Казахстанские СМИ в центре очередного скандала

2 апреля казахстанская полиция провела обыски в редакциях журнала Forbes Kazakhstan и сайта Ratel.kz, а также временно задержала главного редактора Ratel.kz Марата Асипова, его заместителя Сапу Мекебаева и обозревателя Анну Калашникову. После допросов журналисты были отпущены под подписку о неразглашении.

Напомним, что эта история имеет любопытный бэкграунд, поскольку еще в декабре 2016 году бывший министр государственных доходов Казахстана Зейнулла Какимжанов подал в суд на Forbes Kazakhstan и Ratel.kz из-за публикаций о его коммерческой деятельности, в которых он усмотрел недостоверную и ложную информацию. Истец требовал признать ряд публикаций изданий не соответствующими действительности и взыскать с ответчиков компенсацию морального ущерба. В 2017 году первый раунд судебного противостояния закончился безусловной победой Какимжанова.

Согласно решению суда, издание Forbes.kz должно было выплатить Какимжановым (Зейнулле и его сыну) 16,5 млн. тенге, издатель интернет-портала Ratel.kz, главный редактор издания Марат Асипов, журналисты Геннадий Бендицкий и Сапа Мекебаев – 26.9 млн. тенге.

Журналисты сочли решение суда прецедентным по линии отношений «агашка-медиа». Тем более, что в ходе судебного процесса была продемонстрирована максимальная степень жесткости по отношению к информационной «подсветке» процесса. Например, судья запретил ответчикам освещать процесс, включая обращения в СМИ и комментирование в социальных сетях. Все было сделано для того, чтобы местные СМИ из корпоративной солидарности не могли повлиять на общественное мнение. Казахстан-2018. Виртуальный Ренессанс гражданского общества.

Впрочем, есть вопросы к новому обвинению в адрес ответчиков по иску 2016 года. Например, издатель Forbes Kazakhstan Арманжан Байтасовутверждает, что все исковые требования З.Какимжанова были своевременно исполнены (Forbesприводит конкретные документы, в которых отражено погашение исковой суммы) и новый этап репрессий против популярных изданий, по его мнению, означает желание «некоторых лиц» ограничить свободу слова в стране.

Действительно, сложившаяся ситуация принципиально не нова. Ни для России, ни для Казахстана. Вероятнее всего, в противостоянии Какимжанова и журналистов нет абсолютно правых и виноватых. СМИ часто используются в наших странах в качестве инструмента сведения политических и бизнес счетов. «Джинсу» никто не отменял.

Но точно также есть и вероятность того, что неугодный влиятельному лицу разворот медиа поля с критикой в его адрес может повлечь за собой такую обратку, что мало не покажется. Решать такие вопросы цивилизованным путем, к сожалению, еще не научились. Как отметила Ардак Букеева, в нынешней ситуации любое журналистское расследование потенциально может закончиться судом. И это не преувеличение, если отталкиваться от новых редакций Закона о СМИ. Хайп в Казнете: торжество гражданской солидарности или власть толпы?

Получается, что в 90-е годы проблемы с журналистами решались по понятиям, а сейчас через формальные судебные процедуры. Если бы также эволюционировала и содержательная сторона вопроса, то за казахстанских коллег можно было бы только порадоваться. Но явно не в этом случае.

Кстати, как показывает российский опыт, даже участие в резонансных делах общественных журналистских организаций вовсе не гарантирует беспристрастности решений. А если отталкиваться от казахстанских реалий, то сразу вспоминается еще одно громкое дело Асета и Сейтказы Матаевых, в котором не меньше «белых пятен» и подковерных сюжетов, но в итоге - вся закулисная борьба в публичном поле завершилась вполне закономерным итогом – поражением журналистов.

В социальных сетях можно найти посты, выдержанные в духе – наконец-то хоть кто-то смог остановить поток «черного пиара». Но в столь линейные оценки ситуации, откровенно говоря, не очень верится.

Верится в другое, что информационное пространство России и Казахстана, представляет собой довольно очевидный срез проблем, существующих в нашем обществе. Какое общество – такие и СМИ, каков Зейнулла Какимжанов (да любой бизнесмен или чиновник) – таково и отношение между элитой и журналистским сообществом. Назвать эти отношения цивилизованными может только неисправимый оптимист.

© ИАЦ МГУ

Рейтинг: 
Средняя: 4.5 (2 votes)