...Кто работал «вбелую» – они могут претендовать на какие-то компенсации и льготы

Своим видением относительно текущей ситуации, об уникальном опыте взаимодействия власти и бизнеса в условиях карантина, о деланной сущности хипстеров рассуждает Марат Шибутов.

– Марат Максумович, насколько реальны и эффективны меры, предложенные малому и среднему бизнесу для поддержки в данной непростой ситуации?
– На мой взгляд, мы сейчас не имеем точных прогнозов и моделей расчетов по влиянию коронавируса на экономику, поэтому и не можем точно сказать, какие меры подей­ствуют. Правительство тут действует как охотник-промысловик – расставляет кучу капканов, какой-то из них сработает. Но ясно пока, что как минимум промышленность не упадет, как и сельское хозяйство, а это в нашей ситуации главное. Но вот другим секторам, прежде всего услуг, будет очень плохо – возможно, на восстановление уйдет много времени. Хотя этот сектор гибкий, там не надо больших вложений, так что смогут перестроиться и достаточно быстро выйти из кризиса.
– Какой опыт взаимодействия МСБ и власти во время эпидемии мы сможем использовать в будущем, когда она сойдет на нет?
– Я думаю, надо чтобы и дальше в будущем бизнес был на оперативной связи с госорганами. Потому что так или иначе прямо сейчас рождается новый опыт взаимодействия между бизнесом и бюрократией. И это уже сейчас можно назвать крайне ценным опытом, которого доселе просто не было.
А еще, на мой взгляд, сейчас МСБ надо бы очень хорошо посмотреть на эффективность своих отраслевых ассоциаций – как они защищали их интересы, как помогали, как оперативно решали вопросы, какая у руководителей ассоциаций квалификация и политический вес. Возможно, придется их поменять.
– Вот вы не раз говорили, что мы быстро забываем некие неординарные события и преподнесенные ими уроки. Существуют мнение, что якобы некоторые виды малого бизнеса, сервисы попросту отомрут в ближайшем будущем.
– К сожалению, можно смело констатировать, что у нас слабо учатся на ошибках и повторяют их постоянно. Может, потому, что никто ошибки не анализирует? Не говоря уже о том, что не пишутся про это книги, не проводят по следам кризисов, неверных решений более или менее фундаментальные исследования? Поэтому и дискуссии нет. Хотя у нас есть люди, разбирающиеся в предмете, в экономике.
Если же говорить о бизнес-направлениях… Ну совсем-то отдельные виды не умрут, но явно их объемы и количество компаний сократятся. Туристические агентства, рестораны, развлекательные центры, ночные клубы, бары, авиакомпании пострадают очень сильно.
– Жизнь, а прежде всего привычная экономика, после пандемии станет несколько иной. Так вот в той новой «посткоронавирусной» реальности уменьшится или, наоборот, увеличится серая, темная и даже криминальная часть экономики Казахстана?
– Я скажу, что экономика станет более консервативной, более осторожной, меньше будет брать кредитов, больше будет уделять внимание эффективности, подготовке работников, персонала. Как говорили, «будет ходить опасно»…
Самое интересное, что сейчас получат больший выигрыш те, кто работал «вбелую» – они могут претендовать на какие-то компенсации и льготы. Так что, я думаю, на первых порах даже уменьшится теневая экономика у нас. Другой разговор, как бы потом удержать такую вероятную тенденцию.
– Пандемия изменяет наш привычный мир, но все имеет начало и конец. Глобализация продолжит свою победную поступь или все-таки возникнут какие-то препоны, которые как минимум притормозят процесс?
– Я думаю, сейчас в первую очередь пострадает мировой туризм и очень сильно разовьется внутренний туризм. Сейчас все поняли, что турист – это не только кошелек на ножках, но и потенциальная опасность пандемии. Все были рады китайским туристам в Милане, пока они там закупались в бутиках, но сейчас потери Италии из-за занесенного коронавируса настолько велики, что туризм их не оправдывает. Так что лучше развивать местный.
Я думаю, существенно поменяются визовые режимы – мир станет более закрытым. Ну и будет возврат производств в страны – особенно тех, которые можно считать стратегическими. Резервы, необходимые на случай войны или эпидемии, разумные государства будут стараться наращивать. А кто это дело запустил, не обращал должного внимания, возьмутся за выправление ситуации. Допустим, как пить дать в отдельных странах будет перестройка системы здравоохранения – больше станет государственных клиник, нарастят количество койко-мест и врачей.
Такая новая опасность прекратит все разговоры о корпоративном мире – всем же стало ясно, что корпорации в случае опасности никого спасти не могут, а вот государство может. Переоценка ценности государств произойдет – только родное государство может тебя вывезти, вылечить и дать продуктовый набор, чтобы ты, грубо говоря, не умер от истощения.
– В социальных сетях вы жестко злословите над хипстерским образом жизни и субкультурой, где сибаритство занимает главное место. Что это, тупиковый путь, ведущий к какой-то никому не нужной иррациональности? И чем, на ваш взгляд, отличаются хипстеры и та же «золотая молодежь»?
– Дело в том, что весь их образ жизни – это не их желания, а продукт работы маркетологов, которые хотят продать больше одежды, айфонов, общепита, перелетов на авиалайнерах, гостиниц и так далее. Это делается, чтобы выманить больше денег, а не потому, что это нужно или полезно. Пора от такого отказываться.
Хипстеры от той же «золотой молодежи» отличаются уровнем благосостояния – как правило, у них нет своей недвижимости, компаний или других источников дохода, кроме работы. Фактически это как литературная Эллочка-Людоедка, пытающаяся соревноваться с Вандербильдихой, – желание подражать есть, а возможности нет.

Подготовил Джанибек СУЛЕЕВ

«Вечерний Алматы»

Рейтинг: 
Средняя: 4 (3 votes)