ТОЛК

потолкуем обо всем, может из этой полемики, диалогов, конференций и круглых столов и …выйдет толк.

О «демократии недоверия» или вспомним Виктора Цоя...

...В ушедшем году стало совершенно очевидно, что РК тоже подвержен основному мировому тренду: «д е м о к р а  т и и   н е д о в е р и я». Это когда любой очередной ход власти имеет быть рассмотрен в плоскости неприятия всем обществом как уступка институциональной процедуре: да, закон о повышении пенсий принят, но весь ли ресурс задействован… В смысле, «нам дали прибавку, но всю ли?». Притом, что институционально все проведено и проголосовано вроде правильно, а радости никакой нет. К тому же многие сомневаются, особенно самозанятые – а что их вообще ждет в старости?   Поэтому можно смело констатировать, что наше общество кажется все-таки добрело (не домчалось – это точно...) таки к такому этапу своей эволюции, которое можно охарактеризовал словами из бессмертной песни Виктора Цоя эпохи Гласности и Перестройки – «перемен требуют наши сердца»…  Вот это и есть самый главный тренд года уходящего. А он будет все актуальнее и актуальнее, следовательно, всё остальное уже есть (и будет!) суть производное из этого…  

"Депутат может выйти из шахтерской среды, но шахтерская душа никогда не выйдет из депутата!"

Все спрашивают: "Маке, о чем ты думал?". Тиникеев раскрыл подробности скандального видео


 

Юлия МАЙСКАЯ. Адиль Каукенов: "ЭКСПО – это шаг вперед к новым стандартам"

Часто нашу выставку в Астане сравнивают с выставкой в Шанхае 2010 года. Шанхайская выставка была очень успешной как с финансовой стороны, так и со стороны странового и прочего пиара. Я обратил внимание, какое влияние ЭКСПО оказало на Шанхай. В нем порядка 30 млн населения, город очень большой. ЭКСПО оказало не только на него влияние, но и на весь Китай. Один из самых главных элементов - это инфраструктура. В первую очередь подвели под международный стандарт такси. До этого в Шанхае были популярными старые «Фольксваген Сантана» конца 70-х – начала 80-х годов выпуска. Очень надежный автомобиль, но с точки зрения пассажира некомфортабельный. Например, из-за того, что газовое оборудование таксисты размещали в багажнике, приходилось чемодан везти на коленях, если больше одного пассажира в одном авто едет. Перед ЭКСПО заменили автопарк служб такси на 70 процентов. Даже сейчас я, бывая там, прошу прислать мне такси по ЭКСПО-стандарту, а не по внутреннему. Да и сами стандарты того, как обслуживают, как павильоны обустроены, оказались высоки. Так самим китайцам понравилось, что по всей стране теперь проводятся многочисленные выставки с вариациями ЭКСПО в названиях. Китайцы, когда выбирали город для проведения выставки, не стали выбирать Пекин. Исходили из того, сколько людей ее должны посетить, чтобы это было финансово и экономически выгодно. Выбрали Шанхай, потому что туда можно было легко добраться всеми возможными путями, там отличная транспортная инфраструктура, очень много офисов иностранных фирм. Второй позитивный эффект ЭКСПО – это то, с чего началась в Китае так называемая «туалетная революция». Это была серьезная национальная программа. В начале двухтысячных была тяжелая ситуация с туалетами, особенно для туристов. Их либо не было, либо они были платными и грязными. В частности, в связи с ЭКСПО, чтобы устранить эти вещи, потому что туристы жаловались, стартовала программа, когда в каждом квартале построили бесплатные туалеты. Началось это в Шанхае и распространилось на весь Китай. Это дало толчок для бизнеса, потому что некоторые рестораны, например, перестали тратиться на создание туалетов. Ведь напротив есть общественные бесплатные. Так мы видим мультипликативный эффект в самых неожиданных сферах. И вот наша выставка при всей критике, при минусах по затраченным деньгам и прочему, тем не менее - это шаг вперед к какому-то новому стандарту. Хорошо прозябать в своем болоте. Наш вот этот пиетет перед иностранцами в целом не так уж и плох. Нам перед собой и друг перед другом не стыдно. Но для туристов-иностранцев давайте сделаем, а сами потом будем пользоваться. В Китае именно этим путем и пошли. Для туристов сделали, а потом поняли, что самим от этого хорошо. Еще один момент - это отработка различных нюансов. Например, ситуация с журналистом Джеймсом Палмером, реакция на его статью была чрезмерной, странной. Но все равно это показатель. И я надеюсь, что большинство сделало правильные выводы, поняли, как правильно реагировать, каким должен быть кризисный PR-менеджмент. От чего на того же Палмера была такая реакция? У нас же не привыкли, что приезжают журналисты и пишут, как им хочется. И не знают, как PR-менеджмент должен на это реагировать. Самый простой способ – запретим, закроем, заблокируем. В Китае было понимание, что основной турист будет внутренним. В Казахстане это осознание пришло позже. В самом начале назывались цифры 5 млн иностранных гостей, потом 3 млн, потом 2 млн. На данный момент пришло понимание, что основной посетитель выставки – это казахстанец. Иностранцы – это не будут французы, американцы, перуанцы. Это будут представители ближнего нашего зарубежья, в частности, россияне. Так как работа с Китаем была проведена недостаточно, китайцев будет не так много. И на самом деле город не был готов даже к вот этому. Видели фотографии перед рестораном «Турандот»? Огромная очередь китайцев, они не могут попасть в китайский ресторан. На одной из наших встреч мы обсуждали туризм. Вот выставка ЭКСПО – это опыт, который за другие деньги не купить. Еще один кейс, который показывает, что наш турист – это внутренний, а также из ближнего зарубежья. Я согласен с тем, что если бы ЭКСПО проходила в Алматы, то с финансовой и других точек зрения она могла быть более успешной, потому что вы видели, как прошла Универсиада. Население в Алматы большое, платежеспособное, оно скучает по ивентам. Важно понимать, что Алматы остается и является экономическим центром страны. И надо проводить больше мероприятий там, где деньги страны сосредоточены.

Марат ШИБУТОВ: «У российской аудитории складывается «клиповое» восприятие Казахстана»

- Существует определенный коммуникационный разрыв между тем, что реально происходит в нашей республике и тем, что думают об этом в России. Фактически казахстанские СМИ в России не особенно читаются и анализируются, а подразделения российских медиа в Казахстане работают в основном на казахстанскую аудиторию. Поэтому, как мне кажется, у российской аудитории складывается весьма фрагментарное, «клиповое» восприятие ситуации в нашей стране, - констатировал эксперт.

Женис БАЙХОЖА. О геноциде, угрозе дипломатического скандала и казахской интеллигенции…

Вообще, в последнее время наши аксакалы – ученые, писатели, деятели искусств – дают все больше поводов для того, чтобы народ окончательно в них разочаровался.

Иногда так и хочется призвать таких представителей «зиялы қауым»: либо меньше говорите, либо, прежде чем что-то сказать, подумайте над тем, «как слово ваше отзовется»

<...> казахская интеллигенция окончательно теряет авторитет в глазах казахского же народа, а особенно молодого его поколения, и все чаще становится объектом насмешек...

Страницы