгребать! Ибо иной власти и какой-то другой валсти пока не видно и ее попросту нет! А массовости протестных кандидатов на выборах боятся не надо – ведь чем их будет больше, тем меньше каждый из них наберет голосов. Провластный электорат – монолитный, если не изобретать себе «помощников», спойлеров, распыляя тем самым собственный электорат. А протестная часть общества серьезно раздроблена, что показали прошедшие выборы. Амиржан Косанов подвергался критике с нескольких сторон и предсказуемо стал политическим трупом в день голосования.  Хотя есть мнения, например, Джанибека Сулеева, что Амиржан Косанов нисколько не потеряется в грядущих политических играх.

- Ведь рано или поздно протестующие смогут объединиться.

- Понимаете …когда это произойдет, появится оппозиция, на которую будет не страшно оставить страну. Появится как бы новый актор который должен будет взять на себя большую ответственность за государство. Но есть один жирный нюанс: как показывает тридцатилетняя суверенная история Казахстана (да и других стран родом из СССР) и буквально последние, я бы сказал, текущие события ждать какого-то зримого, реального объединения каких-то основных оппозиционных течений и сил – не стоит.  Значит, так или иначе реформы либо их отсутствие  – все это по прежнему в руках именно действующей власти. Но ей надо торопится с креативом и настройкой новых приемлемых для всего общества балансами.  В свою очередь. Она. валсть. должна ловить импульсы, грубо говоря, снизу.  Например, днями, Токаев даже подал руку зародившемуся теми же днями  молодежному движению #МенОяндым. Самый настоящий жест доброй воли. Но кому?!. Власть вибрирует, до нее доходят импульсы протеста. Но протест протесту – рознь. Понимаете? Не думаю, что именно этому движению стоило подавать руку. Не из-за того, что они вредны, изначальны деструктивны или что то в этом роде…

- А в чем же тогда дело? 

- Я никого не осуждаю.   Я могу лишь высказать свое предположение, опираясь на пример России, а Казахстан очень схож в кое-каких вещах с Россией. Хотелось бы подчеркнуть такой аспект- понимаете, все зло не только во власти. Наши, российские креаклы достаточно протестны и их немало именно в москвах и питерах. Но если предположить, что они допустим встанут во главе страны, заменят собой существующий, тот же кабинет министров и пр. – это же будет подлинная, а не мнимая катастрофа. Вся трагедия в том, что действующий управленческий класс возможно ужасен, но эти то ничем не лучше, а скорее хуже. Понимаете?   И опираясь на какие-то аналогии, я скажу – они пустышки. Как раздражители может они и сильны, но как демиурги они ноль. Это легко выяснить,  если их вытащить на какую дискуссию с теми же политологами, экономистами, да даже с журналистами. Причем отнюдь не провалстными,а  теми, кто резонно возмутился такой постановкой проблемы: они видитили проснулись, а остальные спят без задних ног...  И сделать сутью дискуссии разбор того, что же они предлагают, и как предлагаемое ими может реализоваться или не реализоваться и чем оно может закончится (несколько вариантов развития ситуации).

- Вы и отказывает в том, что у  них есть некий план что ли?..

- Совершенно верно. Поэтому попомните мои рассуждения: они никогда не пойдут на такого рода контакты, они под любым предлгом будут их избегать, выдвигая при этом крайне невыполнимые условия. Ну что-то вроде - а вот дайте нам  абсолютную свободу слова! Совершенно не удивлюсь, что это будет такая боевая секта, лидеры которой будут до посинения сочинять (получать инструкции?) и совершать акции. Протестовать против власти, да что против власти -  против всех кто не с ними. Поэтому им на самом деле не нужен стол переговоров, диалог или что то подобное. Их политический модус-вивенди заключаестя в тотальном отрицании окружающей их действительности, а это постоянная ловля хайпа, за счет чего им обеспечена медийная известность.  Схема проста и не удивлюсь если ею они уже серьезно проникнуты. Это тоже политтехнолгия голимая. При этом никаких чужаков, запомните, рядом с ними не будет.

- А кто по вашему является чужаками для них?

- Думаю, например, что те ребята, в массе своей,  которые ночью шли по улицам южной столицы, ну когда вызволяли из здания ДВД  акына Заитова. Этот контингент точно не их. Этой части молодежи (а там была сплошь молодежь, и юнцы, и более зрелые…) никогда не будет в  #МенОяндым. Да они и сами туда не пойдут, а те в свою очередь не будут звать их.  Возможно это просто разные «бизнес-проекты». А еще "проснувшиеся» так или иначе намекают на то, что они вообще не собираются как то взаимодействовать, грубо говоря, со старшим поколением (читай властью в том числе…). Вам это ничего не напоминает?

- Например?

- Знаете, я в прошлых года для интереса по изучал вопрос с религиозными экстремистами. Я слабовидящий, поэтому это исследование заняло у меня пару месяцев. И я выяснил следующую примечательную вещь: как оказалось, исламские  неофиты затаскивая в свою паству молодежь, просто зомбируют их, намекая что только они вышли на истинный путь, а все остальные, включая их родителей (считай предков?) и прочих, кто не разделяет с ними их ваххабитских воззрений не должны являться членами их джамаата…  Вот   #МенОяндым - это что то вроде обратной стороны сектантской Луны – одни религиозные фанатики, другие светские, но такие же фанатики и у них тоже есть нетерпимость. А что такое нетерпимость, что такое сектантство? - а это значит, что они недоговороспособны в принципе, со всем отсюда вытекающим.  

- Все равно, пока подвижек к послаблению даже в выборных делах, где окончательный результат подконтролен власти, не заметно.

- Вы просто не видите, куда смотреть. Касым-Жомарт Токаев все сказал во время своей инаугурации, обсуждая которую, все опять отвлеклись на забавные детали и потенциальные мемы. Ключевым, я считаю, в президентском сроке Токаева будет слово «доверие». Его задача – восстановить доверие общества к власти, а в более широком смысле – восстановить или заключить новый общественный договор. Для этого создается Национальный совет общественного доверия.

Итак, какие, по мнению Токаева, действия его как президента помогут восстановить это доверие? Он перечислил десять задач. Это повышение доходов населения, искоренение коррупции (возвращаясь к Алику Шпекбаеву и его деятельности). Реформирование судебной и правоохранительной системы – запрос назрел еще год назад, после убийства Дениса Тена.  И в этом пункте Токаев лишний раз отмечает доверие, которое должны восстановить в глазах общества правоохранительные органы.

Открытие новых рабочих мест и обеспечение достойных зарплат, решение жилищных вопросов – доступность жилья для разных категорий граждан. Справедливая социальная политика. Новый курс развития регионов по формуле «Сильные регионы – сильный Казахстан». Столица, иными словами, станет оттягивать на себя, любимую, меньше ресурсов. Тема, о которой давно и безрезультатно говорят россияне, живущие за МКАДом (я как гражданин РФ вам это говорю…).

Духовное возрождение будет продолжено, казахстанская власть не упускает этот проект из виду. Внешняя политика останется адекватно многовекторной. Наконец, отдельное внимание будет уделено молодежной политике, формированию молодежного кадрового резерва.

Восстановление доверия – это главный шаг к новой странице истории Казахстана. По сути, на этой территории властям не столько доверяли, сколько боялись – но время управления при помощи страха давным-давно прошло. Пришла пора договариваться. Договариваться на равных.

К слову, обратите внимание, как Токаев ведет прием посетителей. Он не остается сидеть во главе стола, а усаживается напротив собеседника, лицом к лицу. Мелкая деталь, свидетельствующая о новом стиле государственного управления.

- Спасибо за ответы!

Рейтинг: 
Средняя: 4 (4 votes)