Ближайшее... Грядущее...

Прогнозами на предстоящий политический сезон делится известный казахстанский политолог, главный редактор биографической энциклопедии"Кто есть кто в Казахстане" Данияр Ашимбаев.

- Данияр Рахманович, следует ли ожидать, что в предстоящий политический сезон 2018-2019 гг. начнется подготовка к новому электоральному циклу, связанному с президентскими выборами 2020 года? Произойдет ли в связи с этим оживление в политическом и партийном поле? Станет ли в этот период более очевидной фигура преемника? Еще один момент – состоятся ли в ближайшее время досрочные парламентские выборы с тем, чтобы подойти к президентской избирательной кампании с обновленным и "посвежевшим" Мажилисом?

- Напомню, что досрочные выборы у нас проводятся не из политических, а из финансовых и бюджетных соображений с одной стороны, с другой – чтобы лишний раз подтвердить легитимность действующего главы государства.

У меня есть большие сомнения в том, что следующий электоральный цикл будет использован для реализации проекта "Преемник". Нурсултан Абишевич не показывает никоим образом того, что он собирается уходить.

Исходя из этого, не думаю, что вопрос о транзите стоит в среднесрочной перспективе. Скорее всего, президент не определился и с преемником, и с самой возможностью своего досрочного ухода. Скорее всего, Нурсултан Абишевич останется на посту главы государства до конца.

- То есть ждать 2020 года как некоего часа Х, когда будет решен вопрос передачи власти, не стоит?

- Отмечу, что процесс смены власти в Казахстане не требует синхронизации с электоральными циклами. Согласно конституции, в случае досрочного ухода действующего главы государства со своей должности президентом на оставшийся срок автоматически, с небольшими ограничениями, становится спикер Сената. Полагаю, что в связи с этим привязки к выборам транзит власти иметь не будет. Хотя президент и держит на многих ключевых позициях людей, которые устраивают его, но вряд ли подходят на пост главы государства.

Думаю, что сценарии транзита определены уже сегодня, но в настоящий момент они заморожены и при необходимости будут реализованы в самый последний момент с тем, чтобы исключить какие-то варианты подковерных интриг или противодействие намеченному сценарию.

Таким образом, можно прогнозировать, что на предстоящих президентских выборах победит Нурсултан Абишевич Назарбаев, а на парламентских – партия "Нур Отан". И других каких-то вариантов в настоящий момент ожидать не следует.

Коротко говоря, транзит к электоральному циклу привязан не будет.

- Получается, что реформа Совета безопасности и наделение Елбасы правом пожизненно им руководить – это своего рода "обманка"? И полномочия "коллективного преемника" посредством этого института реализованы не будут?

- Думаю, что в законе сделан акцент на аппаратной, а не политической составляющей. Конечной целью было вывести Совбез из структуры Администрации президента, а не создать орган "коллективного преемничества".

Напомню, что у нас вот уже в течение восемнадцати лет действует закон "О Первом Президенте – Лидере нации", который предоставляет действующему президенту и гарантии неприкосновенности, и широкие права. Однако этот закон существует на бумаге уже восемнадцать лет, а Нурсултан Абишевич как никуда не собирался уходить, так и не собирается.

- Существуют ли предпосылки для проведения досрочных парламентских выборов, скажем, зимой 2018 – весной 2019 года?

- Даже если они состоятся, никакого изменения в политический расклад они не привнесут. Парламентские выборы в казахстанских реалиях нужны только для подтверждения легитимности политического строя.

Жанар ТУЛИНДИНОВА, ia-centr.ru, 28 августа

***

Д.Ашимбаев: Сомневаюсь, что следующий электоральный цикл будет использован для реализации проекта "Преемник" 

Цель реформы Совбеза аппаратная, а не политическая

- Отставки в силовом блоке, по сути, уже стартовали с перехода помощника президента - секретаря Совета безопасности РК Нурлана Ермекбаева в Министерство обороны. С чем, на ваш взгляд, связано это перемещение, и кто, по вашим прогнозам, является наиболее вероятным претендентом на эту должность. Кто-то из политических тяжеловесов? Дарига Назарбаева или Самат Абиш? Насколько значимой является сегодня эта позиция или она переоценена из-за развернувшегося дискурса о роли Совбеза в процессе транзита власти?

- Уход Ермекбаева из Совета безопасности был достаточно неожиданным. Ранее в должности министра по делам религии и гражданского общества Ермекбаев провел важную работу в сфере религии, однако эффективность взаимодействия ведомства с гражданским обществом вызывала нарекания, поскольку, откровенно говоря, это не совсем то, в чем специализируется Ермекбаев.

Полагаю, что после принятия конституционного закона "О Совете безопасности РК" возникли определенные противоречия. Напомню, что для реализации закона необходимо принять указ президента о выделении Совета безопасности из Администрации президента и о его структуре и определиться с реальными полномочиями этого органа. Скорее всего, президент счел, что Ермекбаев в нынешних условиях для поста секретаря Совбеза не подходит и перевел его в Министерство обороны.

Работа этого ведомства давно вызывает нарекания – достаточно вспомнить, что из всех казахстанских силовых органов именно в системе Министерства обороны больше всего осужденных за коррупционные преступления. И хотя прежний министр Сакен Жасузаков является профессиональным военным и долгое время находится, что называется, в обойме, тем не менее, Минобороны большим авторитетом сегодня не пользуется.

Поэтому назначение Ермекбаева преследовало две цели. С одной стороны – усилить работу оборонного ведомства. С другой – в аппаратной иерархии это, безусловно, понижение для Ермекбаева. Президент, по-видимому, решил, что на посту секретаря СБ Нурлан Байузакович его не устраивает.

В то же время надо понимать, что разговоры о Совете безопасности из-за принятия закона приобрели несколько гипертрофированный характер, провоцируя ожидания гипотетического транзита власти. Хотя, на мой взгляд, реформа преследует, прежде всего, цель преобразования этого органа в отдельный институт президентской власти, посредством выведения его из структуры Администрации президента.

Однако в законе можно прописать все, что угодно, а есть политическая традиция, согласно которой норм и положений, прописанных в законе или указе, недостаточно, поскольку каждый руководитель формирует вес структуры и ее фронт работы во многом "под себя", исходя из своего аппаратного и политического веса.

Вспомним, что одни секретари Совета безопасности, такие как Тажин или Ермекбаев, совмещали эту должность с позицией помощников президента, фактически занимая в иерархии место, равное по весу заместителю руководителя Администрации президента. В то время как Булат Утемуратов, Берик Имашеви Омархан Оксикбаев были "просто" секретарями Совбеза, то есть их позиция была немного ниже по статусу.

Очевидно, что какие бы полномочия не были прописаны в законе "О Совете безопасности РК" фактический вес этой структуры будет определяться личностью ее руководителя.

Президенту нужна пауза, чтобы решить, зачем нужен Совбез

Сейчас, насколько я понимаю, возникла определенная пауза в назначении руководителя этого органа. Полагаю, это связано с тем, что для того, чтобы назначить потенциального кандидата – допустим, если таковым станет председатель Комитета национальной безопасности Карим Масимов, его преемника в КНБ должен утвердить парламент, который сейчас находится на каникулах. Возможно, затянувшаяся пауза связана с этим обстоятельством, и когда парламентарии вернутся к работе, можно будет провести более широкую ротацию.

Хотя возникает вопрос, зачем тогда было нужно торопиться с отставкой Жасузакова. Это напоминает прошлогодние отставки четырех сенаторов, в числе которых был Нуртай Абыкаев, хотя до истечения их полномочий оставалось всего два месяца. Возможно, были какие-то внутренние причины, какие-то не озвучиваемые соображения, по которым нужно было срочно кого-то смещать с занимаемой позиции.

Я бы объяснил возникшую в назначении секретаря Совбеза паузу еще и тем, что после того, как дискуссия вокруг этого органа приобрела чересчур бурный характер, президент решил взять тайм-аут, чтобы подумать, зачем эта структура в обновленном виде вообще нужна и кто мог бы ею руководить.

Повторюсь, что во многом управление со стороны Совета безопасности связано с соотношением аппаратного и политического веса ее секретаря и руководителей силовых органов. Если вес силовиков – каждого руководителя в отдельности – выше веса секретаря, то особым авторитетом он пользоваться не будет.

Грубо говоря, Масимову как председателю КНБ, или Калмуханбету Касымову как министру внутренних дел, или Кайрату Кожамжарову как генеральному прокурору, для общения с президентом посредник в лице секретаря Совбеза в принципе не очень-то нужен – у них есть прямой доступ к главе государства.

В этих условиях Совет безопасности может только координировать отдельные направления работы, а не пытаться "командовать" силовиками, как надстроечный орган.

Жанар ТУЛИНДИНОВА, ia-centr.ru, 27 августа

Рейтинг: 
Средняя: 5 (3 votes)