Негина ИСМАИЛОВА. Политическая шизофрения бывшего акима Алматы

В ходе допроса подсудимых по делу Виктора и Лейлы Храпуновых были раскрыты некоторые из эпизодов вменяемых экс-акиму Алматы, его супруге, а также еще девяти персонам, служивших в городской администрации или работавших в подчиненных супружеской чете бизнес-структурах. Помимо этого, между строк, можно представить себе характер рабочих отношений Виктора Храпунова с подчиненными. Эдакое поведение феодала на территории, отданной ему в кормление, если судить историческими аллегориями.

Начнем с показаний обвиняемого по пунктам «а» и «б» части 3 статьи 176 УК РК (в редакции 1997 года) «Присвоение или растрата вверенного чужого имущества», а также в соучастии в преступлении Габидена Кайымсултанова. В ходе допроса он заявил, что работал директором Коммунального государственного предприятия «Аппарат акима Алматы» с 1999 по 2008 год.

Подсудимый проходит по одному эпизоду - отчуждение помещения в терминале аэропорта Алматы.

«30 декабря 2003 года аким Алматы Храпунов издает постановление о передаче в счет погашения задолженности помещения под объект обслуживания зданий международного пассажирского терминала в аэропорту Алматы. Этим же постановлением он обязывает КГП передать алматинской монтажной фирме объекты обслуживания здания международного пассажирского терминала в аэропорту площадью 2 481 квадратный метр. С этим постановлением мы были ознакомлены. Оно было согласован 30 декабря, в этот день пригласили компанию, вручили им соглашение, и нами было оно подписано. Подписанием соглашения мои действия закончились», – рассказал на суде Габиден Кайымсултанов.

По его словам, малейшие возражения против подписания соглашения были подавлены Храпуновым.

«На мои возражения: «Может, не надо», его прямой ответ был: «Не твое дело, подписывай». Все. В январе шли деньги, я это знал. В то время я не знал, что его действия незаконные, я узнал об этом, когда возбудили уголовное дело в 2011 году. Я не мог давать оценку своему начальнику. Согласно уставу нашего предприятия капитального строительства акимата, прямым учредителем был аким Алматы. И строительством пассажирского терминала он лично руководил. Я подчинялся только ему», – объяснил Кайымсултанов свое дальнейшее бездействие, несмотря на откровенно коррупционный характер соглашения.

Далее по ходу заседания 64-летний Габиден Кайымсултанов рассказал о функциях коммунального госпредприятия, которым он руководил. КГП было организовано постановлением акима Алматы в 1999 году для активизации жилищного строительства, ввода в эксплуатацию незавершенных объектов, осуществления единой градостроительной политики, квалифицированного технического надзора, подготовки ПСД, реконструкции, ремонта объектов, а также для выполнения функций единого заказчика по поручению акимата Алматы.

Примечательны также показания бывшего заместителя акима Алматы во времена Храпунова. Яков Заяц, также проходящий по данному делу подсудимым, рассказал на допросе, как под давлением Храпунова подписывал документы о продаже «Дубовой рощи» и других земельных участков.

«Первый эпизод – «Дубовая роща». Когда аким принимал такое решение, он меня вызвал и сказал: «Нужно провести приватизацию». Он заставил меня и членов комиссии, там уже были подписи членов комиссии, подписать заключение земельной комиссии по изменению целевого назначения земельного участка. Я поддерживаю обвинения по эпизоду «Дубовой рощи». Под его нажимом подписал, он угрожать начал, у меня как раз это было перед операцией. Он мне говорил: «Я тебя уберу,  я тебя уничтожу». Какие могут быть последствия? Что самое интересное, подписал я или не подписал, никакого значения это не имело. Многие документы я не подписывал, но все равно он оформлял. И земельные участки, и недвижимость, потому что он по закону единственный руководитель, который имеет право изменить назначение, продать и так далее», – излил на суде душу бывший заместитель акима.

По аналогичной схеме была отправлена на приватизацию природоохранная зона «Горячих источников». Заключение земельной комиссии о разрешении завладеть этим лакомым куском алматинской природы также было подписано под давлением лично Виктора Храпунова.

Он был хозяин, он и решал. Эта извращенная логика некоторых политических госслужащих уже не одного из них привела на скамью подсудимых. Храпуновы присутствуют на суде заочно – они еще из того поколения «крепких хозяйственников» или «продвинутых менеджеров», которые при первой же сигнале тревоги переобувались на лету и превращались в демократов, преследуемых за свои политические взгляды путем фабрикации уголовных дел. 

Как видим, показания бывших подчиненных не вяжутся с нынешней демократической оболочкой вчерашнего местного тиранчика. За несколько часов в самолете до Цюриха прозрел Виктор Вячеславович и уверовал в идеалы демократии? Но как тогда быть с собственными утверждениями Храпунова, что еще в лоне кровавого режима он упорно служил демократическим идеалам, получается, при этом он еще и заставлял подчиненных идти против законодательства, торгуя природным достоянием города и всех горожан, а не только самых богатых?

Эта политическая шизофрения объяснима легко – Виктор Вячеславович руководил городом как раз тогда, когда уехать из Казахстана в последний момент и оттуда уже объявить себя демократом, начав обличать режим, было писком сезона политической моды. Акежан Кажегельдин же смог, а ведь против него сам Храпунов в Казахстане давал показания на таком же заочном суде.

Думал ли Виктор Вячеславович, что это когда-то аукнется?

Рейтинг: 
Средняя: 3 (2 votes)