Бахытжамал БЕКТУРГАНОВА, президент АСиП. А кто сегодня не берет?

Средний размер взятки в стране 80 тысяч тенге. Самые коррумпированные – полицейские
За последний год в среднем почти двум третям казахстанцев приходилось попадать в коррупционную ситуацию, когда оперативность и эффективность решения важных для них вопросов находились в прямой зависимости от дачи взятки должностным лицам. Лидерами среди тех, кто чаще дает взятки, являются предприниматели и сотрудники общественных организаций (около трех четвертей из них попадали в коррупционную ситуацию), аутсайдером – пенсионеры (менее половины в составе этой категории оказывались в аналогичной ситуации).
В среднем практически каждый пятый взрослый (19,4%) регулярно испытывал коррупционное давление при решении важного для него вопроса. Каждый второй (42%) сталкивался с этим периодически. В совокупности они составляют группу коррупционного риска (61,4%). Все случаи попадания в коррупционную ситуацию происходили между мартом нынешнего и мартом прошлого года.
Лидером регионального списка в целом по показателю риска коррупции является Жамбылская область, где 78,2% населения в течение последнего года подвергалось коррупционному давлению с разной степенью силы. По регулярности коррупционного давления пальму первенства держит Южно-Казахстанская область, где 33% населения за последний год "постоянно" и "часто" попадало в коррупционную ситуацию.

В первую тройку регионов с наиболее высокими показателями риска коррупции (более 70%) входят Жамбылская, Западно-Казахстанская и Карагандинская области. К регионам с высоким коррупционным риском относятся также Астана, Кызылординская, Мангистауская, Южно-Казахстанская области и г. Алматы (здесь показатели коррупционного риска варьируют, соответственно, от 64,5% до 68,4%).
Как показывают результаты опроса, чем больше размер подушевого дохода семьи, тем чаще ее представители попадают в коррупционную ситуацию. В числе наиболее активных взяткодателей – предприниматели, сотрудники общественных организаций и военнослужащие. Предприниматели и те, кто имеет подушевой доход от 50000 тенге и выше, чаще всего прибегали к взяткам для приобретения и оформления земельных участков и урегулирования проблем с автоинспекцией. Сотрудники общественных организаций платили коррупционный взнос вузам. Военнослужащие – для получения должности и продвижения по службе. В разрезе регионов среди взяткодателей наиболее активно представлены жители Западно-, Южно-Казахстанской, Жамбылской, Кызылординской, Атырауской областей и Алматы.

В коррупции виновны как берущие, так и дающие. Коррупция возможна, как правило, в качестве средства решения своих проблем. Такова, по сути, позиция почти половины взяткодателей. Причем в каждом десятом случае активной стороной выступают сами граждане. В Мангистауской, Алматинской и Костанайской областях чаще, чем в других регионах, в роли инициаторов коррупционной сделки выступали респонденты (каждый шестой).
Лидерами рынка коррупционных услуг являются автоинспекции (каждый пятый случай), здравоохранение (каждый шестой случай), вузы (каждый шестой-седьмой случай). В шести из 16-ти регионов – Астане, Павлодарской, Западно-Казахстанской, Акмолинской, Актюбинской и Северо-Казахстанской областях – автоинспекции имеют рекордно высокий уровень по удельному весу респондентов, попадавших в коррупционную ситуацию: от каждого четвертого опрошенного в Астане и Павлодарской области до практически каждого второго опрошенного в СКО.
За последний год практически каждому второму казахстанцу приходилось давать взятку. Обошлись без взятки в среднем каждый восьмой – девятый опрошенные. Очевидно, граждане готовы отказаться от коррупционных практик везде, где есть альтернативные способы решения проблем.
Одной из особенностей коррупционной практики является так называемая предоплата коррупционных услуг. Как показывает опрос, среди взяткодателей такая практика встречается в 2,5 раза чаще, чем оплата по факту выполненных услуг, то есть по конечному результату. В каждом седьмом случае имеет место двойной коррупционный сбор: до и после выполнения услуги. Практика предоплаты коррупционных услуг является преобладающей в Кызылординской области. В Западно-Казахстанской, Костанайской и Мангистауской областях с указанной практикой активно "соседствует" практика оплаты коррупционных услуг по факту их выполнения. Двойной коррупционный сбор активно практикуется главным образом в Алматы, Акмолинской, Жамбылской и Павлодарской областях.


 
Среди взяткодателей в среднем 69,1% указали, что им заранее была известна стоимость услуги. Наиболее высокий уровень априорной осведомленности взяткодателей о цене коррупционных услуг зафиксирован в Акмолинской (82,7%), Костанайской (77,3%), Кызылординской (77,2%), Павлодарской (73,4%) и Южно-Казахстанской (74,7%) областях.
Судя по результатам опроса, в стране не осталось ни одной структуры, не пораженной коррупцией, включая религиозные учреждения. Лидерами списка по индексу коррумпированности являются таможня, УВД, ГУВД, финполиция, налоговые инспекции.

По сравнению с данными февральского опроса в марте существенно поменялась картина оценок уровня коррумпированности рассмотренных выше структур, и в первую очередь это касается властных институтов, которые из группы высокой коррумпированности переместились в группу ниже средней коррумпированности. Это можно объяснить, по меньшей мере, двумя обстоятельствами. Во-первых, в марте в состав выборки было включено сельское население, для которого характерна заниженная критическая функция оценки. Во-вторых, дополнился сам список структур, что, вполне вероятно, вызвало переключение внимания респондентов на те структуры, с которыми они чаще сталкиваются в повседневной жизни.
Если исходить из результатов опроса, средний размер взятки превышает среднюю зарплату бюджетника и составляет около 79990 тенге. В целом же рынок бытовой коррупции характеризуется недорогими услугами. Так, для более половины респондентов услуги коррупционеров обошлись примерно в 100 долларов. Причем людям проще заплатить эти деньги, чем иметь проблемы с ГАИ, выстаивать очередь в ЦОНах, собесах и т.д.
Лидерами самых высоких размеров взяток являются наиболее доходные категории населения – предприниматели и сотрудники частных компаний. Очевидно, что на рынке коррупционных услуг соблюдается принцип социальной справедливости – "от каждого по возможностям", что обеспечивает относительно равный доступ к решению проблем вне правового поля всем категориям населения. С этим по всей вероятности связаны выживаемость коррупции и расширение ее масштабов.
Самыми "дорогими" регионами с точки зрения стоимости коррупционных услуг являются Акмолинская область (средняя взятка – 1607 долларов), Алматы (1058 долларов), ЮКО (1055 долларов), Жамбылская область (1035 долларов) и Кызылординская область (837 долларов).

Даже по самым грубым подсчетам оценка общего оборота коррупционного рынка за последний год составляет 403 млн. тенге. Безусловно, что это многократно заниженная цифра, учитывая размер выборки и упрощенную схему расчета. Но даже такая мизерная цифра говорит о размере занижения ВВП Казахстана вследствие неучета коррупции. Выявленная цифра канула в одну из "черных дыр" казахстанской экономики.
На заседании Совета безопасности, которое состоялось 1 июня 2006 года, президент призвал мобилизовать усилия на борьбу с коррупцией. По прошествии без малого двух лет ситуация с коррупцией выглядит достаточно неоднозначно в глазах населения: немногим более трети считают, что коррупция остается на прежнем уровне; примерно столько же не определились в своих оценках; каждый пятый в большей или меньшей степени признает, что коррупция снизилась; каждый 10-й – что, наоборот, повысилась.
В девяти из 16-ти регионов среди опрошенных жителей активнее, чем в среднем по массиву, поддерживается мнение о том, что коррупция сохраняется на уровне 2006 года.
Полученные данные не дают удовлетворительной социологической перспективы относительно возможности широкой мобилизации населения на борьбу с коррупцией. Как показывает опрос, 64,5% респондентов занимают неопределенную либо отрицательную позицию по вопросу о своем участии.
Единственная группа, в составе которой показатель готовности к борьбе против коррупции преодолел 50%-ный "порог", – это госслужащие. Наибольшую пассивность проявляют пенсионеры. Лишь в двух регионах – Астане и Южно-Казахстанской области – среди опрошенных жителей преобладает настрой на борьбу против коррупции.

“Мы должны создать положение, где, с одной стороны, – высокая зарплата, высокий статус, социальная защищенность, высокая пенсия. С другой – тюрьма или запрет на профессию”

“В большинстве стран Западной Европы предприниматели упорно трудились и на свои деньги приобрели заводы и фабрики. У нас же произошла приватизация государства – переход “в частную собственность” прав распоряжения властью, государственными ресурсами”

"MK- в Казахстане"
Рейтинг: 
Средняя: 0 (0 votes)

Комментарии

Я так и знал. Самые мерзкие менты...

Нихера. Самые жуткие это суды...

таможня тоже дает добро...хе-хе...

Сама Бахытжамал Бектурганова будучи преподавателем социологии в бывш.нархозе в 90-х годах "разводилась" на зачётах и экзаменах за блок сигарет "Мальборо". А теперь пытается умничать насчёт коррупционеров. Смешно

Таможня БЕРЁТ добро и все что дают