ЗДЕСЬ

информация о политической жизни здесь, в Казахстане и на всем постсоветском пространстве, ведь здесь - это не там.

Бауржан АДИЛОВ, Астана. Ход конем

23 января в стране начался новый политический сезон. Это можно заявлять хотя бы потому, что кадровые перестановки в эшелонах власти на таком уровне происходят в Казахстане один раз в несколько лет. И обычно знаменуют собой начало корректировки курса дальнейшего развития. О созыве Бюро политсовета партии «Нур Отан» не знал никто до обеда 23-го числа. И, несмотря на то что в Астане уже привыкли к неожиданным и обескураживающим кадровым маневрам главы государства, таких стремительных изменений не ожидал никто. В конце прошлого года из Акорды просачивались слухи о скорых кадровых перестановках, и имя Кайрата Келимбетова, возглавлявшего на тот момент фонд «Казына», связывалось, в первую очередь, с возможной сменой правительства и назначением последнего на пост премьер-министра. Впоследствии народная молва «наградила» Келимбетова должностью первого заместителя председателя партии «Нур Отан». Однако президент доверил ему должность руководителя своей администрации, что в нашей стране фактически означает статус второго человека в государстве.

Адильбек ДЖАКСЫБЕКОВ: Я верю в нашу сборную!

О футболе Адильбек Джаксыбеков готов говорить часами. Политические же темы он комментирует гораздо сдержаннее. "Наша работа – обеспечивать публичность главы нашего государства. Лично мою публичность должность руководителя администрации президента не предполагает", – так Адильбек Рыскельдинович объяснил свою позицию. Один из самых закрытых политиков страны не стал откладывать в долгий ящик просьбу об интервью. Причем без предварительных вопросов в письменной форме, что для наших политиков – редкость.

Д.АШИМБАЕВ: В поисках пятого угла. Реформа правительства Казахстана


Смогут ли правительственные новации обеспечить управляемость государства – вот в чем вопрос! Наш исторический опыт подсказывает, что устойчивость и эффективность системы от усилий правительства зависит мало. Намного большее значение имеют фигура и кондиции первого руководителя, не говоря уж о традициях и менталитете. По крайней мере, большинство этих факторов пока сглаживает все последствия административных реформ.

Новая реальность Астаны - застывшие краны...

Примечательно, что частный бизнес упорно не желает финансировать строительство Астаны. Похоже, что наш народ не имеет никакого желания заселять свою новую столицу. В девятнадцати жилых комплексах не приобретено ни одной квартиры, а в девяти жилых комплексах даже не залит фундамент. В приватной беседе представители некоторых строительных компаний признают, что есть комплексы, которые не будут построены никогда. По традиции, начало которой положил еще Александр Македонский, каждый мало-мальски честолюбивый политик основывает свою «Александрию». Да еще стремится сделать это так, чтобы перещеголять своих предшественников. Что интересовало Главу государства Нурсултана Назарбаева при последнем осмотре новых объектов Астаны? Комплекс «Хай Вилл Астана» -  микрорайон из более чем 2,3 тысячи элитных квартир класса «Хай Тек». Новый торгово-развлекательный центр «Мега Центр Астана». В четырехэтажном здании общей площадью 35 тысяч квадратных метров разместились гипермаркет, детский парк «Бэбилон», кинотеатры, 10 кафе и ресторанов, 12-метровый скалодром, 70 торговых бутиков. Скоро будут сданы в эксплуатацию «Хан шатыры», закончен Водно-зеленый бульвар и другие суперпрестижные объекты, призванные поражать воображение иностранных гостей. Президент озабочен тем, чтобы Астана продолжала восхищать всех необычайными, хотя и абсолютно бессмысленными проектами, заказанными за большие деньги престижным мировым архитекторам. Но, похоже, ему абсолютно наплевать, как будут жить здесь простые казахстанцы, у которых нет возможности покупать квартиру по десять тысяч долларов за квадратный метр. А им сегодня нелегко. Сфера бытового обслуживания фактически отсутствует, нет даже парикмахерских. Магазинов мало, на всю столицу два кинотеатра. Цены столичные, а зарплату задерживают по три месяца.

Вспоминая год минувший…

По своему значению в новейшей истории Казахстана  -политическому ли, экономическому ли, общественному - уходящий 2007-й год сравним, наверное, только с такими годами, как 1999-й, 1995-й, 1993-й или даже 1991-й. К сожалению, отличается он от благополучных в остальном двухтысячных тем, что именно в этом году были потрясены основы политической, экономической и общественной жизни. Потрясения были настолько велики, что до сих пор, прощаясь с этим годом, нельзя сказать, пережили ли мы их до конца (и стали, соответственно, сильнее) или нет (и, значит, худшее, может быть, ждет нас еще впереди). Поэтому мы еще раз хотели бы вспомнить наименее приятные события 2007-го года, в надежде, что таким образом поспособствуем тому, что они останутся в прошлом.

Что ждать элите в год Крысы? Часть I I

Как видно из гороскопа, в этом году большинство знаков столкнется с проблемами. Хотя для того чтобы разглядеть такую «среднесрочную перспективу» и прогнозировать ничего не надо. Достаточно выйти на улицы городов и сел, а еще лучше походить по рынкам и магазинам. Вместе с тем мы представили гороскопы персон, оказывающих определенное влияние на отечественные внутриполитические и экономические процессы. Исходя из прочитанного, можно предположить, что они со своими частными проблемами будут вполне способны подкинуть головных болей всему обществу.

Что ждать элите в год Крысы?

На Востоке крыса воспринимается совсем иначе, чем на Западе, где с ее образом связываются лишь негативные тенденции. В Индии крыса изображается как ездовое животное слоноголового бога Ганеши, бога учености, в Японии – как спутница бога счастья. Здесь, как и в Китае, отсутствие крыс в доме и во дворе считалось тревожным знаком (это аналогично выражению, согласно которому крысы покидают тонущий корабль). Еще можно вспомнить русскую пословицу про церковных мышей, потому что наступающий год по китайскому гороскопу называется годом Желтой земляной Крысы (почти дословная цитата из мультика «Маугли»), а по вьетнамскому предстоящие 12 месяцев будут проходить под знаком Мыши.

Аттестат зрелости

Если перейти в области менее материальные - культурные и духовные - то тут у нас главные провалы, возможно, благодаря которым у нас и нет особенного прогресса в вышеупомянутых направлениях. Писатели, поэты, философы Казахстана - «властители дум», «совесть нации», «моральные и идеалистические ориентиры» - в последние годы они отказались от роли ведущих, а выступили в роли ведомых, поддавшись примеру бюрократии, больше заботились о собственном комфорте, чем о том, как слепить глину наций, этносов и народностей в один кувшин, не важно как его называя при этом - казахами ли, казахстанцами ли, главное, чтобы собрать воедино граждан этой страны для того, чтобы она существовала не только как административная единица, но и в умах и сердцах ее детей. Этого они не только не сделали, но, кажется, решили пойти на поводу у изоляционистов, видящих только в этом путь для «сохранения казахов». Люди, которые с высоты своего духовного роста могли бы указать, что, слава богу, никогда казахи не могли кичиться «чистотой крови», так как принимали в свой круг всех, без особенных придирок к внешним характеристикам, сегодня молча идут за теми, кто вздумал призывать к изоляции и «очищению»... Вот где наш главный «неуд» - в аттестате зрелости.

Алия РАХАТОВА. Унылая пора…

Когда, наконец, в ноябре начались слушания по делу «Рахатгейт», народ казахстанский встрепенулся, забрезжили лучики света в темном царстве. Вспомнились годы перестройки и гласности, когда каждый вечер советские труженики бежали к телевизорам, чтобы услышать об очередных разоблачениях «великого и ужасного» Гдляна. Была объявлена война коррумпированным чиновникам и руководителям всяких уровней. Казалось, жизнь начала налаживаться, а справедливость восторжествовала. Но…как всегда у нас бывает, между желаемым и действительным осталась непреодолимая пропасть. Которая со временем трансформировалась в бездну.

Султан АКИМБЕКОВ. Мифы в нашей жизни

Любое вновь образованное государство сталкивается с необходимостью формирования собственной идеологии, а история – важная часть любой идеологической конструкции. Особенность Казахстана, в отличие, например, от Узбекистана, в том, что здесь помимо государственного заказа на идеологию существует еще и общественный, а в связи с очевидной слабостью классической исторической науки неудовлетворенный спрос активно заполняется самодеятельными авторами. Если же сравнить нашу ситуацию с положением дел в соседней России, то там также хватает мифотворцев вроде Фоменко, Носовского и Мурата Аджи. Однако наряду с ними существует и очень развитая классическая история. Они просто сосуществуют параллельно, не замечая друг друга, как живут же вместе в мире СМИ таблоиды и серьезные деловые издания. В Казахстане же наши аналоги Фоменко и Носовского и их вольные методы интерпретации истории доминируют практически абсолютно. И проблема по большому счету не в том, что кто-то написал, что Аттила или Чингисхан были казахами и что "слово найман происходит от немецкого нойман". Так, например, считает один из наиболее плодовитых авторов последнего времени К. Данияров. По его мнению, "нойман" в переводе с немецкого означает "новый человек", потому что найманы вторглись в Европу, будучи в авангарде у гуннов Аттилы. Хотя в науке давно известно, что слово "найман" в переводится с монгольского как число "восемь" и было связано с союзом восьми племен.

Страницы