Анатолий НИКОЛАЙЧУК. Казахская дорожка к звёздам

Казахстан – это по любым меркам начинающая космическая держава, а потому все дороги перед ней закрыты. Как результат, пробираться в космический клуб приходится бочком и с ясным пониманием того, что на фейс-контроле тебя с удовольствием бы остановили. Для создания собственной космической отрасли формула «заплатил – получил» работает с очень большими ограничениями. Зато чрезвычайно высокую значимость приобретают факторы геополитики, стратегического планирования и человеческого капитала. Как бы то ни было, но у республики уже есть свои космические спутники и разнообразная инфраструктура к ним, на которую можно опираться для дальнейшего роста.

Космическая отрасль Республики Казахстан на сегодня обеспечивает работой порядка 1500 человек (без уборщиц, водителей, секретарей и охранников). В горнодобывающей отрасли действует такое правило: если мало денег, то нужно идти в золото. Дело в том, что разработка железного, оловянного, цинкового или какого-либо другого металлического месторождения требует в десятки (а то и сотни раз) больше инвестиций, чем добыча желтого драгметалла. Аналогичная формула для космонавтики: мало денег – начинай со связи. Этим маршрутом и пошла Астана, запустив серию спутников связи «KazSat».

Спутник-первенец связи получился из категории «первый блин комом», однако потом все пошло в рабочем режиме и теперь на геостационарной орбите Казахстан имеет группировку спутников, обеспечивающую все страну устойчивыми и качественными каналами коммуникации. Если вы пользуетесь сотовой связью, то уже финансируете космонавтику, потому что для мобильной связи применяются космические аппараты (КА). Аналогичная ситуация со спутниковыми телевизионными антеннами, ибо «тарелкам» нужен спутник, от которого они получают видеосигнал. Благодаря наличию собственных спутников связи РК ежегодно оставляет у себя многие миллиарды тенге, которые до «KazSat» уходили зарубежным операторам и, соответственно, финансировали заграничную космонавтику.

Нурсултан Назарбаев никогда публично не озвучивал свое видение государственной стратегии в космической сфере, однако ретроспективный взгляд показывает, что она была с самого начала. На момент развала Советского Союза существовала реальная угроза потери космодрома Байконур. Уникальный объект получился настолько дорогой и масштабный (одних пусковых площадок 11 штук), что само его содержание для молодого и небогатого Казахстана получалось неподъемным. В итоге государственное руководство сдало комплекс в аренду России, чем с одной стороны спасло Байконур от разрушения, а с другой сохранило для Казахстана базу, с помощью которой можно развивать свою собственную космическую отрасль. У той же Аргентины, которая тоже пытается нащупать самостоятельную дорогу в освоении космоса, ничего подобного Байконуру и близко нет, а значит и стартовые условия для национальной космонавтики куда сложнее.

С 2015 года действует космическая система дистанционного зондирования Земли Республики Казахстан (КС ДЗЗ РК) в составе двух космических аппаратов «KazEOSat-1» и «KazEOSat-2» (среднего и высокого пространственного разрешения), а также наземного сегмента ДЗЗ. Трудно вкратце описать весь спектр задач, которые способны выполнять спутники дистанционного зондирования Земли (ДЗЗ). Например, они помогают мониторить паводковую ситуацию на реках или лесные пожары, состояние зерновых на полях или сосредоточение войск вероятного противника на сопредельной территории.

Пожалуй, тема безопасности (в самом широком смысле этого слова) главная для космических аппаратов ДЗЗ. Раньше Астана покупала необходимые ей снимки у России и других обладающих подобными спутниками государств. Но порой смотреть нужно не только собственную территорию, но и «заглядывать» к соседям. А вот посмотреть на ледники Кыргызстана, водохранилище в Узбекистане или на ситуацию с саранчой в Туркменистане может не получиться только потому, что зарубежный владелец КА ДЗЗ  отказал в допуске под каким-нибудь предлогом. Чтобы таких вещей не возникало – Казахстан имеет собственную систему ДЗЗ, способную оперативно поставлять информацию оборонного, экономического, экологического и другого значения.  

Когда в Казахстан солидными суммами пришли нефтедоллары, то двигать национальную космическую отрасль стало гораздо легче. К сожалению, Фортуна ничего не дает навсегда, и когда котировки «черного золота» резко пошли вниз, казахстанской космонавтике пришлось аккумулировать собственные креатив, логистику и другие важные ресурсы для выработки и принятия оптимальных решений. Не следует забывать, что в отличие от автомобилестроения, например, космонавтика еще не перешла на фазу конвейера. Здесь нечто среднее между ремесленным трудом и мануфактурой. Поэтому спутники связи или ДЗЗ у разных производителей отличаются, а их блоки и компоненты не взаимозаменяемые. С другой стороны, благодаря этому несколько легче идет столь любимая в Акорде многовекторность: спутники связи российские, космические аппараты дистанционного зондирования Земли – евросоюзовские, даже запуск спутника в космос Казахстан порой осуществляет с территории США. Диверсификация во всей своей красе.

Космонавтика чрезвычайно сильно уязвима со стороны политических конфликтов и решений. Например, сегодня есть компания, которая готова запускать с одного из стартовых комплексов Байконура спутники с помощью украинской ракеты-носителя «Зенит». Сам комплекс в период СССР под «Зенит» и был построен, благодаря чему никаких дополнительных перепланировок и изменений не требуется. Однако у Москвы и Киева настолько плохие отношения, что это имеет свое продолжение и на территории Казахстана. В общем, российская сторона противится реализации проекта с использованием ракет «Зенит» сугубо по политическим соображениям, тогда как технические и финансовые условия для подобных запусков уже есть. В космосе ничего нельзя сделать раз и навсегда, поэтому от Казахстана с подобными вызовами снова требуются гибкость, прагматизм, способность находить компромиссы в очень сложных ситуациях.

Главное богатство любой страны и любой организации – это люди. Подготовка кадров для космической отрасли усложняется еще и тем, что здесь одних исходных талантов и наклонностей мало – чрезвычайно важна школа (как научная, так и производственная). Упоминавшийся выше фактор мелкосерийности космического производства делает подготовку необходимых квалифицированных кадров еще более сложной задачей. Редкие специалисты – это визитная карточка космонавтики. Можно быть простым (вернее, совсем непростым) сварщиком без высшего образования, но являться критически важным специалистом для определенных проектов и получать зарплату 600 тысяч тенге в месяц. Сегодня казахстанские специалисты в области космонавтики своими зарубежными коллегами из развитых космических держав оцениваются как равные партнеры, а это очень высокая степень признания подготовленных усилиями РК кадров.

Мировая космическая отрасль за непродолжительное время способна кардинально меняться. Если мы посмотрим на картину космических пусков 2010 года, то сразу бросается в глаза бесспорный лидер в лице «Роскосмоса». В 2018 году ситуация была уже совершенно иная, где россиян обошли США, Китай и Евросоюз. Запросто может получиться так, что ведущей державой в космической гонке завтрашнего дня станет Индия. Поэтому мы лишний раз отмечаем важность стратегически выверенного и умело проводимого государственного курса. А здесь один президент явно не справится. Нужны Администрация Президента, крепкий Кабинет министров, Совбез с его новыми полномочиями и вообще такой государственный организм, который способен выполнять сложные задачи, а космос – это очень сложно и важно. В каких-то аспектах – критически важно.             

Рейтинг: 
Средняя: 3.3 (3 votes)